Терпение Ким Кардашьян лопнуло. После нескольких месяцев тишины звезда, которая построила головокружительную карьеру на том, что всегда откровенно показывала свою частную жизнь, решила рассказать общественности свою версию событий.  

Болезненный развод: Ким Кардашьян нарушила молчание и рассказала о нападках Канье Уэста
2020
Фото
Getty Images

Переломным моментом стало то, что Уэст опубликовал в инстаграме (запрещенная в России экстремистская организация) пост с вопросом, как удалить с платформы TikTok их старшую дочь, 8-летнюю Норт Уэст, у которой есть совместный аккаунт с матерью? «Поскольку это мой первый развод, мне нужно знать, что делать с тем, что мою дочь зарегистрировали в TikTok против моей воли?» — написал он в соцсетях, разместив скриншот с изображением кривляющегося и веселого ребенка.  

Ким молчать не стала и сделала в сториз «официальное заявление». Она открыто говорит о том, как поведение бывшего мужа отразилось на ней и их семье. (У пары четверо общих детей: Норт, Сент, Чикаго и Псалом).

Стоит ли выносить сор из избы в соцсети? Должны ли оба родителя давать разрешение на публикацию детского контента? И как научиться договариваться обозленным друг на друга бывшим супругам?

Приводим текст обращения Ким, который звучит сегодня в обществе актуально и спорно.

«Постоянные нападки Канье на меня в интервью и в социальных сетях на самом деле гораздо более вредны, чем любой TikTok Норт. Как родитель, который является основным кормильцем и воспитателем наших детей, я делаю все возможное, чтобы защитить нашу дочь. Но также позволяю ей выражать свое творчество в той среде, в которой она желает — под присмотром взрослых. Потому что это приносит ей радость.

Развод — достаточно сложный процесс для наших детей. И одержимость Канье контролем и его попытки манипулировать этой ситуацией в столь негативном ключе и публично причиняют боль всем.

С самого начала я пыталась сохранить здоровые и уважительные отношения в совместном воспитании детей — это самое лучше для нашей семьи. И меня очень печалит то, что Канье продолжает постоянно мешать этому намерению.

Я хочу решать все вопросы, касающиеся наших детей, в частном порядке. И надеюсь, что он, наконец, сможет ответить уже третьему адвокату за последний год на вопросы о мирном урегулировании ситуации».