ELLE Расскажите о проекте Van Cleef & Arpels, En Coulisses, и постановке «Зефир и Флора, или Метаморфозы» — что для вас значит эта история? Какая у вас партия и как вы к ней готовитесь?

АИДА ГАРИФУЛЛИНА «Зефир и Флора, или Метаморфозы» соединяет в себе балет с пением. Это довольно необычная для современного зрителя постановка — своего рода дань уважения давно забытому жанру, популярному в XVIII–XIX веках. Сама история о Зефире и Флоре для меня в первую очередь история о всепобеждающей любви. К тому же это невероятно многогранная постановка в совершенно непривычном ракурсе. Это новый для меня опыт работы с артистами балета, со стороны которых я чувствую огромную поддержку и вдохновение. Особенно приятно партнерство с такими профессионалами, как Артемий Беляков, Артем Овчаренко. И освоиться в этом довольно необычном для меня жанре мне помогает большой опыт работы в современных оперных спектаклях.

Фото №1 - Метаморфозы Аиды Гарифуллиной. Оперная дива в беспрецедентных бриллиантах
Пальто из шерсти и кашемира, Max Mara; колье Snowflake, платина, брилли, Van Cleef & Arpels
Фото
Damir Zhukenov

Как лично вы видите связь между миром драгоценностей Van Сleef & Arpels и миром балетного и оперного искусства? 

Настоящее искусство, будь то балетное, оперное или ювелирное, требует таланта, постоянного стремления к совершенству, кропотливой, буквально ювелирной работы. И, безусловно, цель всего этого — пробуждать в людях самые прекрасные чувства. Дом Van Cleef & Arpels, как никто другой, чувствует магию театрального искусства и умеет запечатлеть истинную красоту танца в своих ювелирных творениях. У Дома удивительная многолетняя связь с театральным миром. Члены семьи Арпельсов были страстными поклонниками театра, особенно балета. И в 1940-х годах ими были созданы первые броши-балерины, ставшие самым знаковым украшением Дома. Но главное, что объединяет эти два вида искусства, то, что ведет тебя к успеху, — это высокое отношение и любовь к своей профессии. И в этом счастье. Это как в жизни!

Van Сleef & Arpels — это коллекция историй: о любви, о семье, балете и сказках, о женщинах, которые когда-либо носили украшения Дома. Какой факт или эпизод из истории Дома вам кажется наиболее интересным?

Van Cleef & Arpels стал свидетелем самой нашумевшей истории XX века — романа короля Эдварда VIII и Уоллис Симпсон, в котором любовь все же победила политику и человеческие условности. Английский король на протяжении двух лет дарит замужней Уоллис Симпсон секретно приобретенные драгоценности Дома Van Cleef & Arpels. Но британское правительство, семья и общественность не допустили бы на трон разведенную женщину не из своего круга. Король Эдвард VIII ради руки и сердца своей возлюбленной откажется от короны. Эта новость быстро облетела весь мир. В день их бракосочетания в июне 1937 года журналисты окружат замок Канде во Франции. И в тот день Уоллис Симпсон надела удивительное украшение — браслет с сапфирами и бриллиантами, напоминающий о стиле рыцарского ордена Подвязки, который бы получила Уоллис при коронации. Каждый камень в этом украшении — залог самых сильных и преданных чувств. И на протяжении 50 лет герцог Виндзорский будет одаривать свою возлюбленную многочисленными украшениями — вместо короны.

Фото №2 - Метаморфозы Аиды Гарифуллиной. Оперная дива в беспрецедентных бриллиантах
Пальто из альпаки, шелка и шерсти верблюда, юбка из шерсти, все — Max Mara; браслет Olympia, белое золото, бриллианты, Van Cleef & Arpels
Фото
Damir Zhukenov

Кроме проекта Van Cleef & Arpels, над чем вы еще работаете в данный момент? Какой премьеры сильнее всего ждете?

У меня довольно плотный график. Буквально через месяц, в октябре и ноябре, пройдут спектакли «Риголетто» во Флоренции с великим дирижером Зубином Метой и опера «Любовный напиток» Доницетти в миланском «Ла Скала». Затем запись нашего нового альбома с Андреа Бочелли. И в январе я готовлю свой сольный концерт в Москве.

Есть ли у вас партия мечты?

Конечно, каждая новая партия для меня всегда мечта. А за ней следует огромное волнение и радость одновременно. Часто приходится выходить из зоны комфорта, пропускать через себя чужие эмоции, судьбу. И все же это большое счастье — счастье перевоплощения, раскрытия. Очень люблю все свои роли, они мне очень дороги: Снегурочка, Шемаханская царица, Джильда, Мюзетта, Мими, Виолетта. А в скором времени я исполню новую для себя и невероятно красивую партию Лиу в опере «Турандот», это будет большая премьера в европейском театре. Но одна из самых любимых партий — Наташа Ростова из оперы «Война и мир». Мечтаю спеть ее в «Ла Скала».

Фото №3 - Метаморфозы Аиды Гарифуллиной. Оперная дива в беспрецедентных бриллиантах
Пальто из альпаки, шелка и шерсти верблюда, Max Mara; колье Zip Antique Couleur, белое золото, оникс, бриллианты, кольцо Voûte Céleste, желтое и белое золото, сапфиры, оникс, бриллианты, все — Van Cleef & Arpels
Фото
Damir Zhukenov

Расскажите о важных людях в вашей жизни и карьере — как знакомство с ними повлияло на судьбу и как складываются отношения сейчас?

Меня как музыканта формировала моя мама. Она, будучи профессионалом, с детства прививала мне вкус к серьезной классической музыке. Я ей очень благодарна за то, что она задала мне такой путь, влюбила меня в оперу. А далее в моей жизни стали происходить чудесные, можно сказать судьбоносные, встречи. Это знакомство с маэстро Валерием Гергиевым. Именно в Мариинском театре началась моя творческая биография, первые профессиональные шаги в оперу. Валерий Абисалович поверил в меня, доверил выйти на сцену Мариинки — одного из главных театров мира. Для меня это было очень волнительно, а для Гергиева в какой-то мере даже рискованно — выпускать неизвестную широкой публике солистку и сразу в партии Сюзанны в «Свадьбе Фигаро» Моцарта. А это оказалась большая и серьезная партия. Но все получилось. Другое важнейшее событие в моей жизни — участие в конкурсе Operalia, который стал для меня колоссальным трамплином, и знакомство с маэстро Пласидо Доминго. Я постоянно учусь у него, и когда мы вместе на сцене, и когда маэстро за дирижерским пультом. После конкурса я сразу же подписала контракт с Decca Classics, директор Венской Штаатсоперы Доминик Майер пригласил меня работать в свой театр. В общем, моя оперная карьера начала стремительно набирать обороты.

Этот номер ELLE посвящен народностям и регионам России. Не могли бы вы рассказать о своей жизни и учебе в Казани? 

Мой род с маминой стороны имеет древние казанские корни — это род Биккинеевых. Прапрадед был муллой, а его жена, моя прапрабабушка, искусно вышивала женские национальные головные уборы бисером, жемчугом и бирюзой. Как и в любом городе, в Казани много своих неразгаданных тайн и легенд, передающихся из поколения в поколение. Это легенды о царице Сююмбике, легенда о названии города Казань — казан, что в переводе с болгарского означает котел. С папиной стороны перемешалось много национальностей: татары, белорусы, поляки, русские. После окончания школы я уехала учиться музыке и пению в Европу, но Казань для меня — это частичка моей жизни, моей души и моя Родина. И сколько бы времени я ни проводила вне дома, я с огромной радостью возвращаюсь домой, в свой родной город. Здесь мои родители, мои корни, мой язык. Я очень люблю Казань, особенно современную. С удовольствием показала бы своим друзьям наш белокаменный Кремль, уникальную набережную. Думаю, им бы понравилось! 

Фото — Damir Zhukenov

Стиль —  Liliya Simonyan

Макияж — Alexandra Lukash

Прическа — Tani Rosso @THE AGENT

Продюсер — Elena Serova

Ассистента стилиста — Danil Khorunzhyi

Ассистент продюсера — Nelly Kosareva.