Вразгар августа в Махачкале стоит тридцатиградусная жара. Но в доме No 15 по улице Максима Горького — прохлада и приятный полумрак. Дом маленький, двухэтажный, прячется в тенистом дворе между бетонными высотками и кажется порталом в уютное прошлое. Вот уже три с небольшим года здесь находится кофейня, которая так и называется «Дом 15». Жители города это место нежно и беззаветно любят — говорят, тут лучшие в городе кофе и хумус. Приятный бонус (а для кого-то главная причина сюда заглянуть) — коты, которых в «Доме 15» много: их здесь любят и привечают.

Но с особенным трепетом переступает порог этого дома одна москвичка. Шахри Амирханова, в прошлом главный редактор российского Harper’s Bazaar, — женщина, без которой русскоязычная глянцевая журналистика, вероятно, была бы другой, когда-то проводила в Махачкале, в том самом доме No 15, каждое лето. Много лет назад здесь жила семья ее деда, знаменитого на весь СССР поэта Расула Гамзатова, автора «Журавлей» — пожалуй, самого трагического стихотворения о войне.

Фото №1 - Шахри Амирханова о Махачкале
Топ и шорты из хлопка, все — Nina Donis; сабо из резины, Bottega Veneta
Фото
Olesya Asanova

В наши дни многое в доме No 15 напоминает Шахри о детстве — она родилась в Махачкале, в три года переехала с родителями в Москву, но на длинные каникулы каждый раз возвращалась к бабушке и деду. «Вон в той комнате была моя детская, — указывает она на помещение по соседству с залом, где сидит съемочная группа ELLE. — Одно из самых ярких детских воспоминаний — потолок в ней. Его разрисовали дедушкины друзья-художники. Я каждый раз просыпалась и видела огромное желтое солнце, которое улыбалось мне». Став взрослой, оставив работу главреда в глянце, Шахри снова каждый год оказывается в Дагестане. От себя ведь не убежишь — особенно когда понимаешь, что бежать и вовсе незачем.

В 14 лет Амирханова уехала из России ради учебы в Америке и мечты покорить планету. А теперь поняла, что целый мир не нужен, если есть свой — маленький и такой уютный. «Я стала чаще приезжать в родные края, — объясняет она. — Раньше я бежала от них: я хотела весь мир. А в итоге я нашла весь мир здесь».

Махачкалой дело не ограничивается: каждый раз Шахри — теперь вместе с дочерью Алисой — бывает в горах и на даче у моря. Шахри утверждает, что ее родной край изменился, но при этом остался вполне узнаваемым: «Деревья здесь такие же высокие. Море подошло ближе к берегу. В нашем саду больше не цветут розы: они ушли вместе с бабушкой. Но в конце августа по-прежнему можно собирать самый вкусный виноград».

Что думает Амирханова, давно фактически ставшая москвичкой, о нравах и атмосфере в своем родном регионе? Это для нее сложный вопрос. «Здесь я вижу много сильных, гордых, красивых женщин, а рядом с ними достойных мужей, — рассуждает она, а затем добавляет: — Это все, что мне хотелось бы замечать. Остальное — ниже моего достоинства».

Дочери Шахри Алисе сейчас девять лет, и, как признается ее мать, бывать в Дагестане девочка любит, «но ее сердце остается в Москве». Несмотря на это, Амирханова очень хотела бы, чтобы дочь не забывала свои корни и научилась говорить на аварском, главном языке региона. Какое еще «горское» качество она мечтает привить Алисе? Все просто и одновременно сложно: «Способность любить. Ведь это паспорт, открывающий все двери».

Фото №2 - Шахри Амирханова о Махачкале
Платье из хлопка, Nina Donis; туфли из кожи, Ekonika
Фото
Olesya Asanova

Для самой Шахри после почти десятилетия, проведенного у руля одного из самых известных модных журналов, большинство дверей открыты и так. Во всяком случае, если речь идет о карьере. Несколько лет назад она запустила самостоятельный проект — сайт InRussia (inrussia.studio), англоязычное медиа о культуре России и постсоветского пространства. «Точка отсчета в этой истории — места и люди, которые нас наполняют, — объясняет Амирханова. — Все очень просто, но хороший контент и не требует усложнения — нужны только правильные глаза и голос. Нам хотелось бы собрать вокруг себя как можно больше единомышленников и расти вместе с ними — это ведь взаимосвязанные процессы».

Впрочем, на самом деле амбиции Шахри Амирхановой простираются еще дальше — и вполне вероятно, эту планету она все-таки однажды покорит. «Хочу основать свою секту и перевернуть этот мир», — рассказывает она о планах на ближайшее (или не очень) будущее. Но потом не без сожаления добавляет: «Правда, пока

я плохо научилась бороться со своей ленью и управлять своими перепадами настроения, так что мой план реализуется очень медленно. По крайней мере, теперь я точно знаю, что я на правильном пути — и не собираюсь с него сворачивать».

Как там говорил Архимед? «Дайте мне точку опоры, и я сдвину Землю». Шахри Амирханова свою точку опоры давно нашла. И даже может назвать ее точный адрес: Махачкала, улица Максима Горького, дом No 15. 

ELLE благодарит Федеральное агенство по туризму, «Дом 15» (@15.dom), Отель «Монто», Саиду Маллаеву, Карину Сараеву, Салон оптики «Люди и очки», ресторан-музей «На Lermontova» за помощь в организации съемки.

Фото — Olesya Asanova

Стиль — Ekaterina Cassina 

Макияж — Ksenia Aksberg

Прическа — Alzhana Gazieva

Продюсер — Elena Serova 

Ассистенты стилиста — Shagun Isaeva, Danil Khorunzhyi, Daria Nikitiuk

Ассистент продюсера — Nelly Kosareva