Зои Кравиц: «Хорошо быть вежливой, но важнее - честной»

Американский ELLE назвал 31-летнюю Зои Кравиц — актрису, певицу, лицо аромата Black Opium и средств макияжа YSL Beauté — главным открытием прошлого года и олицетворением дивы нового поколения. Предлагаем познакомиться с ней поближе

В том, что Зои Кравиц выбрала для себя творческий путь, нет ничего удивительного. Ее отец — рок-звезда Ленни Кравиц, автор хита American Woman, мать — актриса Лиза Боне, один из дедушек — оперный певец, второй — продюсер. Можно предположить, что Зои пришлось в Голливуде проще, чем большинству, однако ее путь к популярности все же был сложным. Девушка начала работать моделью и сниматься в кино еще в 2007 году, однако долгое время ей доставались лишь второстепенные роли и никаких серьезных контрактов. Но актриса не сдавалась и даже запретила агенту приносить сценарии, в которых ей предлагали стереотипные образы. «Я не хочу вечно играть лучших подруг главной героини, — объясняет она. — Также не буду из раза в раз перевоплощаться в страдающую девушку из гетто. Это не значит, что эти истории не важны. Я просто не хочу застрять в одном шаблоне». Зои отказалась даже от выгодного контракта для своей группы Lolawolf, потому что не хотела записывать коммерческую музыку по указке продюсеров.

Фото
Rory Van Millingen and © Tiffany Dawn Nicholson

2018 год стал по-настоящему переломным для 29-летней актрисы. Сначала она появилась в суперуспешном сериале «Большая маленькая ложь» (ждем второй сезон в 2019 году. — Прим. ELLE). В нем же она перепела композицию Элвиса Пресли Don’t и попала в первые строчки всевозможных хит-парадов. Также девушка снялась во второй части «Фантастических тварей» (в прокате — с 15 ноября). И наконец, на нее обратил внимание бренд YSL Beauté, который в последнее время выбирает своими посланницами бунтарок и рок-н-ролльщиц вроде Кары Делевинь и Стас Линдес. Этой осенью Кравиц представляет новую версию аромата Black Opium Sound Illusion и самые дерзкие новинки макияжа — матовую губную помаду Tatouage Couture и голографические лаки для губ Vernis à Lèvres The Holographics.

ELLE Почему, отказавшись от многих выгодных предложений, вы согласились на сотрудничество с YSL Beauté? И из-за чего выбрали именно вас?

ЗОИ КРАВИЦ Бренд YSL всегда был одним из моих любимых. Его одежда, ароматы и средства макияжа — одновременно роскошные и дерзкие — лучший способ выразить себя. Мне близок этот смелый, бескомпромиссный, непринужденный стиль. Ничего противоестественного и фальшивого. И я не задумывалась, почему бренд выбрал именно меня. Наверное, его представители увидели во мне родственную душу, поскольку наши взгляды на моду и красоту очень схожи. В любом случае я польщена.

Какой мейк предпочитаете в повседневной жизни? Что у вас в косметичке?

Мне нравятся тональные основы YSL Beauté, с большим выбором оттенков — мой цвет кожи часто меняется из-за активного солнца. С собой всегда ношу тон Touche Éclat, он идеален для повседневного макияжа в тандеме с тушью для бровей Couture Brow и румянами Kiss and Blush. А отправляясь на вечеринку, добавляю помаду Tatouage Couture, потому что она реально держится всю ночь. На мой взгляд, макияж призван подчеркивать индивидуальность, а не скрывать недостатки. Хорошо, что YSL Beauté продвигает эту идею. Многие девушки используют больше косметики, чем им на самом деле нужно, и в результате выглядят как похожие куклы. Это огорчает.

Фото
Rory Van Millingen and © Tiffany Dawn Nicholson

Помимо макияжа, вы также представляете аромат Black Opium Sound Illusion. Что вам в нем нравится?

Сочетание кофе и жасмина — запахи, божественные сами по себе. Стоит их почувствовать — и я словно пьянею. Аромат Black Opium Sound Illusion сразу обволакивает тело и пленяет мысли. Он одновременно мужественный и женственный, сексуальный и андрогинный.

Я очень придирчива в выборе духов, потому что часто они слишком однозначные — просто сладкие или чересчур свежие. В Black Opium Sound Illusion мне нравится многогранность и идеальный баланс нот.

C такими родителями, как Ленни Кравиц и Лиза Боне, у вас наверняка было необычное детство?

Забавно, все меня спрашивают: «Ну и какие они в жизни?» А мне не с кем сравнивать. Они были довольно строгими, как любые нормальные взрослые. Заставляли вовремя ложиться спать, есть овощи и прибираться в комнате. И не терпели никаких возражений. Конечно, я росла в творческой атмосфере, с детства тусовалась с разными талантливыми людьми, ездила в необычные места, и любой поход в кафе за мороженым с мамой или папой получался странным — сразу сбегались поклонники.

Фото
Rory Van Millingen and © Tiffany Dawn Nicholson

Что вы отвечаете тем, кто считает, что легко добиться успеха с такими ­родителями?

Я понимаю, что у многих есть предубеждения на мой счет. Конечно, ряда сложностей, с которыми сталкиваются юные таланты, мне удалось избежать.

Например, сразу после школы у меня появился агент. Но на этом все! Режиссеру, который снимает фильм с Джоди Фостер или Шарлиз Терон, не нужна в довесок дочь знаменитости, чтобы сделать картину лучше. Я годами ходила на кастинги, в лучшем случае получая проходные роли.

Когда вы решили, что хотите сниматься в кино?

В детстве. Вообще-то я почти не смотрела телевизор, он у нас был подключен только к видеомагнитофону. Мама брала кассеты напрокат и разрешала посмотреть один фильм в выходные. Я была единственным ребенком в семье, и эти фильмы превратились для меня почти в друзей. Логично, что я захотела стать частью этого мира.

Что вы почувствовали, когда вас утвердили на роль в «Большой маленькой лжи» с Николь Кидман и Риз ­Уизерспун?

Все случилось внезапно. Я лишь потом осознала, с кем буду работать на одной площадке. Николь, Риз... Я выросла на их фильмах! Это же небожительницы! Мне стало сниться в кошмарах, как они мне говорят: «Ты плохая актриса, иди домой». Но все оказалось по-другому. Когда такие женщины рядом с тобой, ты уверена в каждом своем шаге.

Вы активно выступаете против расизма, гомофобии, ущемления прав женщин. Не боитесь прослыть слишком резкой и прямолинейной?

Хорошо быть вежливой, но важнее — честной. Особенно если ты черная женщина в Америке. Нельзя бояться сказать: «Нет, мне это не нравится. Убери свою руку с моей спины». Или: «Эта шутка грубая. Мне она неприятна».

Голографические лаки для губ Vernis à Lèvres The Holographics, YSL Beauté
Фото
valentin zolotukhin

История с Харви Вайнштейном вас удивила?

Я была шокирована, но не удивлена. Слышала, что он скользкий тип, и чувствовала отрицательную энергетику при встрече с ним. К сожалению, наша индустрия допускает подобное поведение со стороны влиятельных людей. Взять, к примеру, того же Харви Вайнштейна, Дональда Трампа или Билла Косби. Да, они успешны в том, что делают, но при этом совершенно не уважают других и думают, что весь мир уже принадлежит им. Они позволяют себе скабрезные шутки, могут положить руку на бедро любой женщине. Важно сразу дать им понять, что не все дозволено.

В вашей карьере были подобные ­ситуации?

Да, лет в 18 или 19, на съемках одного из первых фильмов. Это был взрослый женатый мужчина, который знал, что у меня нет над ним власти, ведь я — начинающая актриса, а он — признанный режиссер. Я отказала ему, но не так, как сделала бы сейчас... Сегодня женщинам в кинобизнесе особенно важно поддерживать друг друга. Мы привыкли конкурировать за роли и награды. Пора организовать что-то вроде сестринства, и тогда не будет подобных случаев.