Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Лу Дуайон: «В неразделенной любви всегда есть надежда и неопределенность»

Модель, актриса и дочь Джейн Биркин — о Париже, любимых книгах и несчастной любви

Только не говорите, что не знаете ее: 35-летняя Лу Дуайон — из семьи муз и поэтому была обречена на успех. Ее мать — Джейн Биркин, сводная сестра — Шарлотта Генсбур. В разное время Лу была актрисой (вы могли видеть ее в фильме ужасов «Сэнт Анж» и романтической комедии «Целуй, кого хочешь» с Шарлоттой Рэмплинг), моделью (она представляла бренды Gap и Givenchy). К тридцати Дуайон осознала, что ее главная страсть — музыка. Тогда она переехала в Нью-Йорк и записала уже два успешных альбома. «Лу — экстраординарная личность», — то ли восхищается, то ли предупреждает меня ее агент Луиз. И она права. Интервью Дуайон больше похоже на художественную повесть со множеством атмосферных деталей и лирической концовкой.

Лу Дуайон: "В неразделенной любви всегда есть надежда — именно она причиняет больше всего боли" (фото 1)

Жакет и юбка из муара, водолазка из джерси, все — Marine Serre; кольцо (здесь и далее), собственность Лу

ФОТОMasha MelСТИЛЬanna grigoryan

ELLE Вы родились и долгое время жили в Париже. И снимаем мы вас именно в этом городе. Что он для вас значит?

ЛУ ДУАЙОН Все просто, это мой любимый город. Из всех главных мировых столиц Париж — самый маленький, он как деревня. С другой стороны, это музей под открытым небом. Если пройтись по 5-му округу, можно потрогать стены IV века! Париж как книжка-раскладушка: на каждом углу возникают королевские дворцы, очаги революций и коммунизма, статуи и символы разных эпох. Франция окружена Европой, это край земли, fin de la terre. И это не могло не отразиться на нашей культуре, моде и стиле.

Мы, парижане, — прирожденные критики. Отсюда и стиль в одежде — мы одеваемся, зная, что нас обязательно будут обсуждать и оценивать

На протяжении веков Париж слыл романтическим убежищем, городом для свободных художников. И в конце концов он превратился в фантазию, которой нужно соответствовать, что стало для парижан ежедневной задачей. Поэтому мы все здесь с рождения критики и следим за тем, как выглядим, — ведь мы знаем, что нас обязательно будут обсуждать и оценивать.

Лу Дуайон: "В неразделенной любви всегда есть надежда — именно она причиняет больше всего боли" (фото 5)

Плащ из кожи, Céline; серьги (здесь и далее), собственность Лу

ФОТОMasha MelСТИЛЬanna grigoryan

О человеке можно многое сказать по тому, что он делает по утрам. Как проходят ваши зав­траки? И, на контрасте, есть ли у вас ритуалы перед сном?

Завтраки я обожаю! Тут сошлись мои британские и французские корни. ­Англичанка во мне требует потратить на завтрак добрых полтора часа — и ни одно утро не обходится без яиц, бекона, сосисок и авокадо. Но тут вступает француженка и намазывает масло на багет, а круассан — джемом. Что я делаю перед сном? Ночью у меня начинается вторая жизнь — в кровати я читаю, смотрю кино, даже играю на гитаре. Как хорошо, что мой бойфренд позволяет все это делать и не просыпается!

Лу Дуайон: "В неразделенной любви всегда есть надежда — именно она причиняет больше всего боли" (фото 7)

Комбинезон из жаккарда, с вышивкой, Gucci.

ФОТОMasha MelСТИЛЬanna grigoryan

Вы и актриса, и модель, и иллюстратор, и певица. Какая работа сейчас главная?

Мне так странно, что людей удивляет количество моих занятий. Я пробую все средства, чтобы выразить себя, свои мысли и то, что я чувствую. Разница между ними лишь в степени вовлеченности — меня и людей вокруг. Когда снимаешься в кино или для журнала, то нужно рассчитывать не только на себя, но и довериться таланту режиссера или фотографа. Когда я пишу музыку или рисую, то тут я одна, в тишине. Это прекрасно, но это и пугает. Хотя все циклично — я почти целый год трудилась над своим третьим альбомом в одиночестве, и теперь пришло время пойти в студию звукозаписи, работать с продюсером. Дальше будет тур и тысячи людей, а потом я запрусь в доме и буду рисовать. Снова одна. 

Лу Дуайон: "В неразделенной любви всегда есть надежда — именно она причиняет больше всего боли" (фото 9)

Жакет и шорты из денима, рубашка из хлопка, все — Véronique Leroy; ботильоны из нейлона и жаккарда, Marine Serre

ФОТОMasha MelСТИЛЬanna grigoryan

В вашем инстаграме фотографий книг больше, чем селфи. Что вы любите читать и не хотели бы сами написать книгу?

Сейчас я просто не могу функционировать без книг. Помню, папа (режиссер Жак Дуайон. — Прим. ELLE) заставлял меня читать в детстве, а мне казалось это таким скучным. Чтобы развлечься, я читала вслух в кровати. И вот что-то щелкнуло — в 10 лет мне в руки попалась книга Леклезио, и с тех пор я не расставалась с литературой. Мои прошлые возлюбленные, прошлые жизни, мои друзья — это все в книгах. Я училась шутить с Диккенсом, Филипом Ротом, Буковски, Фанте. Познавала любовь и эротизм с Генри Миллером, Аполлинером, Батаем и Анаис Нин.

Ночью у меня начинается вторая жизнь — в кровати я читаю и даже играю на гитаре. Хорошо, что бойфренд крепко спит!  

Страдала с Достоевским, Грэмом Грином, Кутзее. Училась быть сильной с Эмили Дикинсон, Сильвией Плат и Энн Карсон. Фолкнер, Капоте и Фланнери О’Коннор рассказали мне о жестокости. Я путешествовала сквозь время, для меня не существовало границ и условностей. Но написать книгу сама я пока не решилась — это дело обрекает на одиночество и требует полной отдачи. Моя мама часто шутит, что видит меня в старости очень мудрой, с трубкой и в кресле-качалке. Возможно, такая Лу и будет писателем. А пока все мои силы отнимает музыка.

Лу Дуайон: "В неразделенной любви всегда есть надежда — именно она причиняет больше всего боли" (фото 13)

Свитер и трусы из вязаного трикотажа, Isabel Marant

ФОТОMasha MelСТИЛЬanna grigoryan

В своих интервью вы часто говорите о том, что неразделенную любовь сложнее пережить, чем смерть любимых. Как вы пережили свою? 

Смерть — это конец, и она не оставляет выбора: либо живи дальше с памятью о любимом человеке, либо не живи, сдавайся. А в неразделенной любви всегда есть надежда и неопределенность, она-то и доставляет больше всего боли — «А что, если?», «А вдруг?». Можно всю жизнь положить на ожидание ответных чувств от человека, которому все равно. Но зачастую это страдания нарцисса. Это ты — против себя самой, и никто тебе не поможет. И к другому человеку эта боль имеет мало отношения. У меня был душераздирающий роман, который закончился несчастливо. Сейчас я часто вспоминаю слова Алана Уотса: «Нет ожиданий, нет и разочарований». Но тогда я не была так мудра, и мне помогали друзья, водка и сигареты. Но все стало хорошо. И у вас тоже будет!

Лу Дуайон: "В неразделенной любви всегда есть надежда — именно она причиняет больше всего боли" (фото 15)

Блуза из тюля и кружева, шорты из кожи, все — Saint Laurent

ФОТОMasha MelСТИЛЬanna grigoryan

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Читайте также
Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз