Беатрис Даль: «Я хотела бы попасть в рай — там хороший климат и неплохая компания»

Имя актрисы Беатрис Даль появляется на страницах прессы исключительно в окружении невероятных историй и экспрессивных эпитетов. Скандальная, очаровательная, сексуальная или безумная — нужное подчеркнуть после прочтения

Беатрис Даль 55 лет, и ее жизнь — это инфернальная феерия, бесконечная шутка, пламенный мотор и городская легенда. Можно было бы удовлетвориться кратким пересказом самых резонансных случаев с участием французской актрисы, чтобы подогреть читательский интерес, — но тот, кто «ждет уж рифмы розы», ее не получит. Во-первых, это уже было. Во-вторых, погуглите сами. А в-третьих, кто сказал, что «плохая девочка» не может быть просто замечательным человеком?

ELLE Девятого апреля в российский прокат выходит «Вечный свет» Гаспара Ноэ, где вы с Шарлоттой Генсбур делите главные роли. Мне давно не хватало вас в его фильмах. Какова история ваших взаимоотношений с режиссером? Какое послевкусие оставил этот проект?

БЕАТРИС ДАЛЬ Я очень люблю фильмы Гаспара и давно мечтала о сотрудничестве с ним, поэтому, когда мне позвонили и позвали на съемки, я подумала, что, по крайней мере, это хорошая возможность познакомиться. Несмотря на свой хардкорный образ, он оказался очень внимательным, невероятно деликатным. И притом бескомпромиссным — а это именно то, что мне необходимо.

Беатрис Даль: «Я хотела бы попасть в рай — там хороший климат и неплохая компания» (фото 1)
Фото
Michelle Du XUAN @Kaptive
Стиль
Sarah Frost, Lucile @Bureau Badass

Помню его фразу: «Я режиссер, а ты актриса, так что играй!» Это здорово, если чувак классный, но на площадке мне нужен не друг, а руководитель. И у него совершенно потрясающий подход к процессу. Когда мы разговаривали перед съемками, он сказал: «Если ты так любишь Пазолини, говори о нем — не называя фильмов, не упоминая его имени.

Пока в атмосфере есть кислород, я буду дышать полной грудью

Но так, чтобы я сразу догадался, о ком речь». А я обожаю такое — могу импровизировать вокруг какого-нибудь классического текста часами, пока не скажут «снято». Я впадаю в крайности, я всегда на грани, я делаю шоу! Еще он подолгу держал нас в ожидании на площадке, прежде чем начать снимать, чтобы мы достаточно устали, хотели уйти и на все забить. Потому что в этом весь фильм.

Сюжетную линию сопровождают образы инквизиции и охоты на ведьм. Вы когда-нибудь чувствовали себя объектом такой охоты?

Меня, как религиозного человека, очень волнует этот сюжет, сама эпоха Средневековья. Я фактически проживала его, когда снималась в «Ведьме» Марко Беллоккьо. Понимаете, женщин просто принесли в жертву невежеству, потому что перекрыть кому-то кислород гораздо проще, чем открыть двери знаний. Но мужчины правильно чувствовали опасность — в противном случае мы навсегда захватили бы власть.

Ноэ в конце концов оставляет героев беспомощными в абсолютном хаосе, в ночном кошмаре. А какой ваш самый страшный кошмар?

Перестать удивляться и учиться новому. Каждую минуту жизнь меня удивляет, мне никогда не скучно. Да, я дитя улиц: могу грубо ответить, если меня оскорбят, но, завернув за угол, уже буду улыбаться, потому что знаю, что в мире еще много замечательных людей.

Кажется, сейчас вы сосредоточены на театре, премьеры следуют одна за другой: Elephant Man, Warm, Viril. Почему решили переключиться?

В один замечательный день со мной захотел встретиться режиссер Давид Бобе. Он ставил пьесу «Лукреция Борджиа» и предложил мне главную роль. Я была польщена, конечно. Обычно такие встречи длятся не дольше обычного обеда, но мы тогда просидели в ресторане несколько часов, и это было настоящим откровением. Это чувство, когда держишь в руках пьесы, которые переживают даже не века, но целые тысячелетия...

Беатрис Даль: «Я хотела бы попасть в рай — там хороший климат и неплохая компания» (фото 5)
Фото
Michelle Du XUAN @Kaptive
Стиль
Sarah Frost, Lucile @Bureau Badass

Сейчас, в наше бесцветное и безвкусное время, в работе с такими текстами можно найти действительно многое. Пазолини, Жан Жене — они открыли для меня таких гигантов, как Софокл, и теперь я ими одержима. В театре приятно чувствовать любовь зала, когда два часа потеешь на сцене. Но вот если публика холодна, я могу запросто свалить. Был такой случай: я играла Лукрецию, но зал принял меня холодно, и я просто ушла. Все тут же стали просить, чтобы я вернулась, но об этом не могло быть и речи. Если я ушла как королева, то не вернусь как простушка. Журналисты потом писали: «Беатрис Даль не играет Лукрецию Борджиа, она и есть Лукреция Борджиа».

Вы рассказывали, как в 15 лет ушли из дома после концерта Dead Kennedys и уехали в Париж за свободой. Что для вас французская liberté?

Это мое самое главное богатство. Мне повезло, что я смогла забрать свою свободу, я сама ее создала. Но в мире много девушек, которые не имеют такой возможности, самого доступа к свободе. И я очень хотела бы им помочь.

Какие места на теле Парижа вас притягивают?

Музеи. Я просто обожаю музеи живописи. И парижские кладбища. Там красиво, много зелени, можно помедитировать... Кладбища и музеи, да.

К слову, о живописи — вы говорили, что следите за московским художником Николаем Кошкошем. Как между вами установилась духовная связь?

Одним вечером в Арле знакомый художник рассказал мне о Николае. Я нашла его работы и влюбилась — он же чудесный! Когда я вернулась в Париж, то случайно наткнулась на его картины в галерее рядом с домом. Я подумала, что это хороший знак, и написала ему в инстаграме — мы потом еще долго переписывались. Не люблю сравнивать, но, по-моему, это восточноевропейский Баския. Это как крик души, улицы, разума. Это как открыть окно в свою эпоху.

Ваш стиль — нечто среднее между панком, денди и гробовщиком. Довольно мрачно, в духе memento mori. Что вы думаете о смерти?

Я не хочу умирать, не хочу стареть, не хочу, чтобы все закончилось. У меня страсть к жизни! Говорят, что с возрастом становишься спокойнее, но со мной все наоборот — во мне еще больше голода. Я ищу новых знакомств, удовольствий, знаний. Многие из тех, кого я когда-то любила, покончили с собой; я понимаю, такой поступок требует безумной смелости, но для меня это что-то невозможное.

Беатрис Даль: «Я хотела бы попасть в рай — там хороший климат и неплохая компания» (фото 7)
Фото
Michelle Du XUAN @Kaptive
Стиль
Sarah Frost, Lucile @Bureau Badass

Пока в атмосфере есть кислород, я буду дышать полной грудью. Я перепробовала столько всякой фигни, которая могла ужасно навредить моему здоровью, и при этом чувствую себя отлично, никогда не болею и продолжаю скакать! Я никогда ничего не делала против своей воли, даже на камеру. Я пятнадцать лет принимала героин, а завязала в один день. Но это не было каким-то обдуманным решением — мне просто разонравилось.

Вы — преданная католичка, но в вашей биографии много противоречивых эпизодов. Как думаете, вы попадете в рай или в ад?

Я хотела бы попасть в рай — там хороший климат и неплохая компания. Но, если честно, я об этом не думаю. У меня достаточно сил, чтобы принимать все, что мне преподносит судьба, поэтому я вообще стараюсь не задавать себе лишних вопросов.