«Ужасно волнуюсь сейчас за свою бабушку. Она — мой кумир»: карантинное интервью Эль Фаннинг российскому ELLE

У всех киноманов большая радость! Не все громкие премьеры отменили из-за пандемии. 28 апреля в российский прокат на цифровых платформах выходит фильм Салли Портер «Неизбранные дороги» — драма с блестящим актерским составом: Хавьером Бардемом, Сальмой Хайек и Эль Фаннинг. Последняя (сейчас безумно востребованная!) дала эксклюзивное интервью Татьяне Розенштайн, специально для ELLE.ru

На момент нашей встречи коронавирус уже вошел в будни людей, но еще не запер их по домам. Берлинале оказался последним крупным международным кинофестивалем, который успел состояться до полного карантина. Но на показах уже мелькали люди в масках, в залах висели таблички с мерами предосторожности, и на туалетных столиках красовались флаконы с дезинфицирующими средствами. «Ужасно волнуюсь за свою бабушку, — начинает нашу беседу Эль, не дожидаясь моего вопроса. Моя бабушка Мэри Джейн — самый важный человек в моей жизни. Она — мой кумир. Ей нельзя болеть».

ELLE Как бабушка стала кумиром?

ЭЛЬ ФАННИНГ Когда я была маленькой, бабушка учила меня на дому. Когда я начала ездить на съемки, она везде меня сопровождала, даже за границу. У нее очень свободолюбивый характер, ее молодость прошла в бурные 1960-е годы. Она любит о них рассказать, а мне интересно ее послушать. Мне тоже нравится этот период в истории. Как-то мне пришлось играть активистку из 1960-х, которая вместо того, чтобы пробовать макияж и влюбляться в мальчишек, предпочитает участвовать в демонстрациях против ядерного оружия. Тогда бабушка помогала мне готовиться к этой роли. Если бы вы только видели ее старые фотографии. Когда ей 20 лет! Я ее точная копия.

«Ужасно волнуюсь сейчас за свою бабушку. Она — мой кумир»: карантинное интервью Эль Фаннинг российскому ELLE (фото 1)
Кадр из фильма «Неизбранные дороги»

Роль, которую вы только что упомянули, была у Салли Поттер? Чем объяснить ваш интерес к работе с этим режиссером?

Сняться у Салли Поттер все равно что повзрослеть на несколько лет. Наша первая картина называлась «Бомба». Тогда мне было 12 лет, но Салли доверила мне сыграть 17-летнюю девушку, которая была мне полной противоположностью — рыжая и строптивая. Но я благодарна Салли за то, что она поверила в мои способности. Ее вера что-то открыла внутри меня. Я научилась сама себя удивлять. Теперь с каждой новой ролью я вспоминаю то чувство и стараюсь еще дальше выйти за пределы своих возможностей, проверить, на что способна.

Как началось сотрудничество над нынешним проектом?

Салли хотела поведать очень личную историю. У нее был брат, который страдал деменцией и о котором она заботилась до самой его смерти. Фильм, однако, фокусируется не на трагическом аспекте, а на том, что происходит с разумом больного человека. Салли приходит к выводу, что тот способен путешествовать во времени. Когда она попросила меня прочитать сценарий, на роль уже был утвержден Хавьер Бардем. Мне было немного страшно и одновременно очень любопытно оказаться с ним на съемочной площадке. В нем есть что-то... первозданно-мужественное, что одновременно пугает и притягивает.

Салли очень нравится репетировать. Но это не классические репетиции, где каждый произносит свои строчки из диалога, а скорее задушевный разговор на тему фильма. Часто беседы начинаются с картины, а заканчиваются чем-то другим. Мы делимся личными воспоминаниями, говорим о жизни, в общем, как называет это Салли, «сближаемся». Помню один такой день. Мы все сидели на полу. Я тогда простудилась и плохо себя чувствовала. Неожиданно Хавьер поднялся и куда-то вышел. Вскоре он вернулся с пакетом, который протянул мне. Там были кола и печенье. В этом жесте было что-то теплое, отеческое. В этот момент я почувствовала, что готова довериться ему, пойти за ним куда угодно и, если того потребует роль, стать уязвимой.

Когда я смотрела фильм, не переставала удивляться, столько терпения, любви и нежности к отцу проявляет ваша героиня. А ведь отец не только не участвовал в ее воспитании, но даже не помнит свою дочь… Как думаете, такие дочери существуют?

Это очень грустный вопрос! Разве не печально, когда люди думают, что кто-то слишком хорош, слишком добр или слишком дружелюбен? В каком же мире мы живем? С каких пор доброта стала шокировать? Допускаю, мы видели один-единственный день из жизни моей героини. Я не знаю, как она выглядит в другие дни. Возможно, бывает расстроена, может быть, плачет или даже жалуется. Но я все равно думаю, что у нее красивая натура. У меня есть подруга, у которой в семье болеют Альцгеймером. Когда я вижу, как она ухаживает за больными и как к ним относится, хочу вас заверить, что она даже терпеливее и великолепнее моей героини в фильме. Мне очень жаль, что мы живем в обществе, которое не проявляет уважения к людям с психическими расстройствами, что в нем все меньше остается терпимости и понимания. А когда люди не понимают чего-то, они не хотят иметь с этим дело. Моя Молли права, когда требует от других уважения к своему отцу. За это мне понравился сюжет. В нем показано, как дети должны заботиться о своих родителях.

«Ужасно волнуюсь сейчас за свою бабушку. Она — мой кумир»: карантинное интервью Эль Фаннинг российскому ELLE (фото 3)
Хавьер Бардем, Эль Фаннинг и режиссер Салли Портер на съемках фильма «Неизбранные дороги»

Понимаю, что того требует ваша профессия, но все же, не сложно становиться дочерью, любовницей, сестрой совершенно посторонним людям?

Я называю это «актерское понимание», то есть понимание по умолчанию. В этой ситуации я и Хавьер знаем, что независимо от наших личных чувств, симпатий и пожеланий мы должны погрузиться в чужую жизнь и сыграть так, словно это наша. Мы должны показать себя уязвимыми и быть при этом в порядке. Если мне скажут: «Сыграй человека, который не спал трое суток». Мне просто следует представить себе, что я три дня не спала. И вот я уже чувствую себя уставшей и замученной. Не только актеры такое умеют. Например, спортсмены способны таким образом тренировать свои мускулы, даже не посещая спортзала. Олимпийских медалистов заставляют представить свои победы до того, как те выигрывали соревнования. Кроме того, с Хавьером мы не были совершенно посторонними людьми. До съемок мы много времени провели вместе, (поправляется) Салли там тоже была. Она следила за нами своим внимательным и многозначительным «взглядом Салли». Даже сейчас, когда мы с вами здесь сидим, а она дает интервью в соседней комнате, я чувствую на себе этот ее взгляд. Должно быть, он предупреждает меня — говори поменьше (смеется).

Нынешний фильм называется «Неизбранные дороги». Какими дорогами хотелось бы пойти вам — в жизни, в работе, в любви?

Надеюсь изведать как можно больше дорог, собираюсь пройти их под девизом: «Чем смелее, тем лучше». Молодому актеру, который никогда не учился в киношколе, приходится самому изучать механизмы создания фильма самостоятельно. Поэтому я собираюсь заняться режиссурой и продюсированием фильмов. Вскоре снимусь в одном фильме с сестрой. У нас почти не было совместных проектов. Что касается любви (на мгновение умолкает), мне бы хотелось верить, что любовь существует, что она может быть вечной или длиться очень долго. Однако любовь к мужчине еще не слишком беспокоит для меня. Пожалуй, сейчас мне важнее любовь моей семьи. Когда начинаю сниматься в очередном фильме, мне в первую очередь хочется, чтобы моя семья мною гордилась.

Как-то вы упомянули, что ваша сестра любит руководить. Она все еще это делает?

Любовь и ненависть — это нормальное состояние в отношениях двух сестер. Мы выросли вместе, нас связывает слишком много эмоций. Дакота знает меня лучше всех в мире, а я ее. Поэтому она терпеть не может, когда я наблюдаю за ней, во время разговора с другими. Она прекрасно понимает, что я вижу ее насквозь, все ее уловки и хитрости, и ненавидит меня за это, я чувствую то же самое (смеется). Однако Дакота навсегда останется моей любимой сестрой и самой дорогой подругой.

«Ужасно волнуюсь сейчас за свою бабушку. Она — мой кумир»: карантинное интервью Эль Фаннинг российскому ELLE (фото 5)
Съемки фильма «Неизбранные дороги»

Можно ли сказать, что кино сформировало вашу личность?

Полагаю, я бы не стала Эль Фаннинг, которую вы знаете сейчас, без работы в кино. Однако мне также повезло вести и самый обыкновенный образ жизни: ходить в среднюю школу, быть обычным подростком, переживать из-за прыщей и слишком высокого роста. С детства у меня осталась странная привычка: перед сном я люблю сидеть на кровати и, слушая музыку, мечтать. Иногда я сама себе удивляюсь: почему я до сих пор этим занимаюсь, ведь многие мои мечты и так уже сбылись?

Были ли трудности на пути к успеху?

Как у всех. Но они мне меньше запомнились (задумывается). Наверное, потому что я была слишком юной, когда начала сниматься. Мне часто приходилось участвовать в кастингах. Родители советовали посещать их как можно чаще, чтобы проверить свои силы. Я их ненавидела. Во время одного из них я упала в обморок. В том фильме снималась Джессика Честейн. Но роль мне не досталась. Поэтому я отправилась в Burger King, заказав себе большой бургер с огромной порцией картофеля фри.

Как справляетесь с популярностью?

Зачем мне это? Напротив, я ей наслаждаюсь. Мне нравятся съемки, вспышки фотокамер, внимание людей, проходы по красной ковровой дорожке, дизайнерская одежда и макияж. Единственное, что меня всегда расстраивало, — после премьеры всегда приходится возвращать свои сказочно-красивые платья и украшения.