Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Ирина Старшенбаум о Каннском фестивале, романе между Цоем и Науменко и роке 80-х

Эксклюзивное интервью ELLE

9 мая в Каннах прошла премьера фильма Кирилла Серебренникова «Лето», вошедшего в основной конкурс кинофестиваля. В основе картины, рассказывающей о начале творческого пути Виктора Цоя и создании группы «Кино» — драматический треугольник между легендарным рокером (его сыграл корейский актер Тео Ю), создателем группы «Зоопарк» Майком Науменко (дебют в кино Ромы Зверя) и его женой Натальей, роль которой досталась Ирине Старшенбаум. ELLE расспросил актрису о том, как «Лето» (в кино с 7 июня) был воспринят каннской публикой и повлиял ли арест режиссера на финальный вариант монтажа.

Ирина Старшенбаум о Каннском фестивале, романе между Цоем и Науменко и роке 80-х (фото 1)
ФОТОФото: Лена Сарапульцева

ЕLLЕ Это ваш первый Каннский фестиваль. Какие впечатление от происходящего?

ИРИНА СТАРШЕНБАУМ У меня стойкое ощущение сна или, знаете, полета на облаках. Поражает способность людей сделать фестиваль, похожий на круглосуточный праздник, где каждый участник может почувствовать себя самой настоящей звездой. Когда ты находишься там, то можешь изнутри наблюдать движение этого огромного кинорынка: все участники друг друга знают — работали когда-то вместе или только собираются поработать. Конечно, я очень рада, что «Лето» попало в конкурсную программу. Когда фильм случается вопреки всему, это самая большая награда, которая только может быть. Я безмерно счастлива за Кирилла Семеновича Серебренникова — он заслужил эту премьеру, как никто. Художнику необходимо быть нужным своей аудитории. Очень здорово, что есть такая площадка как Каннский кинофестиваль, которая открывает миру малобюджетное или даже вовсе безбюджетное кино. Фактически, дарит фильму новую жизнь.

Ходят слухи, что публика приняла картину «на ура».

После показа «Лета» зал встал и аплодировал беспрерывно в течение десяти минут. Приятно, что люди так тонко чувствуют кино. Реакция публики на каждую сцену была очень живая — я буквально ощущала вибрации зала и стопроцентную включенность людей в наш фильм.

В жизни Виктора Цоя было немало интересных эпизодов, дружб и связей. Почему создатели «Лета» сконцентрировались именно на истории его взаимоотношений с Майком и Натальей Науменко?

Как сказал Рома Зверь в одном интервью, снимать про взрослого артиста Виктора Цоя было бы неинтересно. Я с ним согласна. Мы все видели его концерты, слышали его песни, мы чувствуем его харизму и понимаем, какой невероятной звездой он был. Его биография известна каждому. А про пластинку «45», про взаимоотношения с БГ, с Натальей и Майком, про историю ленинградского рок-клуба, про первые песни Цоя, которых он стеснялся и боялся, знают далеко не все. Информацию о драматическом треугольнике Виктора, Натальи и Майка очень сложно найти в интернете, дело в этом.

Готовясь к съемкам, вы общались ли с Натальей Науменко лично?

Да, я ездила к ней под Вологду на машине. Она приняла меня очень тепло, мы долго общались. Она рассказала мне некоторые приватные вещи, которые я не выношу на свет — они помогли мне создать базу для роли. Наталья всегда была очень открыта по отношению ко мне, трепетна и внимательна к моим вопросам. Для меня это было важно.

Ирина Старшенбаум о Каннском фестивале, романе между Цоем и Науменко и роке 80-х (фото 3)

Как вам работалось с корейским актером Тео Ю? Не возникало ли языковых или иных барьеров?

Тео — очень интеллигентный и талантливый человек. С той тщательностью, с которой он готовился к съемкам, не работал, наверное, никто. Ему экстренно пришлось учить русский язык и песни Цоя, поэтому он не спал ночами, а днем ходил с наушниками, впитывая русскую речь. Но тяжелее всех прочих была моральная ответственность за исполнение роли Виктора Цоя, которого в Корее знают и любят. Это как легенда, которую нельзя осквернить. Удивительно, но у Тео оказалась абсолютно русская ментальность. Вернувшись домой, он присылал нам фото, на которых готовит пельмени и варит борщ, писал, что так хорошо, как он чувствовал себя прошлым летом на съемках, ему не было даже дома. На площадке мы общались на английском, в кадре Тео говорил на русском. Кирилл Семенович все регулировал. У него на площадке не бывает лишних людей, мы все четко понимали, что нужно делать.

«Лето» — ваша первая работа с Кириллом Серебренниковым. Какие ощущение она оставила?

У него потрясающее чувство вкуса. Он буквально соткан из любви, энергии, творчества. Я всегда мечтала с ним поработать, и рада, что мечта сбылась. Когда ты находишься рядом с Кириллом Семеновичем, то готов пойти на все, чтобы хорошо сыграть, чтобы продолжать его вдохновлять, чтобы ему было интересно с тобой работать. Потому что с ним работать невероятно интересно, и хочется ему соответствовать. Он здорово вдохновил меня и всех нас. Я очень скучаю по нему, правда.

Повлияло ли дело «Седьмой студии» и арест режиссера на финальный вариант монтажа?

Думаю да, но точно не могу сказать, потому что не видела промежуточный монтаж. Мы сняли без Кирилла Семеновича всего несколько сцен, основываясь на совместных репетициях. Насколько я знаю, из того, что успели отснять, он пытался сделать несколько альтернативных версий монтажа, и в итоге остановился на той, что есть сейчас. Возможно, если бы он был на свободе, мы бы сняли такое большое количество прекрасного материала, что хватило бы на два фильма. Но с другой стороны, нельзя же привезти в Канны целых два фильма за один раз!

Вам самой рок 80-х близок? Любите ли вы «Кино», БГ или зарубежных исполнителей того периода, которыми заслушивались ваши герои?

Я иногда слушаю Игги Попа и The Velvet Underground. Я была крайне удивлена, читая сценарий — там были прописаны песни, которые будут исполняться в картине. Я все думала: как же мы будем снимать, нам же не дадут прав на эту музыку! Я очень люблю Цоя, «Кино», его альбом «45». Науменко мне менее близок, хотя это абсолютно незаслуженно забытый артист — дело в том, что его нужно слушать под настроение. Но мой фаворит — группа «Аукцыон». На мой взгляд, их песни актуальны всегда.

Ирина Старшенбаум о Каннском фестивале, романе между Цоем и Науменко и роке 80-х (фото 5)

А как насчет эстетики 80-х — она вам близка?

Наверное, только кожаными куртками, с которыми я не расстаюсь. А что касается съемок, то мода сейчас настолько вернулась обратно, что я на площадке и не чувствовала себя в 80-х. В какие-то моменты казалось, что вокруг обычные питерские ребята, если не обращать внимания на прически. Нашему художнику по костюмам Татьяне Долматовской удалось подобрать удивительные костюмы, которые соответствовали нашим персонажам, а еще — атмосфере черно-белого кино.

Некоторые критики обвиняют создателей фильма, да и саму Наталью Науменко в надуманности истории о якобы случившемся романе между ней и Цоем…

Ну, Наталья и не думала расписываться кровью в подтверждение того, что этот роман был. Начнем с того, что это не документальное кино, а художественное. Когда мы снимаем игровой фильм, мы намеренно усиливаем некоторые сюжетные линии для того, чтобы смысл произведения был более доходчив. Именно это и произошло. Посмотрите кино и решите, был ли между ними роман или нет. Честно говоря, меня раздражает такой подход. Зачем все документировать? Оставляйте место для фантазии!

Как вы относитесь к мнению Бориса Гребенщикова, который, как очевидец тех лет, заявил, что сценарий не имеет ничего общего с событиями молодости его друзей и коллег?

БГ захотел высказаться, и он это сделал. Точка. Он видел лишь первоначальную версию сценария, а между написанным и снятым, как мы понимаем, колоссальная разница, я бы даже сказала — пропасть. Я могу объяснить нападки рокеров из 80-х. Это их молодость, лучшее время жизни — конечно, они очень переживают за то, что какие-то события могут быть очернены или неправильно интерпретированы. Это естественный инстинкт самосохранения.

Чем планируете заняться после Канн, когда вся шумиха поуляжется?

Репетировать спектакль в «Гоголь-Центре» и сниматься кино, конечно. Мой единственный проект на лето — «Притяжение 2». Уже сейчас понятно, что проект будет очень большим, мощнее и взрослее первой части. Федор Бондарчук пригласил крутых художников, и часть команды, которая работала с нами над «Лето». Мне самой очень интересно, во что он выльется.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз