Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Интервью ELLE с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным

Об осознанности, творчестве, необходимости продвигать себя и любви к зрителю

17 ноября актеру, режиссеру, театральному педагогу, и художественному руководителю Экспериментального театрального центра новой драмы «Практика» Дмитрию Брусникину исполнился бы 61 год. Его ученики до сих пор не могут смириться с потерей любимого наставника, но продолжают дело своего мастера и не представлют жизни без театра. Двое из них, Марина Васильева и Алексей Розин, рассказали ELLE о своем новом проекте — оригинальной интерпретации романа Льва Толстого, который уже успел покорить москвичей.

Название независимого объединения актеров и музыкантов Le Cirque De Charles La Tannes звучит как «Цирк Шарля ля Танна», или можно просто — «шарлатаны». Алексей Розин, один из основателей творческой команды, объединился с Мариной Васильевой, ведущей актрисой «Мастерской Дмитрия Брусникина», чтобы показать московскому зрителю новый спектакль в жанре сторителлинга «Кто убил Анну?».

Новая театральная постановка — интерпретация романа Льва Толстого «Анна Каренина». Марина Васильева, у которой в профессиональной копилке числятся спектакли «Чапаев и пустота», «Конармия» и фильмы Нигины Сайфуллаевой «Как меня зовут» и Андрея Звягинцева «Нелюбовь», расскажет историю Анны, опираясь на собственный опыт и ссылаясь на медицинские учебники. Алексей Розин, известный по театральным представлениям «Копы в огне», «Хрустальный мир» и главной роли в фильме «Нелюбовь», выступил режиссером. Что получилось у творческого дуэта, можно увидеть 18 и 19 сентября в «Боярских Палатах» на Страстном бульваре, 10. А с чего все начиналось, почему актер — не только творческая единица, и как реагировать, когда зритель встает и уходит, — в интервью ELLE с Мариной Васильевой и Алексеем Розиным.

Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 2.1)
ФОТОМатериалы пресс-службы, Вова Яроцкий
Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 2.2)
ФОТОМАТЕРИАЛЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ, ВОВА ЯРОЦКИЙ

ELLE: Оказывается, вы уже стартовали с этим спектаклем?

АЛЕКСЕЙ: Ну как стартовали. Нет. 18-го числа у нас будет официальная премьера в Москве. А в июне была премьера в рамках фестиваля («Толстой Weekend» — театральный фестиваль в Ясной Поляне, посвященный творчеству Льва Толстого, — прим. ELLE).

МАРИНА: Там еще такая история была. В прошлом году ребята, «шарлатаны», уже приезжали туда со спектаклем, и организаторам так понравилось, что они предложили поучаствовать еще раз.

АЛЕКСЕЙ: Они говорят: «Нам нужно что-нибудь про Толстого». А я возьми и брякни: «Может, вам „Анну Каренину“?». А они: «Точно! Нам подходит!». Ну и все, я побежал к Марине.

ELLE: Почему к Марине? Какие у вас отношения?

МАРИНА: Леша — мой педагог (В «Мастерской Дмитрия Брусникина» в Школе-студии МХАТ. Марина закончила мастерскую в 2015, Алексей — 2003 году. — Прим. ELLE).

Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 5)
ФОТОМАТЕРИАЛЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ, ВОВА ЯРОЦКИЙ

ELLE: А у Звягинцева как получилось вместе сняться? Кто кого подтянул?

МАРИНА: Там, мне кажется, невозможно кого-то подтянуть. Андрей сам проводит пробы, «перелопачивает» всех актеров.

ELLE: Ладно, вернемся к нашей теме. Как на фестивале восприняли спектакль?

АЛЕКСЕЙ: Прекрасно. Мы, правда, волновались. Выступали перед публикой из 200 человек.

ELLE: А сейчас волнуетесь?

МАРИНА: Конечно. У меня тут на днях было. Кто-то звонит обсудить спектакль, и тут у меня приходит осознание «О, Боже мой! Скоро же представление!». Хотя до него еще, скажем, 10 дней. Бывает у меня такое. Вообще я поняла, что к сторителлингу невозможно подготовиться. Леша мне советовал отключить телефон, запереться дома и повторять, но это невозможно. Все время находятся какие-то дела и хочется куда-нибудь улизнуть.

Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 9)

Марина - единственная актриса в спектакле «Кто убил Анну?»

ФОТОМАТЕРИАЛЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

ELLE: А в день самого выступления что будешь делать?

МАРИНА: Ну...во-первых, нельзя вот так с холодным носом зайти в пространство, где будет выступление, и начать сходу рассказывать. Пространство нужно сначала, как говорят, «намолить». Поэтому мне важно, как будут расставлены стулья, настроен свет. В сторителлинге свет особенно важен.

Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 11)

Спектакль пройдет в формате сторителлинг. Это когда актер рассказывает историю, опираясь на собственный опыт и мнение и обращая внимание на реакцию зрителя

ФОТОМАТЕРИАЛЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

Что это вообще значит — спектакль в формате сторителлинг? Новый тренд?

АЛЕКСЕЙ: Как раз сегодня шел и думал, что сказать по этому поводу. Понятно, что современный театр — это пространство неограниченных возможностей. Точнее, единственно, чем он может быть ограничен — это фантазия и возможности технической базы. Существует множество примочек, но мы намеренно отказываемся от них, создавая театр в первоначальном, базовом его виде. Мне кажется, у нас всех есть первостепенная потребность слушать и рассказывать истории. Так уж генетически в нас заложено. Даже находясь в цифровом пространстве, мы нуждаемся в общении, возможности посмотреть собеседнику в глаза, послушать его истории. И сторителлинг дает все это, ведь он построен на живом общении. Потому что круче, чем твое воображение, тебе никто ничего не предложит. Так что если это и тренд, то не проходящий.

«У нашего театра нет „дома“ — мы встречались то в блинной, то в чайной»

ELLE: Марин, а для тебя это первый моноспектакль в твоей карьере?

МАРИНА: Да. Вообще я не люблю называть его моноспектаклем, хотя таковым он и является.

Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 15.1)
ФОТОМАТЕРИАЛЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ
Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 15.2)
ФОТОМАТЕРИАЛЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

ELLE: Почему?

МАРИНА: Ну...Из-за фактуры. Начнем с того, что не люблю я Толстого. Мне нравится Достоевский. Но я согласилась, потому что Леша меня попросил, да и сам Достоевский писал про «Каренину», что это «архитектурный шедевр русской литературы»,

АЛЕКСЕЙ: Я подумал, почему бы и нет. И Марину сумел убедить. В конце концов, когда ты еще Анну Каренину сыграешь? И почитаешь, и разберешься в ней. Несмотря на то, что я сам Толстого не очень люблю, все равно было интересно изучить, в чем его «магия».

ELLE: А с чего все начиналось?

МАРИНА: Начиналось все очень тяжело. Сколько ты меня мучал, Леш?

АЛЕКСЕЙ: Ну 800 страниц все-таки, столько нужно «перелопатить».

МАРИНА: У нас был план — в день 100 страниц. И не всегда у нас это удавалось. У нашего театра нет «дома» — мы встречались то в блинной, то в чайной. Однажды мы сели в «Караваевых», да еще в такое время — обеденное — когда куча знакомых там проходило. Мы пытаемся последние 100 страниц одолеть, эти метания дочитать, а там то один знакомый, то другой...Но не все же так просто: тут нужно не просто прочитать, но еще и какое-то свое мнение сформировать.

АЛЕКСЕЙ: Это к вопросу о сторителлинге. Все воспринимает прочитанное по-разному. Мы даже можем теми же словами пересказывать, но каждый сделает свой смысловой акцент. Поэтому здесь важна личность.

Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 18)
ФОТОМАТЕРИАЛЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ
«Мы и актеры, и бизнесмены. Нас так мастера воспитывали: нечего ждать, пока тебя заметят. Нужно самому что-то делать»

ELLE: А кто автор текста?

АЛЕКСЕЙ: Марина. Это ее высказывание. Тем оно и отличается от моноспектакля — здесь нет никакого мнения режиссера. Я, строго говоря, никакой не режиссер.

МАРИНА: *смеется* Да, мы просто используем имя Леши, чтобы привлечь внимание.

АЛЕКСЕЙ: Мы так сделали, потому что так для билетов требовалось... Сейчас углубимся в проблематику актерского ремесла.

ELLE: Вы и актеры, и режиссеры, и бизнесмены.

АЛЕКСЕЙ: По необходимости. Но это правильно — нас так воспитывали наши мастера. Нечего ждать, пока тебя кто-то заметит. Нужно самому что-то делать. Ни актер, ни художник, вообще любая творческая единица, не должны сидеть и ждать, пока кто-нибудь за них что-нибудь придумает и позовет их. Конечно, коммерческая сторона убила множество шедевров — просто потому что некому было это выгодно продать. Но вообще театральный менеджмент вроде развивается — медленно, но развивается. Этот переход виден: от советской системы к капиталистической, и вроде государство готово помогать. Правда, не очень хочется зависеть от третьей стороны.

Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 22)
ФОТОМАТЕРИАЛЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

МАРИНА: Это как на телевидении. Ты приносишь сценарий, тебе говорят…

АЛЕКСЕЙ: ...«да-да, только давайте, герои не умерли, а поженились».

МАРИНА: Не очень хочется подгибаться под такое.

АЛЕКСЕЙ: Мы делаем проекты, играем в театре и кино, участвуем в городских мероприятиях. Необязательно ради денег, но всем же хочется жить в комфорте.

МАРИНА: Ты зарабатываешь деньги, чтобы потом некоторые проекты делать для души. У меня вот тут недавно открылся талант продавца. Три раза в неделю рекламирую у себя в Facebook спектакль. Пишу, зазываю, не все это понимают, но что делать.

АЛЕКСЕЙ: Да, приходится иногда брать на себя функцию пиара. Сейчас хоть полегче стало — интернет появился.

МАРИНА: Хотя у меня до сих пор Инстаграма нет.

«Однажды у меня с первого ряда встали и ушли две женщины. Я тогда сказала прямо во время спектакля: «О, ребята, смотрите как удачно!»

ELLE: Как жить, чтобы все было только для души?

АЛЕКСЕЙ: Погодите, что значит «только для души»? Театр без зрителей — не театр. Его можно назвать лабораторией, творческим поиском, но театром — никогда. Если зритель не понимает, если ему неинтересно, значит, ты делаешь что-то не так. В сторителлинге связь со зрителем особенно важна. Если зритель скучает, если у него зазвонил телефон или он встает и уходит — это нельзя игнорировать. Тут как в стендапе — нужно реагировать.

Эксклюзив ELLE: интервью с «брусникинцами» Мариной Васильевой и Алексеем Розиным (фото 26)
ФОТОМАТЕРИАЛЫ ПРЕСС-СЛУЖБЫ

ELLE: И как реагировать, если зритель встает и уходит? У тебя есть заготовки, Марин?

АЛЕКСЕЙ: Говори, что нет. *смеется*

МАРИНА: Нет, у меня нет заготовок. Однажды у меня на спектакле прямо с первого ряда встали и ушли две женщины. Я сразу поняла, что они не туда попали: долго перешептывались и не решались уйти. И потом в один момент они все же это сделали. А народу было битком: люди стояли, теснились, сидели на подушках. И я тогда просто сказала: «О, ребята, смотрите как удачно! Вон две женщины ушли с первого ряда. Кто там в углу сидит, пересаживайтесь, вам тут удобнее будет». С одной стороны тебя это задевает…

АЛЕКСЕЙ: ...а с другой, кто знает, почему они ушли? Может, у них квартира горит. Но ты этого не знаешь. Ты оделся, накрасился, подготовился, стоишь и душу рвешь.

МАРИНА: Все равно довольно странно делать вид, что этого не происходит. Еще был случай во время спектакля «Это тоже я»: у женщины зазвонил телефон — громко так — и она долго не могла его найти. Я остановилась и стала смотреть. Тупо же не замечать, это же здесь и сейчас. В итоге она выключила, извинилась, и это стало частью спектакля.

ELLE: Когда следующий спектакль «Кто убил Анну»?

АЛЕКСЕЙ: После 18 и 19 сентября в Москве выступаем 23 октября. Потом будут еще гастроли, но это, как говорится, хочешь рассмешить Бога...

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз