Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Вуди Аллен: «Я могу сам вырезать пару неудачных шуток из своих фильмов, чтобы никого не обидеть»

10 октября в прокат выходит новая картина Вуди Аллена «Дождливый день в Нью-Йорке». Премьера романтической притчи об одном уикенде на Манхэттене, полном приключений и судьбоносных встреч юной пары студентов в исполнении Тимоти Шаламе и Эль Фаннинг, должна была состояться еще год назад. Но после целой череды «сложных обстоятельств»: волны движения #MeToo, повторных обвинений в адрес Аллена и огромного скандала с продюсерами фильма Amazon Studios — картину покажут только сейчас и пока только в Европе

О судьбе фильма в США по-прежнему ничего не известно. В интервью ELLE легендарный режиссер рассказал, почему он не унывает, продолжает бороться за правду и снимает кино, несмотря на всю грандиозную шумиху, развернувшуюся вокруг его непростой и неординарной личности. В интервью ELLE легендарный режиссер рассказал, почему он не унывает, продолжает бороться за правду и снимает кино, несмотря на всю грандиозную шумиху, развернувшуюся вокруг его непростой и неординарной личности.

Мы встречаемся с Вуди Алленом августовским утром в Hotel Bristol, где он всегда останавливается во время поездок в Париж. 83-летний режиссер бодрым голосом рассказывает о том, как любит сюда возвращаться: он буквально вчера прилетел в Париж из испанского Сан-Себастьяна, где проходят съемки его новой картины «Фестиваль Рифкина». В планах насыщенная программа: рандеву с европейской прессой, интервью с Опрой Уинфри и встречи с организаторами фестиваля американского кино в Довиле, который в этом году открывает «Дождливый день в Нью-Йорке». В Европе Аллена всегда ждут и критикуют куда меньше, чем в родных Штатах, что, впрочем, его абсолютно не смущает: «Буду снимать кино до тех пор, пока у меня будут силы. И где бы его ни показывали, я всему рад. Мои фильмы идут в Европе, Азии, на Ближнем Востоке, в Южной Америке. Может, вообще я больше нравлюсь иностранному зрителю, потому что мои фильмы лучше в переводе, чем в оригинале? Кто знает! Но в США у меня тоже есть своя аудитория, хоть и достаточно нишевая».

Вуди Аллен (фото 1)
ФОТОSteve Schapiro/Getty Images

Минувшие два года были не самыми простыми для одного из легендарных и продуктивных режиссеров мира («Дождливый день в Нью-Йорке» — это сорок девятая полнометражная работа Аллена. — Прим. ELLE). Сначала из-за неудачных высказываний Вуди об охоте на ведьм на тему скандала с Харви Вайнштейном компания Amazon Studios решила отложить прокат «Дождливого дня в Нью-Йорке» на неопределенный срок. А потом и вовсе разорвала контракт с режиссером, чтобы защитить себя от имиджевых потерь, когда американская пресса вспомнила об обвинениях Аллена 25-летней давности в сексуальных домогательствах к приемной дочери Дилан Фэрроу (вина режиссера с 1992 года ни разу не была доказана). Тут не обошлось без иронии судьбы, за которую мы все так любим фильмы Вуди Аллена. Автор статьи в еженедельнике The New Yorker, раскрывающий правду о Вайнштейне, за которой последовала волна общественного движения Me Too против сексуальных домогательств в американской киноиндустрии и в обществе в целом, — сын Вуди журналист Ронан Фэрроу.

Вуди Аллен:  «Я могу сам вырезать пару неудачных шуток из своих фильмов, чтобы никого не обидеть» (фото 3)

«Дождливый день в Нью-Йорке»

В итоге из четырех запланированных по контракту с Amazon Studios картин была снята только одна — «Дождливый день в Нью-Йорке». Ее премьера перенеслась на неопределенный срок, пока исполнители главных ролей в фильмеТимоти Шаламе и Селена Гомес не отдали свои гонорары за участие в проекте движению Time’s Up. Сам Аллен настоял на своем, подал в суд на Amazon за срыв договоренностей и теперь собирается отсудить у компании минимум 68 миллионов долларов. Все детали этой не самой приятной истории активно циркулировали в СМИ — только ленивый за последние несколько месяцев не рассказывал подробности о громком деле Аллена против Amazon. Сам он на вопрос о циркулирующих вирусных историях отвечает с полным пониманием: «Были времена, когда газеты делились на желтые и те, которые сопротивлялись соблазну стать ими. Но ситуация с продажами печатной прессы стала настолько критической, что большинству газет приходится делать выбор в пользу сенсационных историй, чтобы попросту выжить. И это ужасно. Раньше утром я первым делом отправлялся за газетами — их были дюжины. И театральному сценаристу, например, вообще не надо было переживать из-за того, что скажут критики. Мнений было столько, что если одному что-то не понравилось, то другого оно же могло привести в восторг. Было много мнений и здоровая атмосфера. А потом их стало все меньше и меньше, и мы пришли к тому, в чем сегодня живем. Вы знаете, я всегда с романтическим воодушевлением относился к журналистам. Когда мальчишкой выбирал профессию, хотел быть спортивным или криминальным репортером. Всегда считал журналистов настоящими героями, которые найдут и раскроют правду, невиновного выпустят из тюрьмы, что-то такое. Но этого больше нет. А с качественной журналистикой умирает и важная часть Нью-Йорка».

В итоге «Дождливый день в Нью-Йорке» стал своеобразным символом борьбы за правду в кино. Можно ли отложить на самую дальнюю полку фильм, если вина человека так и не доказана? Не цензура ли это? Аллен категорически не согласен.

«Цензура — это то, что происходит с кино на Ближнем Востоке и в азиатских странах, где есть запреты на то, чтобы показывать что-то на киноэкране.

И мы всегда будем бороться против нее. Но мне повезло, что я живу и работаю в Америке и Европе, здесь нет этого понятия. Вы можете снимать все, что вам захочется. Я, конечно, могу сам вырезать пару неудачных шуток из своих фильмов, попросту чтобы никого не обидеть. Я снимаю кино, чтобы развлечь зрителя. Это моя главная цель».

В ожидании решения суда против Amazon Аллен договорился с европейскими прокатчиками, что его кино можно и нужно показывать, несмотря ни на какие проблемы. И, к слову, здесь же нашел финансирование на свои будущие фильмы. «Я создаю кино, потому что люди готовы его продюсировать. В этом правда. С европейскими инвесторами мне всегда было проще, чем с американскими, потому что они мне дают полную свободу творчества и не пытаются поменять сценарий, кастинг или монтаж. Если завтра мне скажут, что денег на мои фильмы больше нет, я спокойно буду писать пьесы и книги. Я обожаю писать. Самая сложная часть кинобизнеса — это найти финансирование. Все остальное — режиссура, написание сценария, актерская игра — все это намного проще, чем найти человека, который будет готов отдать миллионы долларов на кино. Так что, пока в мире будут те, кто хотят вложиться в мои картины, я не вижу смысла говорить им „нет“. И я открыт к любым предложениям».

Вуди Аллен:  «Я могу сам вырезать пару неудачных шуток из своих фильмов, чтобы никого не обидеть» (фото 5)

«Дождливый день в Нью-Йорке»

«Дождливый день в Нью-Йорке» — это режиссерское возвращение Вуди Аллена на любимый Манхэттен и к его самому любимому жанру романтической комедии: «Многие считают меня комиком, но я всегда больше всего любил исполнять романтические роли». Его юный герой Гэтсби (Тимоти Шаламе), так же, как и режиссер, — завсегдатай отеля Carlyle, скучает по старым временам и классическим голливудским фильмам, предпочитает солнечной погоде дождь: что еще может быть более романтичным в большом городе?

Новая история Аллена, безусловно, понравится всем фанатам его творчества, а те, кто его ругают, останутся при своем. Но не об этой ли свободе мнений и говорил режиссер? Не должен ли всегда оставаться за зрителем выбор — идти в кино или нет? Ругать или боготворить?

Вуди Аллен:  «Я могу сам вырезать пару неудачных шуток из своих фильмов, чтобы никого не обидеть» (фото 7)

«Дождливый день в Нью-Йорке»

Изменилось ли что-то для Вуди Аллена сегодня после стольких лет в кинобизнесе? «Я всегда чувствовал себя тревожно и беспомощно, когда мне было и 5 лет, и 35, и 55. Как вы хотите, чтобы я себя чувствовал сегодня в 83 года? Знаете, я могу выйти из этой комнаты и — (щелкает пальцами) — отдать концы прямо в коридоре. И это не будет ни для кого сюрпризом. Они просто скажут: „Ну, ему было 83, чего вы еще ожидали?“ Так что не могу сказать, что что-то изменилось. Чувствую себя так же, как и всегда. Тревожно и беспокойно». И главное: несмотря ни на что, Вуди по-прежнему ко всему относится с присущей только ему иронией.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз