Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Колумнист ELLE Эдгардо Озорио — о Венецианской биеннале и сюрреалистичном Бале Тьеполо

Основатель бренда AquazzurA, завсегдатай лучших вечеринок на планете, искрометный рассказчик и колумнист ELLE Эдгардо Озорио — о венецианской биеннале, самых вдохновляющих палаццо, инсталляциях, перформансах и сюрреалистичном Бале Тьеполо

Каждые два года я попадаю в сказку — биеннале в Венеции я иначе не воспринимаю. Волшебное время! Магическое место! В этом году я прилетел в Италию из Марракеша, где мы отмечали день рождения приятеля. И уже в аэропорту — сюрприз! Встретил Питера Марино, известного архитектора и председателя компании Venetian Heritage, которая занимается охраной и реставрацией культурных памятников Венеции.

Колумнист ELLE Эдгардо Озорио — о Венецианской биеннале и сюрреалистичном Бале Тьеполо (фото 1)

Я еще ни разу не видел, чтобы люди путешествовали с таким количеством чемоданов, как он! Знаете, так в XIX веке аристократы переезжали из города в город, взяв все содержимое своих особняков. Маленькие кожаные сумки, чемоданы побольше, совсем огромные и — о! что это? два кожаных черных гроба? «В них лежат мои костюмы для вечеринки в субботу. А что такого?» — невинно сообщил мне Марино. (Об этой вечеринке — под занавес.)

Колумнист ELLE Эдгардо Озорио — о Венецианской биеннале и сюрреалистичном Бале Тьеполо (фото 3)
Колумнист ELLE Эдгардо Озорио — о Венецианской биеннале и сюрреалистичном Бале Тьеполо (фото 4)

Во время биеннале Венеция как будто «открывается» — ты можешь попасть в такие места, о существовании которых и не подозревал: роскошные палаццо «под замком» вдруг гостеприимно распахивают свои двери. Тема биеннале в этом году была очень необычная — «да чтобы ты жил в интересные времена!», китайское проклятие, которое наводит на мысли и о политической, и об общественной, и об экологической ситуациях, чему и были посвящены экспозиции.

В двух черных ­кожаных гробах были сложены костюмы для субботней ­вечеринки в ­венецианском ­палаццо

Один из самых интересных павильонов, который и выиграл главный приз, «Золотого льва», — Литва с их перформансом Sun & Sea (Marina). Представьте себе пляж, люди вроде ведут себя так, как и положено, — мажутся лосьонами, загорают, играют в волейбол. И внезапно они начинают исполнять оперу!

Колумнист ELLE Эдгардо Озорио — о Венецианской биеннале и сюрреалистичном Бале Тьеполо (фото 8)
Колумнист ELLE Эдгардо Озорио — о Венецианской биеннале и сюрреалистичном Бале Тьеполо (фото 9)

Я люблю исследовать и то, что происходит вне рамок биеннале, но связанное с искусством. В этот раз мне особенно понравилась инсталляция Шона Скалли в соборе Сан-Джорджо-Маджоре — художник выстроил внутри башню высотой в 25 метров из разноцветных полупрозрачных плит. В эту структуру можно зайти и посмотреть на древние стены собора в призме разных цветов. В палаццо Гримани XVI века тот самый Питер Марино отреставрировал один из залов, обставив его множеством римских, венецианских и греческих статуй с пола до потолка.

Колумнист ELLE Эдгардо Озорио — о Венецианской биеннале и сюрреалистичном Бале Тьеполо (фото 11)

Для меня это был опыт «до и после» — когда я был в Гримани четыре года назад, этот зал был пуст и обшарпан. И вдруг — такие метаморфозы. Мой хороший приятель Шахан Менассян, известный декоратор, изменил до неузнаваемости интерьеры другого исторического здания — аббатства Сан-Грегорио, которое когда-то «бедная маленькая богачка» Барбара Хаттон подарила своему седьмому мужу Кэри Гранту на свадьбу. Шахан обставил его в стиле современного mid-century — особенно это круто выглядит с видом из огромных окон на площадь Сан-Марко. Во дворце и галерее Ca’D’Oro оказалось отличное собрание фламандцев, среди которых неожиданно попадались арт-объекты авторства Рика Оуэнса, Мишель Лами, Вирджила Абло. Инсталляция с гирляндами тоже оттуда.

Колумнист ELLE Эдгардо Озорио — о Венецианской биеннале и сюрреалистичном Бале Тьеполо (фото 13)

Пришло время рассказать вам и о той самой вечеринке, куда Питер Марино привез два огромных гроба с костюмами. Это был Бал Тьеполо, организованный Dior и Venetian Heritage. У этого мероприятия отличная история: в 1951 году в палаццо Лабиа прошел потрясающий бал, гостями которого были и Кристиан Диор, и Сальвадор Дали. Вдохновение для вечера организаторы искали во фресках дворца. Сегодня история повторилась — и, должен признать, я никогда не видел ничего похожего. А уж я-то побывал на нескольких сотнях вечеринок! Ужин был накрыт в двенадцати залах, каждый из которых был оформлен по-своему и утопал в цветах. Я просто бродил по этим комнатам с открытым ртом. А еще это редкий случай, когда все внимательно отнеслись к дресс-коду: в опциях значился и black tie, но все, абсолютно все, пришли в сюрреалистичных костюмах. Я надел кейп Dolce & Gabbana Alta Moda и корону-солнце, сделанную на заказ. Передвигаться в таких костюмах было, конечно, сложновато. Одна моя знакомая в платье Oscar de la Renta приехала со свитой фотографов, которые снимали ее с соседней лодки: в одну из-за пышного подола они все не поместились. Когда мы все ввалились в палаццо в этих нарядах, первое, что услышали: «Ну вы, ребята, даете!» Это была Моника Беллуччи. Лучший комплимент в моей жизни и самый классный уикенд в Венеции!

Читайте также:

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Читайте также
Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз