История одного банана: почему спектакль «7 дней в совриске» в Театре Наций обсуждают всю зиму? Рассказывает Алиса Хазанова

Легко. Смешно. Швами наружу

Экспериментальная постановка Театра Наций — ее показывают в Новом пространстве на Страстном бульваре — режиссера Егора Матвеева по (практически) одноименному произведению Сары Торнтон «Семь дней в искусстве» показывает современный арт-рынок швами наружу. Виртуально в нем даже приняли участие Павел Пепперштейн, Ольга Свиблова, а сюжет разворачивается вокруг вполне реальной Премии Кандинского и «Гаража». Герои на сцене — образы хотя и ироничные, но показывают главных и вполне конкретных персонажей светской Москвы. Так все-таки в музей сходили? За кулисы заглянули? Или в новом молодом театре побывали? Отвечает «директор галереи», актриса Алиса Хазанова.

Алиса Хазанова
Алиса Хазанова

ELLE В декабре на генеральном прогоне спектакля в зале рядом со мной сидел художественный руководитель Театра Наций — Евгений Миронов. После показа он отправился за сцену. Что он вам тогда сказал? 

АЛИСА ХАЗАНОВА Он сказал нам самые правильные слова: «Нужно сократить». Абсолютно с ним согласна. Мы сделали это уже перед следующим показом на зрителях.

Вы тоже придерживаетесь теории, что спектакль рождается на седьмом показе?

Сложно ответить однозначно — бывают очень разные спектакли. Но вообще, да, спектаклю нужно время «пожить» со зрителем. Есть такой закон, физический. Контакт между зрителем и спектаклем выстроить заранее невозможно.

Это ваш первый опыт сотрудничества с Театром Наций. Какие впечатления?

Я очень люблю Театр Наций. Так еще и такая замечательная команда в этот раз собралась! Сложно этому не радоваться. Мне нравится очень нестандартный материал постановки. К тому же для меня это еще и первый опыт работы в драматическом ансамбле. Обычно я играю истории одна или вдвоем с партнером. А мне так хотелось получить опыт творческого ансамбля — и вот свершились. И все партнеры оказались просто чудесными. 

Что появилось раньше — желание поработать с Театром Наций или этот конкретный материал? 

Мне просто предложили сыграть конкретно в этой постановке, и я с радостью за нее взялась.  

На кого рассчитан спектакль «7 дней в совриске»?

Думаю, будут очень разные реакции. Определенно сюда придут зрители, для которых вся эта система координат окажется узнаваемой. И они будут радоваться… или злиться от этой узнаваемости. Но будут и те зрители, которые ничего не знают про современное искусство, — и для них это будет некая шпаргалка, инсайд. Главное, чтобы и для тех, и для других это было весело и зажигательно. 

Спектакль «7 дней в совриске»

Я знаю, что вы были куратором на одной из выставок в Московском музее современного искусства. Как вас занесло в совриск? 

Я, наверное, просто по своей природе человек, интересующийся разными веяниями. Скажу банальные слова, но это абсолютно нормальный процесс — заниматься неким движением, развитием себя как личности. Я очень люблю ходить по выставкам и музеям, меня это вдохновляет. Однажды меня пригласили поучаствовать в арт-проекте (речь идет о «МОММА 99/19». — Прим. ELLE) — и, насколько я знаю, музей остался доволен. 

У вас дома есть произведения современного искусства?

Да, конечно. Например, Павел Пепперштейн.

Спектакль «7 дней в совриске»

Все совпадения в этом спектакле случайны или специальны? Ведь этой постановкой вы «дразните» сразу два сообщества: театральных критиков и арт-тусовку. 

Все вопросы к Егору. (режиссер «Совриска» Егор Матвеев — Прим. ELLE). Это целиком его проект. Я, как актриса, про такие вещи думать не должна. Я лишь пропускаю через себя персонажа, стараюсь, чтобы он был понятным, со своей логикой и устремлениями. В данном случае мне гораздо больше интересна история про искусство, а не про конкретных людей. А кто там обидится/не обидится — пусть режиссер переживает. Но, кажется, он совсем об этом не думает. 

В этом спектакле показана изнанка российского арт-рынка. Как вам кажется, она сильно отличается от западной?

Да, сильно. У нас есть свой культурный код, свой колорит территории. Но, так как спектакль был поставлен по книге «Семь дней в искусстве», которая описывает мировой арт-рынок, некая универсальная формула в нем тоже есть. Так или иначе, эту модель перенесли на российские реалии, за последние десять лет в области искусства произошло заметное развитие.

С одной стороны — развитие. С другой — в спектакле очень красочно показана тема кумовства… 

Думаю, эту тему можно применить не только к современному искусству, но и к любой индустрии. Это общечеловеческая проблема, и здесь она тоже есть.

Спектакль «7 дней в совриске»
Спектакль «7 дней в совриске»

Спектакль показывают не на основной, а на новой, камерной сцене. Каково это — выступать перед маленькой аудиторией?

У меня уже есть большой опыт выступления в маленьком зале — я все-таки шесть лет играла в театре «Практика» и выступаю на малой сцене Электротеатра. Любопытно, что до этого я много лет провела на сцене Большого театра и вообще на самых разных больших мировых сценах. Это лишь момент адаптации к тому месту, где ты играешь. Это всегда очень важно — совместить себя с пространством, понять, какая энергетика нужна. Но я не вижу в этом проблемы.

Почему вы не привязываетесь ни к одной театральной труппе?

Я восемь лет отработала в Большом театре.  И это хорошая прививка. (Смеется.) На данный момент — просто так складываются обстоятельства.  Если мне поступает интересное предложение, я с радостью на него откликаюсь. И совсем не против того, чтобы состоять в театральной труппе. Просто сейчас я занимаюсь совершенно разными вещами: играю в театре, снимаюсь в кино, выступаю как режиссер. 

Вы смотрите больше в сторону кино?

Пока стараюсь совмещать оба направления. Когда ты делаешь фильм, то абсолютно точно можешь заниматься только этим и ничем другим. Фильм полностью тебя забирает. Но в целом — это вопрос правильно составленного рабочего графика. 

Спектакль «7 дней в совриске»

Вот уже который раз на сцене вы поете. Никогда не думали о карьере певицы?

Если честно, пение на сцене — это совсем не мой запрос! (Смеется.) Этого режиссеры хотят, а я лично никогда не претендую на исполнение. Я просто стараюсь делать это достойно и в профессиональных рамках, но не более того. Нет, певческих амбиций у меня нет.  

Работа до и после пандемии. Вы почувствовали разницу? 

Я очень рада, что работа сейчас есть. Настоящее счастье артиста и любого художника — в труде. Нам всем сильно не хватало творческой среды, общения с партнерами. Мы даже до конца не понимаем, что в большинстве стран мира театры закрыты и актеры не работают. И тот факт, что мы просто можем всем этим сейчас жить, — это большой подарок, учитывая ситуацию с пандемией. 

Что дальше?

Мое важное правило по жизни — я никогда не говорю о своих планах, пока их не осуществлю. Готова отчитываться лишь о проделанной работе.  

Спектакль «7 дней в совриске», Новое пространство Театра Наций, 21 февраля, 1 и 2 апреля.