Арт-портфолио: Роман Мокров

Роман Мокров, фотограф и медиахудожник из Электроуглей. Снимает провинциальные будни и коллекционирует сектантские буклеты

ELLE Над чем вы сейчас работаете?

РОМАН МОКРОВ Готовлю выставку «Ничего особенного», которая будет посвящена одиночеству и унынию как национальной идее. Мне кажется, что мы лучше всех в мире умеем унывать — и вся русская классика построена именно на этом. У меня, как в пьесе, все происходит в одном месте: есть несколько основных героев, которые живут в каком-то небольшом городке, испытывая на себе влияние окружающей среды.

Арт-портфолио: Роман Мокров (фото 1)

Я постоянно записываю какие-нибудь цитаты, которые потом становятся названиями моих работ. Так вот, мне очень понравилось, как Федор Тютчев в письме жене сообщал: «Да, какая подлость быть приговоренным к такому климату. Порой спрашиваешь себя, за какое преступление ты сюда сослан?» Когда такое вокруг, сложно не унывать. Приходится немного приукрашивать ­действительность.

Есть ли какие-то табу в вашей съемке?

Когда-то я фотографировал на кладбище, и мы с друзьями взяли с помойки пластиковый венок как реквизит. А мои снимки обычно быстро расходятся по интернету — появляются в каких-то пабликах, становятся мемами. И когда эти сакральные фото стали публиковать, пошла такая волна негатива, их просто уничтожили! Наверное, потому что в нашем обществе все, что связано со смертью, — это жесточайшее табу. Лучше так: цветочки положил, конфетки принес — и все. А смерти нет, и думать о ней нечего.

В ваших работах часто возникает религиозная тематика...

Не совсем религиозная. Скорее, меня интересуют обряды, «магизмы», когда ты сделал что-то и получил определенный результат. Свадьбы, например, тоже из этой темы — достаточно ритуальная вещь, такая концентрированная магия. Я одно время даже ездил в Салтыковку общаться с мормонами, у них там огромный молельный дом еще с 1990-х. Анна Каренина, кстати, тоже недалеко от этих мест легла. В общем, ко мне вышел старейшина Джон в черной рубашке — на вид, конечно, простой Иван. Про ангела Морония с ним разговаривали, про Библию... Он мне сказал: «Помолись, и Иисус откроет тебе, что наша вера — истинная. Я, как его уполномоченный на Земле, тебе обещаю». Интересный был опыт. Я еще собирал различные сектантские буклеты — на целую книжку накопилось. Вот один, например: на обложке березки нарисованы, надпись «Лучшая страна» — понятно, Россия. А с другой стороны пояснение, что есть страна еще лучше — Царство Небесное. По-моему, гениально, мне такое очень нравится.

Читайте также:

Работы каких художниц мы встретили в новых кутюрных коллекциях

Louis Vuitton и художник Алекс Израэль выпустили коллекцию платков и покрывал

Шесть вопросов современному художнику: Адиль Аубекеров