Эрин Доэрти: «Я мечтала о стажировке в ELLE, но на мои звонки и письма не реагировали. И тогда я пошла на хитрость...»

ELLE Вы помните тот момент, когда впервые ­открыли журнал ELLE?

ЭРИН ДОЭРТИ Я помню свой первый ELLE — на обложке была Эль Макферсон в объективе Жиля Бенсимона, съемка про купальники. У меня до сих сохранился этот номер, и я считаю, что это самая крутая наша обложка!

Эрин Доэрти: «Я мечтала о стажировке в ELLE, но на мои звонки и письма не реагировали. И тогда я пошла на хитрость...» (фото 1)
Erin Doherty, главный редактор ELLE France

А самые любимые тексты — перепечатки работ философа и культуролога Симоны Вейль. Не каждый журнал решался на такую смелость. Она была настоящим визионером, феминисткой, выступала за право на аборт и ­защищала права женщин. Именно с таким активизмом у меня всегда ассоциируется ELLE.

Как началась ваша карьера в ELLE?

По образованию я юрист, но в университете осознала, что буду ужасным адвокатом, возможно, самым плохим в мире. И я записалась на курсы журналистики — вот где было мое призвание. Первую стажировку я получила в Marie Claire, а в ELLE на мои звонки и письма просто никто не реагировал, потому что у меня не было опыта работы. Но я мечтала только об ELLE. В итоге пошла на хитрость: назвала по телефону имя знакомой моего бойфренда (он, кстати, позже стал моим мужем!), которая когда-то работала в ­журнале. Мы, французы, такие — если слышим знакомое имя от человека, значит, человек свой. Было лето, и все в редакции разъехались по отпускам, так что меня позвали стажером, который практиковался сразу во всех отделах. Но уже осенью меня взяли в штат. И через несколько лет я стала «главным ­редактором отделов моды и красоты».

Каким был ваш первый день в качестве главного редактора ELLE Франция?

Он был вполне обычным, а вот день, когда Валери Тораньян, бывший главред ELLE (у нас эта должность называется «директор издания»), позвала меня на ланч, чтобы объявить о моем назначении на должность «главного редактора отделов моды и красоты», запомнила навсегда. Мне казалось, что до этого момента она даже ни разу со мной не говорила. Ее предложение застало меня врасплох, тем более одета я была самым унылым образом — в рваных джинсах, белой футболке и очень старых «конверсах». И этому человеку великая Тораньян предлагает должность мечты! У меня сердце чуть не выпрыгнуло из груди, я промямлила что-то вроде: «Не думаю, что у меня получится». Но предложение, конечно, приняла.

Какой вам представляется Элен Лазарефф?

Мистической, невероятной! Это женщина-миф. Во время войны они с мужем переехали из Парижа в Нью-Йорк, где Элен работала в New York Times и Harper’s Bazaar. Этот опыт помог ей запустить ELLE во Франции — и это в считаные месяцы после окончания войны, в 1945-м. Она первой заявила о том, что женские журналы не должны рассказывать лишь о моде и красоте, а обязаны стать частью феминистического движения, отражать перемены в социуме. «Серьезность в легкомысленности, ирония в серьезности» — эти известные слова Элен стали мантрой ELLE. Все журналы во Франции работают согласно этому лозунгу.

Как получилось интервью с Брижит Макрон?

Во Франции есть традиция — каждая первая леди всегда дает интервью ELLE. Но популярность Брижит Макрон была настолько велика, что у нас был реальный шанс это интервью потерять. Я договаривалась с ней полгода, но понимала, что все может обернуться не в нашу пользу. Тем не менее внезапно Макрон согласилась. На интервью я спросила, почему она выбрала нас. «Ни один журнал не занимает такое важное место в жизни француженок, как ELLE», — услышала я в ответ.

Как у вас устроена работа в редакции?

В ELLE France работают 60 человек. При этом в офисе почти всегда сижу одна я. Моя работа сосредоточена в редакции, я встречаюсь с ­рекламным отделом, слежу за еженедельной сдачей номера. И я всегда радуюсь, когда прихожу в офис и вижу, что моих корреспондентов и редакторов нет на месте, — значит, они «в полях», проводят расследования, встречаются с героями и рекламодателями, смотрят кино и театральные постановки. Ведь жизнь, о которой мы пишем, — вне стен редакции.