Не только бриллиантовый корсет, но и туфли: обувь с «историей» на свадьбе принцессы Беатрис

Продолжаем рассматривать под лупой подвенечный гардероб главной королевской невесты месяца

В пятницу королевский двор Великобритании подтвердил: да, принцесса Беатрис, несмотря на пандемию, все же вышла замуж за любовь своей жизни — бизнесмена Эдоардо Мапелли Моцци. Пара поженилась во время камерной церемонии в уютной часовне «во дворе» ее семейного дома.

Фото №1 - Не только бриллиантовый корсет, но и туфли: обувь с «историей» на свадьбе принцессы Беатрис

Кто бы мог подумать, но именно принцесса Беатрис, со всеми многочисленными королевскими протоколами и этикетом, станет образцовой невестой 2020, продемонстрировавшей максимальную осознанность в отношении свадебного гардероба. Каждый предмет ее подвенечного наряда оказался винтажным. Так, платье Беатрис авторства Нормана Хартнелла не просто одолжила ей сама королева Елизавета II, но и разрешила немного переделать историческую модель по своему вкусу. Например, добавив объемные рукава из органзы. У бабушки очаровательная невеста позаимствовала и ее свадебную тиару. 

Фото №2 - Не только бриллиантовый корсет, но и туфли: обувь с «историей» на свадьбе принцессы Беатрис

Как теперь оказалось, даже туфли принцессы хоть и не из Букингемского гардероба, но уже стали «винтажом» в шкафу самой принцессы. Для своего важного дня она выбрала пару ослепительных каблуков Valentino, сверкающих так сильно, будто они, как и платье невесты, расшиты бриллиантами. Что в них еще особенного? Именно в этих шпильках Беатрис блистала на свадьбе своего любимого кузена, принца Уильяма, с Кейт Миддлтон. 

Изящные туфли-лодочки цвета искрящегося шампанского, украшенные камнями, действительно идеально сочетались с мягким оттенком слоновой кости ее платья.

Фото №3 - Не только бриллиантовый корсет, но и туфли: обувь с «историей» на свадьбе принцессы Беатрис
Фото
Getty Images

Принцесса определенно сделала мощное экозаявление своим сентиментальным выбором. Это заставляет нас задаться вопросом: а не была ли ее прекрасная фата тоже у кого-то позаимствована?