Моника Беллуччи: «Я бы хотела провести часть жизни в Москве или Петербурге»

Она не просто актриса и признанный секс-символ. Она — синоним женственности. В этом лично убедилась Нина Набокова, поговорив с Моникой Беллуччи о кино, моде, детях и сотрудничестве с брендом Dolce&Gabbana

Моника Беллуччи появляется в комнате словно ниоткуда и с улыбкой извиняется за задержку. «Съемка затянулась. Где мы можем поговорить? Тут будет удобно?» Она показывает в сторону небольшой переговорки и энергично туда направляется.

Фото
Alex Bramall/Kintzing/Legion-Media

«У нас не так много времени, но вы не переживайте — я говорю много и быстро. У вас будет масса информации». Мы встречаемся в миланской фотостудии во время Недели моды. Монику снимают для обложки итальянского ELLE. Интервью несколько раз переносили, я успела заскучать в ожидании и даже не сразу узнала Монику.

В строгом черном костюме и с новой короткой стрижкой она так не похожа ни на своих экранных героинь, ни на томную диву с рекламы Dolce & Gabbana. В ней нет ни наигранной сексуальности, ни напускной звездности, ни малейшего пафоса. Она излучает приятное спокойствие и уверенность в себе. Я моментально попадаю под очарование ее глубокого мелодичного голоса и как загипнотизированная следую за ней.

Едва мы успеваем разместиться за столом, как Моника чуть хмурится, встает, идет к двери и говорит без тени недовольства: «Ребята, я закрою дверь. А то вы будете нам мешать». И только тут до меня доходит: вот что удивительно — за ней не следует толпа ассистентов, готовых выполнить любое поручение. Она не требует сотрудников студии выключить музыку или говорить тише, принести ей воду, кофе, сок и подогнать машину. Более того, мы будем разговаривать один на один. Это так не похоже на современных звезд, которые дают интервью только в присутствии агента, публициста, PR-менеджера, охранника, стилиста и (я не шучу!) психоаналитика.

Моника выглядит чуть уставшей. Поэтому начинаю с вежливого вопроса «Как прошла ваша съемка?». Моника тут же улыбается и отвечает: «А знаете, очень хорошо. Я уже работала с этим фотографом, он очень талантливый». И наша беседа начинается.

ELLE Вам часто приходится участвовать в модных съемках?

МОНИКА БЕЛЛУЧЧИ Время от времени. Это часть моей работы. И тут грех жаловаться. Когда-то я и представить не могла, что буду сотрудничать с прославленными режиссерами и фотографами из разных стран. Для меня каждый проект — это ценный опыт. Не просто профессиональный, а именно человеческий. Прекрасно, когда можешь бывать в разных уголках мира, общаться с талантливыми людьми, узнавать их культуру.

Вы же начинали как модель. В частности, много раз появлялись на обложках ELLE.

Да, поэтому знаю fashion-мир изнутри. И уважаю труд всех, кто занят в этой индустрии. Он гораздо сложнее, чем кажется. К слову, сегодня кино и мода связаны тесно как никогда. Та же красная дорожка. Ведь это не просто выгул красивого наряда и формальное мероприятие. Мы представляем свою работу зрителю.

И стиль актеров работает на восприятие всего фильма. Поэтому, работая над новой ролью, я сначала в творческом одиночестве создаю имидж героини. Потом на съемочной площадке доводим его до ума всем коллективом. А затем вместе с дизайнерами я продумываю светский, модный образ, который сможет выразить и идею фильма, и понравиться зрителю.

В последнее время вы часто снимаетесь в сериалах. Как относитесь к этому опыту?

Для меня первостепенна сама роль. А где ее играть — на большом экране или телевидении, в комедии или драме, — дело десятое. Если героиня интересна, никогда не откажусь. Вы видели французское ТВ-шоу Call My Agent? Оно как раз о взаимоотношениях актеров и агентов.

Я снялась в одном из эпизодов третьего сезона. Советую посмотреть, там отличный юмор, звездные герои и хорошо прописанные диалоги. Вообще, каждая героиня, образ которой мне довелось воплотить на экране, даже если ее характер отличается от моего, вызывает у меня понимание или сострадание. Иначе ничего не получится.

Вы также не раз снимались в рекламных кампаниях Dolce & Gabbana и ­великолепно передаете настроение этого бренда.

Тут все просто. Я итальянка. А Dolce & Gabbana вдохновляются Италией и воспевают итальянскую женственность. К тому же мы дружим тысячу лет. Когда-то Стефано и Доменико стали моими крестными отцами в мире моды. Они для меня как семья. Я помню, когда мы впервые встретились, меня удивило, что Доменико — интроверт, а Стефано, наоборот, очень открытый и общительный. Но они составили прекрасный творческий дуэт.

Вы согласны, что итальянские женщины по-другому относятся к красоте?

Даже не знаю. Я воспринимаю красоту в глобальном смысле. Доброта, отзывчивость, умение сострадать, открытость — вот что делает человека красивым. В последнее время внешность переоценена. Но всегда чувствуется, когда за красивой картинкой ничего нет. И я не буду общаться с таким человеком. Жизнь слишком коротка, чтобы терять время на фальшивых людей.

Вы представляете обновленную коллекцию макияжа Dolce & Gabbana. Расскажите подробнее о рекламной кампании.

Ее идея — объединить женщин разного типажа, происхождения и возраста (помимо Моники Беллуччи, в рекламной кампании снялись Бьянка Балти, Кьяра Шелси, Джуни Ким и Катрин Лоэв. — Прим. ELLE). Приятно, что бренд вспомнил о зрелых женщинах. Ведь обычно макияж демонстрируют молодые девушки. Но такой подход не отражает реалий современной жизни. Сегодня возраст — это просто цифры. Они не должны менять образ жизни или накладывать какие-то ограничения. Вы можете делать все, если у вас есть желание и энергия.

В профессиональном плане вы тоже замечаете эти изменения?

Да, раньше после 45 лет актрисы часто оставались не у дел. Никто не хотел их снимать, какими бы талантливыми они ни были. Сегодня отношение другое. Это происходит потому, что женщины научились защищать себя, заявлять о своих правах, требовать уважения. И отношение окружающих начало меняться. Сейчас женщины реже боятся говорить, что думают. Подчеркну: все еще боятся, но меньше. К тому же в киноиндустрии появляется все больше женщин-продюсеров и режиссеров. Раньше это были преимущественно мужские профессии. Взять хоть мою фильмографию — в ней большинство картин сделано мужчинами.

Принты на упаковках makeup-коллекции вдохновлены историей и культурой Сицилии. А вас что-то связывает с этим регионом?

Я жила на Сицилии пять месяцев во время работы над фильмом «Малена» Джузеппе Торнаторе. И прекрасный остров навсегда останется в моем сердце. Без него не было бы всей этой истории.

Ваша старшая дочь Дева тоже подписала контракт с Dolce & Gabbana. В следующем году она будет представлять новые ароматы бренда. Я знаю, что этот проект засекречен. Поэтому спрошу только: это было ее решение стать лицом бренда?

Все получилось само собой. Однажды мы вместе приехали в Милан, Доменико и Стефано увидели ее и воскликнули: «О боже! Она такая красивая!» И тут же спросили, не хочет ли она их представлять. А ей, как любому подростку, так интересна взрослая жизнь — и она, конечно, согласилась. Естественно, она продолжает ходить в школу и вести себя как обычный тинейджер, но здорово, что у нее уже есть опыт работы. Она учится понимать правила взрослой жизни. К тому же она скоро вырастет, и этот опыт поможет ей решить, чем она хочет заниматься.

А вы делитесь с ней beauty-советами или одеждой?

Она гораздо выше и гораздо красивее меня (улыбается). И она такая юная, ей не нужны мои советы. Конечно, с недавних пор я стала замечать, что Дева заходит ко мне в комнату и берет поносить что-то из вещей. А я потом не могу их найти. Ох! Но это нормально. Это жизнь. Мне нравится, что она носит мои вещи. Ведь позаимствовать можно только одежду близкого человека. Это хороший знак. К тому же значит, я выбрала модную вещь.

Ваша худшая beauty-привычка?

Я даже не знаю (поднимает глаза, долго думает, драгоценные минуты тают).

Ладно, проехали. Вы идеальны!

А нет, вспомнила. Я готова страдать ради красивых туфель.

Что это значит?

Каблуки, платформы, узкие туфли. Они могут быть неудобными, давить и натирать. Но я готова потерпеть, если они отлично смотрятся. Это достаточно ужасно?

По нынешним временам, — да! А в плане питания за вами числятся грехи?

Конечно. У меня в холодильнике всегда есть шоколад и сыр. Да что там! Я люблю вкусно поесть. Конечно, знаю массу диетических правил: что хорошо, а что плохо, что нужно есть только рыбу, овощи и фрукты. Но это так скучно. Наслаждаться вкусной едой тоже важно для здоровья. Иначе мы превратимся в роботов, которые едят по графику и ходят в фитнес-клуб семь дней в неделю.

Вас можно встретить без макияжа?

Не люблю выходить на улицу с голым лицом. Наношу тон, тушь и блеск для губ. Если времени мало, это идеальное комбо.

Можете передать послание для российских женщин?

У нас с вами одинаковое восприятие женственности. Я бы хотела провести часть жизни в Москве или Петербурге.

Помада The Only One, 620; тон Gloriouskin, 430, все — Dolce & Gabbana
Фото
valentin zolotukhin

БЛИЦ

Утренняя beauty-рутина?

Умываюсь, наношу крем и делаю макияж.

Любимый фильм?

«Сладкая жизнь» Федерико Феллини, «Презрение» и «На последнем дыхании» Жан-Люка Годара

Любимая книга?

«Бегущая с волками» Клариссы Пинколы Эстес и «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда.

Любимая музыка?

Шаде. Ее песни — на все времена.

Любимая кухня?

Любая. Обожаю вкусно поесть, к сожалению. И готовить люблю. В основном делаю это для дочек.

Что делает вас счастливой?

Достаточно просто посмотреть на моих детей — и я улыбаюсь.

P. S. На следующий день в аэропорту Милана я стою на контроле безопасности. Когда прохожу через рамку, сотрудница аэропорта подходит к проверяющему и просит: «Можно пропускать эту линию чуть быстрее? Там синьора Моника Беллуччи». Я оборачиваюсь и через пару человек вижу ее. Она ждет около ленты сканера вместе с другими пассажирами. Снова одна, без свиты помощников. Она явно не хочет выделяться и не требует особенного отношения. Просто сотрудница аэропорта узнала ее и искренне пытается помочь. Я улыбаюсь, а Моника кивает в ответ. Совем не звездная и от этого еще более прекрасная.