Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Игорь Чапурин: «С Наоми Кэмпбелл я бы пошел даже в разведку!»

Большому юбилею любимого русского дизайнера посвящается

Он всегда приходит вовремя — ­качество, как известно, достойное королей. Игорь Чапурин и сам напоминает аристократа — учтивый и вежливый, он разговаривает так, будто не интервью дает, а зачитывает увлекательную книгу. Герои его рассказов — ­легенды: от княгини Голицыной до Наоми Кэмпбелл. Двойной юбилей этого года (самому Игорю в конце марта исполнится 50, а его бренду — 20) не слишком заботит дизайнера. По его словам, он предпочитает смотреть вперед, а не оглядываться. Но там, в прошедших годах и в памяти этого человека, хранятся поразительные истории, которыми Игорь все же поделился с нами. 

Игорь Чапурин: "С Наоми Кэмпбелл я бы пошел даже в разведку!" (фото 1)
ФОТОAlexey kolpakovСТИЛЬliliya simonyan

ПАРИЖ

Моя жизнь бесконечно любопытна. Из родного города Великие Луки я поехал поступать в Витебский технологический техникум, чтобы понять, как создается одежда, и получить образование конструктора. Жил где придется, ночевал на вокзале. Затем у меня появилась мечта — попасть на конкурс Nina Ricci в Париж. К нему допускались только студенты высших учебных заведений, и для этого мне снова пришлось вернуться в Витебск — на этот раз я пошел в технологический институт. Чтобы я смог сшить платье для конкурса, моя мама продала свой новый костюм Ted Lapidus. Так, французский модельер помог мне попасть на конкурс Nina Ricci, настоящий праздник моды. В Париж в тот год поехали десять русских ребят, денег у меня было больше всех — 50 долларов. Правда, оказалось, что отель на них не снимешь, и мы чуть снова не остались ночевать на улице. В последний момент моя подруга уговорила богатого японца оплатить нам две ночи в пятизвездочном отеле. А еще две мы провели в школе при Синдикате Haute Couture — спали на шанелевских твидах и смотрели кутюрные показы в лекционном зале. Сейчас я думаю, что весь этот романтизм дал мне способность никогда ничего не бояться. 

КОЛЛЕКЦИИ

Мое прошлое становится мне безразлично с того момента, как я понимаю, что ничего уже не изменить — либо уже после показа, либо за несколько дней до, когда в процесс лучше не вмешиваться. Мне гораздо интереснее будущее, все новое, неизвестное. Сейчас мы работаем над сезоном 2019, и я только этим и живу. Но я помню все свои коллекции. Как их показывали в Нью-Йорке на крыше небоскреба, или все двенадцать шоу в Париже и особенно первое. 2005-й. Год, когда я сделал свой первый балет в Большом театре в качестве художника по костюмам. Я до сих пор являюсь единственным модным дизайнером, работающим с Большим театром после Кардена, Живанши и Ива Сен-Лорана. И первую коллекцию для парижской Недели моды — «Один день балетной танцовщицы» — я посвятил своим эмоциям от этого сотрудничества. Это история о том, как девушка в течение дня готовится к выходу на сцену. Другая важная коллекция — «Лолита», 2006 года. Парадоксально, но она родилась под влиянием скорее Кубрика, чем Набокова. Я посмотрел его знаменитый черно-белый фильм и тут же придумал золотые комбинезоны. Уже через несколько дней после показа один из них заказала Бейонсе — и открывала в нем свой мировой тур.

Игорь Чапурин: "С Наоми Кэмпбелл я бы пошел даже в разведку!" (фото 3)

Слева направо: платье из крепа, декорированное металлическими пайетками, комбинезон из крепа и шелкового репса с инкрустацией из пайеток, платье из крепа и шелкового репса, декорированное металлическими пайетками, все — Chapurin Haute Couture 2018

ФОТОalexey kolpakovСТИЛЬliliya simonyan

Да, я делал русские коллекции, но никогда не играл в фольклор. Не показывал лубочную Россию, страну, где есть только валенки, икра и водка. Моя Россия — умная, деликатная, родина Набокова и великих историй. Я часто иронизирую над временем. Так, например, коллекцию «Анна Каренина» мы показывали под песни Depeche Mode. А в «Александре Невском» использовали высокотехнологичные ткани. Практически все вещи — доспехи, платья, жакеты — были созданы из специального шелка, покрытого лаком по особой японской технике. Казалось, будто мех облили водой. Костюмы из «Александра Невского» стали источником вдохновения для моей новой балетной постановки в Париже — «Ромео и Джульетты» хореографа Анжелена Прельжокажа. Так что я, скорее, лукавлю, когда говорю, что не люблю вспоминать о прошлом. 

ПОКАЗЫ

Декорации к нашим показам тоже заслуживают внимания. Тот же «Александр Невский» проходил на подиуме, обыгранном светом, — казалось, что «задник» завален сожженными досками, словно город после пожара. Один раз мне захотелось сделать показ в Париже в атмосфере зимы. Эта тема часто прослеживалась у Достоевского: ночной Петербург — и в треугольнике света от уличного фонаря падает снег. Перед нашим французским продакшн-агентством мы поставили непростую задачу — воссоздать это в черном пространстве подиума. Модель появлялась в заснеженном круге света от прожектора. А Каренину мы, конечно, отправили под поезд!

МУЗЫ

Я — баловень судьбы. Мне повезло встречать великих людей, которые повлияли на мою жизнь. Почти сразу после конкурса Nina Ricci кто-то показал мою коллекцию Ирен Голицыной, и та предложила мне поработать на ее итальянский бренд Golitzine. Помню, как страшно волновался, когда шел с ней знакомиться. Она остановилась в маленьком частном отеле в Москве, я постучал в дверь, и мне открыла роскошная загорелая аристократка. Дикой красоты! С потрясающей укладкой, огромными серьгами, десятком браслетов и цепью с остовом золотой рыбы на шее. Юбка выше колена, крокодиловые ботфорты. Княгине было 70 лет. Потом она звонила мне посреди ночи, я лежал в кровати и слушал на автоответчике: «Игорь, я знаю, что в Москве уже поздно, но, если вы еще не спите, перезвоните. Ирина Голицына». Я всегда перезванивал, и мы долго обсуждали легендарных женщин, с которыми она дружила: Одри и Кэтрин Хепберн, Жаклин Кеннеди, Элизабет Тейлор... 

Наоми Кэмпбелл повернулась ко мне и прошептала: «Я желаю нам удачи, но очень волнуюсь» 

Еще одна моя близкая подруга — ­Наоми Кэмпбелл. Она открывала показ моей коллекции, посвященной нимфам — эдаким русалкам из славянских преданий, которые заманивают и губят моряков. На тот момент Наоми было 42, и у нее был большой перерыв в карьере. Мы встретились, познакомились, я объяснил, что основой коллекции станет прозрачное боди, на которое по ходу показа будут «нанизываться» драпировки, ткани, вышивки. Потом она приехала в Москву, я показал ей это боди, ее реакция была бесценной: «Ты же обещал мне прозрачное боди! А это что?» Тогда я сделал боди полностью, совершенно прозрачным. 

Мы не объявляли в прессе, что Наоми будет открывать шоу. Никто об этом не знал. И я помню этот момент перед выходом на подиум на бэкстейдже, она повернулась ко мне и прошептала: «Я желаю нам удачи, но очень волнуюсь!» Она прошла половину подиума — в зале была тишина, я подумал: ну все, это провал. Но вдруг все закричали, зааплодировали, шоу началось. С тех пор мы друзья. Честно, с Наоми я бы пошел даже в разведку!

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз