Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Научный журналист Ася Казанцева о влиянии музыки на мозг

Интервью ELLE

Научный журналист, популяризатор науки и лауреат премии в области научно-популярной литературы «Просветитель» Ася Казанцева рассказала ELLE о своей лекции «Музыка меняет мозг? Запутанный клубок причин и следствий» — она будет прочитана в Инновационном центре «Сколково» 25 августа на Экспериментальной сцене Фестиваля Skolkovo Jazz Science.

Научный журналист Ася Казанцева о влиянии музыки на мозг (фото 1)

ELLЕ Ася, тема вашей лекции в Сколково — «Музыка меняет мозг? Запутанный клубок причин и следствий». О каких противоречиях идет речь?

АСЯ КАЗАНЦЕВА В данном случае речь идет о противоречии между нейробиологами и генетиками. Для первых занятия музыкой — это любимая иллюстрация нейропластичности, способности мозга выращивать новые нейронные связи в результате тренировок. В популярном пересказе это всегда перерастает в гимн человеческой воле: тренируйтесь, и ваш мозг улучшится. И в принципе это так. Но потом приходят генетики. И говорят: мы посмотрели на 10 000 близнецов и пришли к выводу, что гены влияют на саму склонность заниматься музыкой. И если человек от природы к ней не склонен, то вы его и заниматься не заставите. А если от природы склонен, то будет неплохо справляться с тестами на способности к музыке (например, различение высоты звука), даже в том случае, если вообще не занимался. Я сейчас очень упрощенно пересказываю, конечно, но в общем это очередная иллюстрация к истории о том, что биология важна. Что генетические влияния удается обнаружить даже в самых неожиданных вещах, таких, которые кажутся нам на сто процентов определяемыми средой. Про это недавно, кстати, издали на русском языке замечательную книгу Стивена Пинкера «Чистый лист».

Исходя из уровня сложности, кому эта лекция будет интересна в первую очередь?

Как и любая другая моя лекция — людям, чье образование не связано с биологией, но они испытывают по этому поводу смутную тоску, потому что догадываются о том, сколько всего удивительного там происходит. В принципе популяризация нужна, чтобы предложить человеку какой-то новый способ смотреть на вещи. В данном случае даже целых два способа: с одной стороны, я дам возможность обрадоваться тому, что целенаправленные тренировки действительно изменяют мозг (что позволит человеку более ответственно относиться к тому, на что он сам выбирает тратить свое время), а с другой — подчеркну, что врожденные способности тоже нельзя не учитывать, и это, возможно, поможет человеку стать более лояльным к окружающим, начать держать в голове, что для них могут быть более сложными те вещи, которые легко даются ему самому. Биология вообще классная наука, она делает людей одновременно более циничными и более добрыми.

Научный журналист Ася Казанцева о влиянии музыки на мозг (фото 3)

В 2014 году первая книга Казанцевой «Кто бы мог подумать!», в которой она разбирает самые распространенные биологические ловушки, стала бестселлером и была удостоена премии «Просветитель»

Вы говорите о взрослых людях. А есть ли способы заинтересовать наукой ребенка ?

Не знаю, никогда не пробовала. Я умею работать только со взрослой аудиторией. Но вообще я подозреваю, что дети — тоже люди, и они тоже способны испытывать интеллектуальное удовольствие в тот момент, когда какая-то непонятная и загадочная штука становится объяснимой. Я сейчас с большим удовольствием читаю книгу литературного критика Галины Юзефович «О чем говорят бестселлеры», и она объясняет феномен популярности книг о Гарри Поттере как раз тем, что они не были выхолощенной детской литературой, рассчитанной на то, что дети глупые, не умеют читать и ничего не понимают, и именно поэтому были интересны не только детям, хотя и им тоже.

Как думаете, с чем связан повышенный интерес к научпопу в современном обществе?

Причина очень простая: мы тонем в океане информации. В мире более пяти миллионов ученых, каждый год они публикуют более полутора миллионов научных статей — получается, по 170 новых исследований в час. Совершенно очевидно, что следить за всем этим абсолютно невозможно. Люди успевают отслеживать перемены только в собственной узкой области. Даже если вы, например, нейробиолог, то это не означает, что вы знаете про мозг всё. Вы знаете всё в очень общих чертах, а за исследованиями следите только в своей узкой области (допустим, влияние полиморфизмов BDNF на рабочую память), и в лучшем случае еще в нескольких смежных. И это еще если вы ученый, а если вы не ученый, то получается, что ваши знания о науке вообще ограничены тем, что вам говорили в школе и в институте много лет назад. И это порождает большой спрос на популяризаторов науки — людей, которые копают неглубоко, но зато отслеживают какой-то относительно широкий сектор вопросов. Их работа экономит людям время: слушатели получают базовое представление о какой-то области знаний, а уже потом, если заинтересовались, начинают читать о ней подробнее.

Научный журналист Ася Казанцева о влиянии музыки на мозг (фото 5)

Ася Казанцева регулярно выступает со своими научно-популярными лекциями в разных городах России

Как вы обычно выбираете темы для своих лекций или статей?

Одно из выгодных отличий научного журналиста от обычного в том, что научный журналист не просто может, он обязан писать только о том, что ему интересно и более-менее понятно. Потому что если ему самому не интересно, то и читателю интересно не будет. Мне, в соответствии с моим образованием (биофак СПбГУ + магистратура Вышки по когнитивным наукам) интересно все, что находится на стыке биологии и психологии. Процесс наблюдения за тем, как на наших глазах рушится граница между этими областями знаний, как становится все больше понятно, что для любой эмоции, выбора, решения существуют какие-то конкретные нейронные контуры, во многих случаях их можно найти, иногда на них можно повлиять.

Популяризатор науки — какие подводные камни есть в этой профессии? Существует мнение, что научные факты искажаются в процессе упрощения.

В какой-то степени искажаются, конечно. Популяризация похожа на игру в испорченный телефон: чем больше итераций прошло от первоисточника до головы читателя, тем меньше осталось от исходного исследования. Особенно остро эта проблема стоит в устной речи, лекции заведомо менее точны, чем книжки, потому что и я могу забыть упомянуть что-то важное или даже просто оговориться, и читатель может не уследить за логикой повествования, потому что я могу переоценить степень понятности своего изложения и рассказать о каких-то важных вещах слишком быстро. Поэтому я все время и подчеркиваю, что научпоп — это не источник исчерпывающей информации о том, как все устроено. Это источник информации о том, что в принципе в мире бывает. Если человеку важно по-настоящему серьезно разбираться в том, как это устроено, то ему придется читать первоисточники самому. Именно поэтому хорошие научные журналисты всегда на них ссылаются. Они сознательно и целенаправленно упрощают процесс перепроверки того, что они сказали.

Что бы вы рекомендовали почитать или посмотреть людям, которые хотят узнать больше о себе и окружающем мире?

Сложно предложить короткий список, потому что хороших книг выходит бесконечно много и во всех областях знаний. Имеет смысл начать обращать внимание на маячки, такие как рекомендация фонда или издательство, выпустившее книгу. Хороший научпоп выходил раньше в серии «Библиотека фонда Династия», теперь в наследующих ей «Книжных проектах Дмитрия Зимина». Неплохие книжки поддерживает фонд «Эволюция». Лидеры среди издательств — «Corpus» и Альпина нон-фикшн. У них можно читать примерно всё. Если говорить о моих личных предпочтениях, то, по-моему, две главные книжки про мозг — это «В поисках памяти» Эрика Канделя (о том, как все работает на уровне нейронов) и «Думай медленно… решай быстро» Даниэля Канемана (о том, как все то же самое работает на уровне психики).

Научный журналист Ася Казанцева о влиянии музыки на мозг (фото 7)

Послушать лекцию Аси Казанцевой о влиянии музыки на мозг можно 25 августа на Фестивале Skolkovo Jazz Science, который пройдет в Инновационном центре «Сколково».


Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Читайте также
Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз