Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Андрей Артемов — об ироничных кодах коллекций Walk of Shame

Драпированные шторы из ЗАГСов, капли воды на коже после душа, школьная доска и мел — основатель Walk оf Shame расшифровывает сентиментальные и ироничные коды своих коллекций

Надпись «Волк оф Шейм» теперь понимают во всем мире — ироничные коллекции Артемова с успехом экспортируют и в Америку, и в Азию. Каждая вещь Андрея — мемуары, сотканные из ностальгических моментов нашего с вами детства, вспоминать которые сам дизайнер готов бесконечно.

Андрей Артемьев — об ироничных кодах коллекций Walk of Shame (фото 1)
ФОТОtimofey kolesnikov

ELLE В ваших коллекциях встречаются ностальгические детали с юмором — например, бахрома, будто испачканная школьным мелом. Какие моменты из детства в родной Уфе вы любите ­вспоминать?

АНДРЕЙ АРТЕМОВ Я не думаю, что это юмор, это использование воспоминаний как референсов для создания коллекций. Особенно помню праздники — в детстве они казались особенно яркими. Помню, как мы отмечали 9 Мая. Это был очень важный день, и трепетнее всех к нему относилась моя классная руководительница Евгения Львовна. А еще я часто вспоминаю Новый год — для меня это до сих пор традиционный семейный праздник, когда ждешь чудес. Но, пожалуй, самые живые и сильные воспоминания — о школе, во многом из-за состава учителей уфимской 27-й школы. Как же было весело! И да, моменты, навеянные учебой, действительно появлялись в коллекции.

Андрей Артемьев — об ироничных кодах коллекций Walk of Shame (фото 3)

Модель Мария Никитина в съемке коллекции Walk of Shame осень — зима 2018/19 в Минске

ФОТОalexey kiselev

Бахрома с меловыми разводами — отсылка к моей учительнице математики Галине Гареевне. Она была настолько увлечена предметом, что в порыве страсти совершенно не замечала, что уже стирает с доски своим рукавом. Тряпка, не тряпка — мелочь, главное — математика! Когда приезжаю в Уфу, иногда навещаю ее. Евгении Львовны, к сожалению, больше нет, но я ­общаюсь с ее сыном.

За коллаборацией Walk of Shame с Reebok тоже стоит какая-то история из детства?

Не совсем. Я решил работать в классическом направлении — взять за основу знаковую модель кроссовок Reebok, которую носил и я, и мои друзья. Вообще, слово «классика» — генеральная концепция проекта. На русском это понятие гораздо шире, у него множество значений. Для коллаборации мы с Авдотьей Александровой сняли видео, в котором мои друзья отвечают на вопрос: «Что для вас классика?» Это была самая настоящая импровизация перед камерой, и поэтому очень сильные эмоции. Мои любимые ответы — Нины Гомиашвили и Гали Смирнской. Смысл в том, что у всех разное понятие о значении слова. «Вчера опять пришли домой в шесть утра. Ну это же классика!»

Относиться с чувством юмора к повсе­дневной одежде вы стали задолго до метамодернизма Off-White или Vetements. Откуда эта ирония берется?

Какие-то идеи приходят из того же детства. Юмора в моих коллекциях нет, есть ирония, да. В том, как я использую референсы. Этот подход у меня со времен работы стилистом. Были лирические истории, но были и забавные. Однажды мы с фотографом Лешей Киселевым делали ювелирную съемку, где все модели сидели в кадре с огромными начесами в стиле техасских домохозяек из 1980-х. Тема истории — Breaking News. Ее героини были ведущими новостей. Перед каждой из них стоял микрофон с ТВ-«кубиком». Но вместо телевизионных логотипов мы разместили на них «недокультурные» визитные карточки Москвы — не Большой театр или Кремль, а, к примеру, символ Duty Free из Шереметьево-2.

Андрей Артемьев — об ироничных кодах коллекций Walk of Shame (фото 5)

Модель Мария Никитина в съемке коллекции Walk of Shame осень — зима 2018/19 в Минске

ФОТОalexey kiselev

Помню съемку, где я снимал украшения рядом с игрушками ЛФЗ. Искал их по всему городу — у друзей, по музеям, по комиссионкам. В одном кадре фарфоровый бегемот кричал на мышку De Crisogono. Коллекции я готовлю так же, как съемки: собираю мудборд, определяю тему и пытаюсь ее расшифровать разными способами. Главное — соблюсти баланс и не делать ничего «в лоб», используя референсы.

На рубашке из осенне-зимней коллекции Walk of Shame есть, к примеру, след от утюга. А какие еще есть приемы?

След от утюга или от кофейной чашки, отрисованные устрицы из прошлых коллекций — это все символы. Для этой зимы мы придумали принт «французские шторы», такие до сих пор висят во всех госучреждениях в Москве. У нас они за разбитой витриной и повторяются еще и в драпировках. То, что кажется юбкой с жакетом — на самом деле one piece, пальто. Идея пришла на выставке Джорджии О’Киф в Нью-Йорке. Я увидел ее гардероб, в котором вещи казались монолитными, и решил их такими и сделать. Есть еще один прием: ручная инкрустация, которая выглядит как капли воды на теле после душа — это очень красиво. А на перчатках написал Yes и No. Помнишь, в детстве у всех такие футболки были? Что касается иронии первых коллекций, то я считаю, что она все-таки трансформировалась, стала менее очевидной. Как говорит моя подруга Нина Гомиашвили, «это тщательно продуманный пофигизм». Да, пофигизм, за которым стоит серьезная работа.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз