Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Мерет и Белла Мейер, внучки Марка Шагала: «Grand-papa смотрел на нас как на диво дивное»

Одно из главных культурных событий «на границе двух миров» — уходящей декады и 2020-х — выставка «Шагал: между небом и землей» в Новом Иерусалиме (до 8 марта), на которой представлены около трехсот произведений великого художника из музеев Белоруссии, России, Франции и частных коллекций со всего мира. На открытие важной экспозиции приехали любимые внучки автора — Мерет и Белла Мейер. ELLE публикует их трогательные и проникновенные воспоминания о дедушке

ELLE Помните свои впечатления от России, когда вы впервые сюда приехали? С каким городом вы чувствуете бóльшую связь: c Москвой или Санкт-Петербургом?

БЕЛЛА МЕЙЕР Впервые я приехала в Россию во времена Советского Союза, студенткой, когда изучала русский язык. В детстве мы ежедневно слышали, как мама говорит по-русски по телефону с дедушкой или друзьями, которые заглядывали в гости, но сами так и не смогли его выучить...

1
Мерет и Белла Мейер, внучки Марка Шагала: «Grand-papa смотрел на нас как на диво дивное» (фото 1)

Белла ­Мейер

Для каждой из нас по отдельности мама в разные годы организовывала поездки в Советский Союз. Это было так замечательно, так трогательно! Особенно я полюбила Санкт-Петербург. Мне нравилось все в этом городе! Было такое ощущение, что ты дома и все вокруг знакомо благодаря дедушкиным картинам, записям из его дневников, писем бабушки...

МЕРЕТ МЕЙЕР Я приехала в Россию в первый раз по политической программе обмена по линии комсомола в начале 1970-х. Мы очень гордились этой поездкой, поскольку она не очень дорого обошлась родителям. Но я заранее не знала, куда именно попаду. Оказалось, что это коммунистический лагерь в Казани, куда мы приехали с французскими коммунистами. Сейчас я сильно подзабыла русский, но в то время понимала довольно хорошо и осознавала, что-то, о чем там говорят, не вполне вяжется с окружающей действительностью. Эта комсомольская история научила меня многому. После этого я приехала в Санкт-Петербург лишь в 2006-м, на выставку Шагала.

Какие картины висели у вас дома, когда вы были маленькими?

М.М. В нашей гостиной висели картины, которые сейчас хранятся в коллекции Центра Жоржа Помпиду. Мама сама подарила их музею. Это и «Разносчик газет», и «Любовники в сером», и «Ворота кладбища». Последняя — тоже часть коллекции Помпиду, но размещается в постоянной экспозиции Еврейского музея в Париже. Я всегда с удовольствием захожу в это место, чтобы полюбоваться «нашими «Воротами».

Мерет и Белла Мейер, внучки Марка Шагала: «Grand-papa смотрел на нас как на диво дивное» (фото 3)

Мерет Мейер

Нам невероятно повезло: мы жили в очень большой квартире, часто принимали в ней гостей. И каждый раз, когда кто-то приходил, я поражалась, почему все люди постоянно оглядываются по сторонам и не верят своим глазам — если это всего лишь портрет моей бабушки? «Разносчик газет» вообще был моим другом, я все время с ним разговаривала, будучи подростком, даже плакалась ему... Казалось, что он всегда меня понимал. Картины Шагала у нас в квартире были похожи на семейный фотоальбом, только нарисованный. Великие произведения были частью нашей ежедневной обстановки и привычным пейзажем дома.

Как вы называли дедушку? По имени? Или, может быть, у него было какое-то особенное прозвище? На каком языке вы с ним говорили?

М. М. Мы всегда обращались к нему grand-papa (дедушка. — фр.). Общим для нас был французский. Сами мы росли в Швейцарии, а дедушка жил на юге Франции, в Вансе, а затем — в Сен-Поль-де-Ванс.

«Разносчик газет» вообще был моим другом. Я все время с ним разговаривала, будучи подростком, даже плакалась ему

Но чаще всего мы навещали его в Париже. Там у него была квартира, куда он приезжал, когда работал в литографической мастерской над гравюрами. Поэтому мы довольно часто виделись.

Каким Марк Шагал был дедушкой?

М.М. С одной стороны, дедушка нас очень любил. С другой — смотрел на нас как на диво дивное. Он всегда пытался нас лучше понять, но никогда не знал, как и о чем спросить. Больше всего его интересовало, насколько усердно мы трудимся в школе: учимся, понимаем ли, что такое идеал. Мы, разумеется, были очень вежливы и всегда отвечали: «Да, дедушка, мы все понимаем».

Мерет и Белла Мейер, внучки Марка Шагала: «Grand-papa смотрел на нас как на диво дивное» (фото 7)

Марк Шагал. Белла с книгой и вазой с цветами, или Белла в Мурийоне. 1926. Частное собрание © ADAGP Paris 2019 Chagall ®

При этом на самом деле едва ли осознавали, о чем он действительно спрашивает. Еще он часто интересовался, нравятся ли нам его картины, понимаем ли мы их смысл. В студии он мог неожиданно повернуться к нам и сказать: «Вы понимаете, что я делаю сейчас? Вам нравится Шагал?» Для него было важно удостовериться, что есть прямая связь между его творчеством и всем миром... Забавно, как будто тот факт, что мы его внучки, автоматически означал, что мы каким-то естественным образом поймем всю глубину его произведений. На самом деле многое начинаешь осознавать лишь по прошествии многих лет... Конечно, мы не могли тогда ответить: «Нет, дедушка, я не имею ни малейшего представления, о чем эта картина!» А лишь послушно молча кивали (смеется).

Хочется поговорить о самых простых вещах в жизни гения. Например, как одевался Шагал? Как относился к одежде?

Б. М. Шагал всегда был очень скромным человеком. Он вырос в простой религиозной семье, где у него была лишь одна рубашка и одни штаны. Даже в поздние годы его жизни одежда была для него не так важна. Дедушка всегда был невероятно благодарен, что не мерзнет и ему уютно.

Работы Шагала невероятно кинематографичны! Особенно если взглянуть на изображаемое им пространство — оно пребывает в постоянном движении

Если кто-то дарил ему шарф, благодарил потом этого человека целую вечность. За гардеробом Шагала всегда следили женщины: мама, сестры, наша бабушка... Но он очень любил разные фактуры и ткани. Всегда дотрагивался до окружающих вещей — своих и чужих. Он любил рассматривать одежду на других людях, ему нравилось любоваться материалами, сочными цветами, но одежда как таковая Шагала не интересовала, а вот у Беллы было потрясающее, театральное чувство костюма!

Марк Шагал ходил в кино? Какие фильмы он смотрел?

Б. М. Не думаю, что он смотрел много фильмов, но в кино ходил. Выбирал какие-то очень серьезные работы. Но я особо не помню, чтобы он рассказывал, что какой-то фильм его особенно потряс. Шагал был очень любопытным наблюдателем, извлекал уроки из любого рода искусства: кино, фотографии, театра, музыки.

Когда мы заходили в комнату, то дедушка часто приговаривал: «Вы лучше, чем любой Шагал!»

Он с уважением относился ко всему, что увлекало и вовлекало зрителя. Но какого-то конкретного любимого фильма у него не было.

М.М. А я бы добавила, что вы задали очень правильный вопрос, — работы Шагала невероятно кинематографичны! Особенно если взглянуть на изображаемое им пространство... Поскольку великая эпоха кинематографа и фотографии пришлась на то же время, когда появились различные авангардные течения, все «продвинутые» творцы наблюдали друг за другом, и совершенно непонятно, кто был здесь первым, настолько сильно все было переплетено.

Мерет и Белла Мейер, внучки Марка Шагала: «Grand-papa смотрел на нас как на диво дивное» (фото 13)

Марк Шагал. Силс-Мария и красное солнце. 1961–1964. Частное собрание © ADAGP Paris 2019 Chagall ®

Нельзя сказать наверняка, видел ли дедушка Мурнау или Эйзенштейна, но все они — части одного целого. Творческие люди того времени находились в одной и той же ситуации, когда все художественные приемы бурлили у них внутри, в их телах, их душах и становились выразительными средствами. Пространство у Шагала не статично, оно пребывает в постоянном движении. Складывается впечатление, что он заставлял библейские времена говорить с современными городами, странами; можно перебросить мостик от Иерусалима к Сен-Поль-де-Ванс, от Парижа к Витебску — все возможно через этот живописно-кинематографический подход к трансформации объема.

У кого в мире сейчас самая большая коллекция Шагала? Вы общаетесь с кем-то из крупных коллекционеров? И насколько вам важно знать, кто владеет картинами авторства вашего дедушки сегодня?

Б.М. В мире нет ни одной большой частной коллекции Шагала. Но точных данных мы, конечно, не знаем. К тому же, для любой коллекции куда важнее качество работ, а не их количество.

Мерет и Белла Мейер, внучки Марка Шагала: «Grand-papa смотрел на нас как на диво дивное» (фото 15)

Марк Шагал. Часы с синим крылом. 1949. Частное собрание © ADAGP Paris 2019 Chagall ®

М. М. Нет, имена коллекционеров не столь важны, но нам приятно знать, в собраниях каких музеев находятся некоторые работы.

Пожалуй, самый личный вопрос: писал ли когда-нибудь Марк Шагал вас? У вас есть собственные портреты его кисти?

М.М. Как-то раз, когда мы детьми гостили у него в Париже, дедушка взялся написать наш портрет. Но эту работу он так никогда не закончил. Для него это было слишком трудно. Когда мы заходили в комнату, то он часто приговаривал: «Вы лучше, чем любой Шагал!» Он испытывал перед нами что-то вроде благоговейного трепета. Дедушка во многом был очень скромным, застенчивым, даже неуверенным в себе человеком. Возможно, он просто не знал, как выразить свою любовь к внучкам, и так и не закончил тот портрет. А может быть, все гораздо прозаичнее и холст просто-напросто пошел на какую-то другую, более масштабную картину. А мы с сестрой на самом деле «прячемся» где-нибудь внизу, под великим полотном, и хранимся в музее.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз