image
image

Совсем скоро мы увидим Кирстен Данст в фантастической драме "Параллельные миры" и в экранизации бестселлера Джека Керуака "На дороге". Пережив депрессию в реальной жизни и сыграв ее в картине "Меланхолия", Кирстен готова двигаться дальше

Кирстен назначила встречу в своем любимом нью-йоркском ресторане в Гринвич-Виллидж. На ней легкие сандалии и простое мексиканское хлопковое платье в кремовых тонах ("Оно было слишком длинным, и я сама его укоротила"). Минимум косметики – лишь слегка подведены глаза, чтобы подчеркнуть их хрустальную голубизну, – и золотистые кудри. Кирстен, как обычно, выглядит наполовину куколкой из другой Вселенной, наполовину рокершей.

Когда я отмечаю ее "фирменный" облик, она лишь смеется в ответ: "Не будем об этом. Мне 29, я все время говорю себе: "Пора заканчивать с кокетливыми платьицами". И я стараюсь, честно. У меня в гардеробе есть немало вещей, которые, наверное, выглядят слишком по-девчачьи для моих лет. Но я люблю одеваться просто, женственно, неформально. Тщательно продуманные наряды мне не по душе, в них не ощущаешь..." Она замолкает. Это еще одна типичная для Кирстен черта: неоконченные фразы повисают в воздухе, а ладони, сплетаясь, словно пытаются завершить невысказанную до конца мысль. Этот непроизвольный жест может сказать о многом – как будто, не договаривая, она научилась ставить защитный барьер.

За последние четыре года Кирстен Данст сильно изменилась. "Я чувствую себя гораздо счастливее, увереннее и... определеннее, – говорит она. – Между двадцатью пятью и двадцатью девятью – огромная разница. Кажется, словно повзрослела лет на двадцать. Живешь, учишься, преодолеваешь трудности и постепенно приходишь к более легкому, расслабленному взгляду на мир".

Кирстен заказывает холодный чай с лимоном и омлет. С беспокойством справляется у официантки, можно ли добавить туда и помидоры, и ветчину, и сыр (в меню значится: "На выбор"). Кажется, положительный ответ ее действительно обрадовал. И это женщина, работающая в шоу-бизнесе едва ли не всю свою сознательную жизнь! Такая "приземленность", по словам Кирстен, сознательна: "Выбор за тобой. Можно держать поваров, прислугу, запереться в особняке за высокими воротами, но тогда потеряешь связь с действительностью. Такая жизнь лишит тебя частички чего-то человеческого, и вскоре никто уже не сможет воспринимать ни тебя, ни твои фильмы: ведь что ты можешь знать о настоящей жизни?"

"Я такая, какой воспитала меня семья. Я не считаю себя особенной, лучше кого бы то ни было. Да, я актриса, но это просто профессия. Меня могут узнавать на улице, помнить, как меня зовут, но само по себе это не дает мне каких-то волшебных сил и умений".

Данст стала звездой еще в детстве. С трех лет она играла и участвовала в съемках. В девять – была номинирована на премию "Золотой глобус" за роль в фильме "Интервью с вампиром", а ее игра в "Маленьких женщинах" и "Костре тщеславия" неоднократно отмечалась критиками. Она играла девочек в совсем недетских фильмах и каким-то образом смогла плавно перейти от мрачных, тяжелых ролей к стильным картинам в стиле арт-хаус, таким как "Девственницы-самоубийцы" (снятой ее подругой Софией Копполой) и "Вечное сияние чистого разума". И наконец – розочка на торте – блокбастер "Человек-паук". После этого Кирстен окончательно перешла из категории юных актрис, подающих большие надежды, в звезды первой величины. Лучшее тому подтверждение – роль в нашумевшей "Меланхолии" Ларса фон Триера и грядущие премьеры. В 2012 году у Кирстен минимум четыре киноработы: "Параллельные миры", где, как и в "Меланхолии", все построено на планетарной катастрофе, "На дороге" по американскому бестселлеру Джека Керуака, "Города", где ее партнерами станут Клайв Оуэн и Орландо Блум, и "Зима красных фонарей" – откровенная история об эротической одержимости.

image
image

Что завораживает в Кирстен – так это ее необычность, полное отсутствие претенциозности, умение быть знаменитостью и оставаться доступной в общении. Она – звезда, застигнутая врасплох, с друзьями в парке, без макияжа. Девушка, отказавшаяся выправлять зубы. "Мне нравятся мои неровные зубки, – смеется Кирстен. – Они придают индивидуальность, а это всегда сексуально. Люди иногда обращают внимание, но единственный, кто отправлял меня к стоматологу, – моя мама. Все матери одинаковы: "Накрась губы, припудрись!" Они достают тебя из-за этой ерунды от большой любви. Ну я не стала спорить и поступила по-своему, как любая дочь в такой ситуации".

Когда мы виделись в прошлый раз, отношения с матерью у нее не ладились. Мои расспросы вызывают удивленный взгляд, затем Кирстен кивает: "Да, такое нередко случается. А потом взрослеешь и понимаешь, что близкие всегда хотят тебе добра. Многое во мне изменилось к лучшему. Самое замечательное, что приходит с возрастом, – понимание, что тебе нужно. Не просто хочется, а именно нужно. Когда мне было двадцать, я жила в доме в Лос-Анджелесе совсем одна. Я всегда была одна – так странно. Совершенно не в молодежном духе. В двадцать лет нужно снимать квартиру вскладчину".

Она замолкает, затем меняет тему, словно пытаясь что-то объяснить. "Я человек, который старается не обмануть чужих ожиданий. Очень строга к себе. Мой отец был воспитан так, что оценку "5 с минусом" воспринимал как "не получил 5 с плюсом". Из-за этого ему порой приходилось нелегко. Он многого добился. Приехал в США в 18 лет, выучил английский, получил докторскую степень, написал книгу – и все равно считает, что этого недостаточно. Я точно такая же. Все время изводила себя – думала не о сыгранных ролях, а о тех, которые заполучить не удалось. С парнями мне всегда не хватало уверенности. Наверное, не меня одну тянуло к "мучителям", не дающим того, чего мы хотим. Так что приходилось часами в одиночку сидеть в машине, слушать печальную музыку и оплакивать свои увлечения..." Кирстен делает соответствующую гримасу.

Но разве переживания, плохие или хорошие, не служат рабочим материалом для настоящей актрисы? Скажем, в "Меланхолии" Кирстен играет женщину, страдающую от такой глубокой, приводящей в ступор депрессии, что она полностью определяет ее картину мира. Эта работа принесла ей приз "За лучшую женскую роль" на фестивале в Каннах.

"Мне случалось впадать в депрессию, – признается она, имея в виду двухлетний тайм-аут, который пришлось взять в 2008-м: после разрыва с рок-музыкантом Джонни Борреллом она проходила курс реабилитации. – Я испытывала сильный стресс с самых разных сторон и нуждалась..." Повисает пауза, Кирстен сжимает ладони: "Это очень тонкая сфера. Можно перепробовать сотни неверных путей, прежде чем отыщешь выход. Да, я привнесла в роль собственные переживания, но в основном изображала депрессию такой, какой ощущал ее Ларс. Когда мы познакомились, то до начала съемок успели поговорить об этом чувстве – когда в тебе, в твоем взгляде словно угасает огонек. Обычно депрессия – не тема для обсуждения, и я была поражена, что это появится на экране".

Что бы ни пришлось пережить Кирстен, очевидно: ей удалось с этим справиться. Теперь она живет в Нью-Йорке ("Здесь никто особенно не обращает на тебя внимания, и мне это очень по душе") в "крохотной квартирке", которую сама с любовью обставила: книжные шкафы, темные деревянные полы и испанская плитка: "Вид из окна – сплошная водная гладь. Есть и телевизор, но он не подключен". Сегодня главное в ее жизни – друзья и семья. "Родным я звоню каждый день. Бабушка живет с мамой, и я беспокоюсь, что нам редко удается видеться. Обожаю бабушку с дедушкой. Никогда не смогу понять, почему люди отдают своих родных в дом престарелых. Я счастлива, что заработала достаточно, чтобы купить дом для мамы и бабушки. Дедушка, который живет в Германии, так гордился моей наградой в Каннах! Рассказывал друзьям, оказался в центре всеобщего внимания. Мне было ужасно приятно".

image
image
image
image

"С семьей мне повезло. Младший брат, Кристиан, живет у меня. Когда я не занята по работе, то часто путешествую, навещаю друзей. Недавно встречалась с Софией (Копполой. – ELLE), мы отлично провели время, ходили на великолепный показ Louis Vuitton. Если хочется расслабиться, мой выбор – ужин и танцы. Люблю танцевать". Что касается одежды, Кирстен и здесь предпочитает простоту или классику: "Мне нравятся Acne, Isabel Marant, коллекция Софии для Vuitton, Chanel и Rodarte. Люблю наряжаться для выхода на подиум, но при этом стараюсь не изменить собственному стилю. Для самых торжественных мероприятий я обращаюсь к Нине и Клэр Холворт, близняшкам-англичанкам. Это стилисты, которые способны улучшить твой облик, не разрушив его, не меняя ничего кардинально. Бывают дни, когда ничто не радует так, как роскошное платье. А иногда наоборот. У меня есть джинсы, купленные в седьмом классе, и я до сих пор их ношу, когда позволяет комплекция".

Один из сюрпризов, за который мы должны сказать спасибо "Меланхолии", – соблазнительные формы Кирстен. Она появляется обнаженной в нескольких сценах, и, поскольку фон Триер принципиально не признает ни ретуши, ни грима, вероятно, она немного волновалась. "Я доверилась команде, и свет на площадке был выставлен изумительно. Заранее я не готовилась, все было очень естественно. На самом деле у меня нет серьезных проблем с телом. Я никогда по-настоящему не переедаю, летом сбрасываю вес, а зимой набираю снова. И да, у меня большая грудь. Обычно этого не замечают из-за моей манеры одеваться, но факт остается фактом: бюст у меня внушительный". С улыбкой она пожимает плечами.

Когда я завожу речь о том, что Кирстен наконец оставила позади "молодежный Голливуд" и переключилась на серьезные роли, ее голубые глаза широко раскрываются: "Я так счастлива, что получила награду за лучшую женскую роль именно сейчас. Ведь я в том возрасте, когда могу оценить ее по достоинству, не притворяться, что это для меня пустяки. Могу насладиться моментом, окинуть взглядом зал, запомнить малейшие детали. Я снимаюсь больше двадцати лет, и когда перед тобой во главе престижного жюри сидит сам Роберт де Ниро... Это прекрасный момент, и я рада, что пришлось подождать до два­дцати девяти, чтобы пережить его".

Улыбнувшись, Кирстен просит прощения, если показалась "слегка напряженной": "Вообще-то я совсем не такая. Сама я описала бы себя как человека, любящего повеселиться". В планах у нее – сняться еще в одном блокбастере ("Почему бы и нет? Обожаю такие фильмы!"); кроме того, не исключено, что она все-таки сыграет Дебби Харри, легендарную Blondie. Для этого проекта Кирстен выбрала сама певица, однако начало съемок уже несколько раз откладывалось.

Мы переходим на разговор о мужчинах. Здесь у моей собеседницы тоже строгие правила: "Не думаю, что актер и актриса вообще должны быть вместе. Пара, где оба актеры, – не стоит даже задумываться об этом... При такой работе, как у меня, постоянно встречаешься с потрясающими людьми – артистами, музыкантами, художниками. Звучит заманчиво, но при этом так легко потерять голову, а хочется выйти замуж, завести детей. Пока что рано. Может быть, через несколько лет. Мне нужен кто-то мягкий, элегантный, умный. Человек, чья жизнь выстроена по правилам". Тут, похоже, Кирстен лукавит. Не считая уже упомянутого Джонни Боррелла и другого рокера, ударника группы Rilo Kiley Джейсона Бозела, актриса встречается в основном с коллегами. Она влюблялась в Джейка Джилленхола, Тоби Магуайра и сценариста Джеффа Сминджа. Сейчас у нее роман с актером Гарреттом Хедлундом, Патроклом из "Трои". Об этих отношениях она предпочитает не рассказывать, но актеры неразлучны с Рождества и не скрывают своих чувств на публике.

Настает время прощаться. Кирстен торопится на сеанс к гипнотерапевту: он помогает ей бросить курить. "Когда-то я уже пробовала бросать, и все шло удачно. Но потом закурила снова. Так что попробую еще раз". На ее лице появляется счастливая улыбка: "Я смогу. На самом деле я значительно сильнее, чем кажется со стороны".

Фото: David Slijper