Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Ученый совет: Максим Скулачев

Молекулярный биолог

Представляем вам реальных героев нашего времени — сериал о ведущих ученых страны, которые занимаются актуальными проблемаи человечества: от возможности остановить старение до «покорения» солнца.

ELLE Почему человек стареет?

МАКСИМ СКУЛАЧЕВ Я считаю, что в нас заложена специальная генетическая программа. То есть старение — это довольно строго контролируемый процесс, который начинается очень рано и всегда печально заканчивается.

Получается, что наука точно не знает, почему это происходит?

Нет. Причем нет даже единой теории по этому поводу. Сейчас мы проверяем свою гипотезу, и пока она крепко подтверждается. Но если вы опросите 100 специалистов по старению, примерно 20 со мной согласятся, а остальные будут говорить, что это бред сумасшедшего.

Ученый совет: Максим Скулачев (фото 1)

Пиджак и брюки из вискозы и поли­эстера, все — H&M; рубашка из хлопка, Massimo Dutti

ФОТОdanil golovkinСТИЛЬekaterina cassina

Почему вы и ваш отец решили «остановить старение»?

Мой отец и непосредственный руководитель Владимир Скулачев, изначально не планировал заниматься старением. Он биохимик, биофизик и биоэнергетик (но это не про ауры, а про реальное преобразование энергии в клетке). А к концу XX века выяснилось, что митохондрии, исследованием которых он занимался на тот момент 40 лет и знает о них лучше всех на планете, играют чуть ли не ключевую роль в процессе старения. Со мной история другая. Я всю жизнь хотел стать биологом. Мои любимые отец, мама и старший брат — все биологи. Когда мне было 10 лет, то они постоянно рассказывали про свои исследования, и для меня это действительно звучало безумно интересно. Начав заниматься наукой, я намеренно пытался как можно дальше уйти от практики отца, чтобы избежать сравнений. Я занимался вирусами — у них вообще нет митохондрий, так как это неживые существа. Но в 2005 году отец собрал нас всех, четверых братьев: двух биологов и двух программистов, и объявил, что вывел формулу вещества, которая если не остановит старение, то точно поможет создать отличное лекарство. Мы сначала сопротивлялись, но спустя несколько лет все вместе стали работать над этим проектом.

Что же придумал ваш отец?

Мой отец придумал вещество, которое залезает очень глубоко в клетку и с точностью до нанометра попадает в определенное место — внутреннюю мембрану митохондрии. Если говорить совсем просто: то это антиоксидант, который ловит свободные радикалы и нейтрализует их, не давая повредить клетки. Ведь согласно нашей теории мы стареем в том числе и из-за того, что нас постепенно повреждают эти ядовитые вещества, которые мы сами же и производим. Мы знаем точное место, где это происходит, и специально «засовываем» туда искусственное вещество, придуманное академиком Скулачевым. Эта гипотеза была достаточно быстро подтверждена на клетках. Стало понятно — вещество работает. Дальше встал вопрос, что нужно делать из него лекарство — от возрастозависимых заболеваний, а то и от старения как такового. Но взять синтезированное вещество и просто накормить им человека не получится. Существует особая процедура — нужно наладить производство лекарства, четко обозначить, какой вариант болезни ты будешь лечить (и это не старение, потому что оно не болезнь), подумать, как его принимать (колоть, пить и т. д.). Само вещество изобрел отец, но то, что будет происходить с ним дальше, — уже моя задача. И я занимаюсь ею больше десяти лет.

Что лежит в основе этого вещества? Чем ваш антиоксидант отличается от других, которые всем известны?

Это уникальный антиоксидант адресной доставки — то есть он не распределяется по организму и по клетке, а за счет чистой физики специальных электрических зарядов накапливается в миллионы раз внутри митохондрии. То есть это вещество — особого рода митохондриальный направленный антиоксидант. Он синтезируется в химической лаборатории МГУ из достаточно известных химических реактивов (в них нет ничего секретного — формула опубликована и нами запатентована). Это вещество не природного происхождения, оно придумано из головы — и это очень правильно. Природа сознательно всячески избегает вещей, которые не может регулировать. С одной стороны, это немного пугает, а с другой — старение настолько сильно зашитая в наши гены вещь, что природа с ней совладать точно не сможет. Иначе животные давно бы нашли некий хитрый гриб, травку, съели их и перестали стареть. Ведь, по сути, отменяя старение, мы лишаем человека заложенного в него природой свойства.

Наше вещество не очень стабильно, мы специально сделали его таким. Если вы приняли его внутрь, то через сутки оно уже исчезнет. Поэтому если вы решаетесь затормозить старение, то нужно будет принимать его постоянно. Если что-то пошло не так, можно прекратить прием. Мы начали с местного применения, сейчас на его основе созданы капли для лечения определенных возрастных заболеваний глаз, но мы намеренно сделали минимальную дозировку, которой хватает только на ткани глаза.

У вашего проекта есть инвесторы?

Да, это российские бизнесмены и корпорация «Роснано», которая присоединилась к проекту уже на «промышленной» стадии, когда мы были близки к выпуску первого митохондриального лекарства на рынок. Оговоренная сумма инвестиций закончилась около двух лет назад, сейчас мы работаем на те деньги, которые зарабатываем сами от продажи глазных капель и специальной косметики. Плюс в этом году у нас появились партнеры в Сингапуре, на их деньги мы ведем клинические исследования в США.

Вам когда-нибудь предлагали купить патент?

Предлагают часто, но моментально обламываются. Ценник начинается от полумиллиарда долларов.

Как можно продлить себе жизнь, пока вы еще не разработали до конца свои препараты?

Ну, я знаю много отличных способов сократить жизнь, ускорив старение: алкоголь, гиподинамия, высокий сахар, курение. Работает отлично! Так что этого лучше избегать, чтобы жить дольше. А в дополнение есть замечательное наблюдение психологов и социологов, согласно которому скорость старения отчасти регулируется нашей головой. Например, существует определенная категория, которая стареет аномально медленно, — это люди, которые нужны другим людям. Одна из самых долгоживущих профессий — это университетские профессора. Вы точно сможете вспомнить пример из собственной жизни, когда 80-летнего доктора наук отправляют принудительно на пенсию, читать Пушкина на даче. Этот человек, как правило, умирает в течение пары лет, причем от болезней, про которые он даже и не думал, что у него есть. Он старел медленно потому, что знал, как сильно нужен аспирантам, как они от него зависят, оставаясь при этом абсолютно самостоятельным. Чтобы жить долго, необходимо быть активно завязанным на других людях. Профессоров в университетах обошли только судьи Верховного суда: для них дожить до ста лет — раз плюнуть. Поэтому мой совет: еще в молодости задумайся, чему ты будешь учить людей после 60.

Все интервью с российскими учеными читайте по тегу #Наука

Читайте также:

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз