Марк Руффало: «Халку впервые не надо злиться, чтобы стать зеленым монстром»

Актер рассказал о съемках в фильме «Тор: Рагнарек»

Львиную долю карьеры Руффало провел, снимаясь в романтических комедиях, изредка получая эпизодические роли у Мартина Скорсезе («Остров проклятых»), Мишеля Гондри («Вечное сияние чистого разу­ма») и Дэвида Финчера («Зодиак»). На его счету свыше 800 (!) проваленных кастингов, он дважды уходил из профессии, а когда работал бок о бок с Бенисио Дель Торо и Сальмой Хайек, периодически разносил напитки Джонни Деппу и Николасу Кейджу в «Шато Мармон». В конце концов удача ему улыбнулась — в лице сурового монстра Халка. А следом пришли и роли в «В центре внимания», и «Детки в порядке», и номинация на «Оскара». Молодым актерам впору позеленеть от зависти.

Марк Руффало

ELLE Номер посвящен новому поколению, в том числе зрителей. У вас трое детей — как они отреагировали на фильм? Просят иногда превращаться в Халка?

МАРК РУФФАЛО (смеется). Мои дети совсем как вы! Их первый вопрос был: «Папочка, ты же не умрешь? Пожалуйста, не умирай! Скажи, что не умрешь!» Они очень увлечены этой историей, особенно сын, которому сейчас 16. Дочь обожает приезжать на съемки. А младший просто называет себя бэби Халком».

ELLE В этом фильме Халк совсем другой. Почему вы изменили подход к этому персонажу?

М.Р. Ему впервые не надо злиться, чтобы стать зеленым монстром, — он может быть собой. В фильме он живет нормальной жизнью: у него есть квартира, он герой, его уважают, а не боятся. Халку, точнее его человеческому обличью Баннеру, не надо быть постоянно на взводе, теперь у него бывают разные настроения — мы находим в нем эмоции, которые раньше не встречали.

ELLE Когда вы были подростком, любили супергероев и комиксы?

М.Р. О, да! Мои двоюродные братья коллекционировали комиксы, поэтому я часто сидел в их комнате и читал Marvel, DC, «Росомаху» и «Людей Икс». И просто обожал Халка! Порази­тельно, но он правда был моим любимым героем.

Тор: Рагнарек кадры
«Тор: Рагнарек»

ELLE Что скажете о ваших отношениях с самим Тором — Крисом Хемсвортом?

М.Р. Нам было весело, я его очень люблю. Мы безумно похожи друг на друга: оба были дикими подростками, смелыми и авантюрными. Крис смешной, щедрый, забавный — я считаю его по-настоящему близким другом.

ELLE Как проводили время за кадром?

М.Р. Когда мы жили в Австралии, мне нравилось заниматься серфингом. Жаль, что не с Крисом, — он в то время работал. Я вообще провожу много времени с детьми, иногда занимаюсь йогой и садоводством — мне нравится что-нибудь выращивать, это помогает успокоиться. Наверное, во мне говорят итальянские корни.Когда я был мальчиком, то наблюдал за дедушкой в огороде, но мне туда ходить не разрешали, начинали кричать и ругаться. Поэтому теперь в Нью-Йорке я сам выращиваю всевозможные овощи и ягоды: помидоры, базилик, спаржу, дыни, виноград, малину, чернику, абрикосы, персики...

«Тор: Рагнарек»
«Тор: Рагнарек»

ELLE Почему фильмы Marvel так популярны и собирают многомиллионную кассу по всему миру? Причем со сменой поколений ситуация не меняется.

М.Р. Фильмы сочетают интересных персонажей, юмор, историю и отношения между героями. Marvel успешен, когда все эти элементы представлены в картинах. В них есть эти разные планеты, пространства и галактики... Каждый фильм — отражение личности продюсера. И чем дальше мы развиваемся, тем полнее Marvel Universe — раньше никогда не было ничего подобного. Но самое главное, что в основе этих фантастических картин лежат рассказы о людях и их взаимоотношениях.

ELLE По сценарию фильмов единственный человек, который может успокоить ­Халка и превратить его в человека, — русская шпионка Наташа ­Романофф. Как вы думаете, дело здесь больше в Скарлетт ­Йоханссон? Или в принципе русские женщины настолько сильны?

М.Р. Героиня Скарлетт представляет собой начало женского супергероя в кинематографическом пространстве. Мы пытались создать такого персонажа уже давно. Но теперь мы, как общество, стали культурно ­готовы к женщине-супергерою. Я ­хотел бы увидеть фильм, посвя­щенный только ей.