Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Илья Куснирович и Маруся Ковылова — о разгадывании культурного кода «совка», организации архэкспедиций и улетных вечеринках

Участники творческого объединения Esthetic Joys Илья Куснирович и Маруся Ковылова — настоящие энтузиасты с горящими глазами. В те нелегкие времена, когда в Париже закрылся легендарный концепт-стор Colette, в московском ГУМе ребята открыли свой собственный — «Секцию», утолив печали страждущих по новым форматам столичных щеглов. На трех этажах круто прокачанного пространства они аккумулируют энергию российского дизайна и расшифровывают послания зарубежных брендов, а в свободное время тащатся от модернистской

ELLE В «Секции» вы делаете ставку на сторителлинг. Какие истории брендов вас особенно зацепили?

МАРУСЯ КОВЫЛОВА Помню, как мы познакомились с брендом Holzweiler — у этих ребят из Швеции очень интересный градиентный паттерн. Они рассказывали, как в детстве ездили в лагерь, жили в палатках и в пять утра просыпались, открывали молнию и смотрели, как всходит солнце. Вот эти воспоминания о северном рассвете они перенесли в свой градиентный цвет.

Илья Куснирович и Маруся Ковылова — о разгадывании культурного кода «совка», организации архэкспедиций и улетных вечеринках (фото 1)

На Марусе: худи и брюки из хлопка, все — Opening Ceremony; кеды из хлопка, «Два Мяча»; солнцезащитные очки, P.Y.E X FKSHM. На Илье: худи и брюки из хлопка, все — «Кружок»; кроссовки из кожи, Isabel Marant

ФОТОAlexei DunaevСТИЛЬekaterina cassina

ИЛЬЯ КУСНИРОВИЧ Или, например, Drôle de Monsieur. Ребята из Дижона придумали слоган-мем Not from Paris, Madame, потому что сейчас все французские бренды стараются себя позиционировать как парижские.

Вы сами тоже активно занимаетесь выстраиванием собственного нарратива в рамках проекта Esthetic Joys. Сейчас это похоже на альтернативную советскую реальность. Это такая тоска по прошлому, которое не удалось застать?

И. К. Это тоска по тому будущему, которое еще не наступило (смеется). Культурная среда, в которой мы растем, оказывает на нас влияние — хотим мы этого или нет. Ты постоянно видишь бесконечное количество каких-то непонятных знаков и символов — для любого ребенка это загадочно и интересно. Есть определенный культурный код, в котором нам приходится разбираться, — так художники приезжали на развалины в Рим. Жить на руинах империи — в этом есть своя специфика. Союз был объективно выдающимся проектом, он имел широкие горизонты планирования в гуманистическом плане. Поэтому многие идеи и параллели мы находим в прошлом. А так нам интересен не только «совок» — например, замечательный Серебряный век, мирискусники, Дягилев.

Вы периодически куда-нибудь экспедируетесь — недавно в наукоград Пущино выбирались, например. Куда и зачем отправляетесь, что ищете, что находите?

М. К. Наша основная идея — наблюдать и познавать. Так сложилось, что мы очень интересуемся модернистской архитектурой, этими образами будущего. В первую экспедицию в Армению собралось почти сто человек — мы даже в какой-то момент растерялись от такого количества, но, наверное, поэтому поездка и получилась такой запоминающейся. Как-то стихийно собралось очень много классных личностей.

И.К. В долгосрочной перспективе нам хотелось бы на основе общих впечатлений сплотить людей, которые смогут как-то позитивно повлиять на вектор развития нашей страны. Мы не концентрируемся только на андерграундной техно-сцене или только на гламурных ребятах из Gazgolder — это вообще не имеет значения, потому что мы пытаемся построить комьюнити вокруг базовых ценностей. А в краткосрочной перспективе это просто времяпрепровождение с близкими по духу людьми. Людям хочется почувствовать себя детьми, им очень прикольно в это играться! Мы берем на себя всю организацию и программу, а они могут просто бегать на обед, есть котлетки с пюрешкой, или ехать на заднем сиденье автобуса и чувствовать себя плохими парнями.

М. К. Серьезно, у меня за два дня до экспедиции в Пущино появилось такое волнительное предчувствие, как в детстве перед поездкой в лагерь. И под конец тоже было вот это грустное: «Ребята, ну мы же будем встречаться в Москве!»

А что насчет «Вечера эстетических удовольствий»? В прошлом году все тусовались на «Голубом огоньке» у Сатаны. Чего ждать сейчас?

И.К. В этом году мы будем делать ВЭУ в нарочито Christmas-стиле. Причем нам интересно, как видели Christmas российские дети в 1990-е — вот это смешение рождественского вайба с новогодними реалиями, VHS и «Один дома» с Володарским на переводе.

Про Bosco Fresh Fest рано спрашивать?

И.К. В этом году была, наверное, самая крутая наша локация — Дворец пионеров. Но за один день мы не успели охватить даже 30 % всей площадки, поэтому сейчас думаем сделать из этого дилогию. Устроить фестиваль в том же месте, только уйти немного в другую сторону, к парашютной башне. Но мы пока в раздумьях, поэтому, уважаемые читатели: если кто-то из вас знает парки с большой поляной и интересным антуражем — пишите письма. А из сумасшедших идей — сделать что-нибудь в Суздале, на целую неделю. И чтобы весь город участвовал — кто-то на гуслях играет, кто-то свои инсталляции делает, кто-то ставит свой танцпол. Вот это было бы офигенно! Как Burning Man.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз