Накануне завтрашней премьеры фильма «Осколки» — режиссерского дебюта Алисы Хазановой — мы встретились со звездой интеллектуального российского кино для обстоятельного и честного интервью.

Алиса Хазанова

Гипнотизирующую драму «Осколки» Алиса Хазанова сняла быстро: на это потребовалось всего 17 дней, Нью-Йорк и ресторан в Нижнем Ист-Сайде. Правда, на подготовку к съемкам ушло чуть больше времени: почти два года. Но иначе и быть не могло: актриса, пересевшая в режиссерское кресло, с балетного детства привыкла отдаваться делу целиком, и если уж браться за что-то, то только по любви и всерьез. В противном случае и начинать не стоит. Своей целеустремленностью она заразила Илью Стюарта и Романа Волобуева, которые выступили продюсерами «Осколков», а в операторы позвала талантливого Федора Лясса, снявшего такие отечественные хиты, как «Про Любовь» и «Хардкор». Актерская команда тоже не подкачала: главные роли исполнили американские актеры Ной Хантли и Крис Битем, в тандеме с которыми сыграла и сама Алиса Хазанова. «Я на два года отовсюду ушла: я не выходила на сцену в театре, не снималась в кино, потому что просто не могла найти на это энергию. Это было погружение в работу на 100%», — говорит она.

ELLE Многие коллеги рассказывали мне, что вы очень закрытый человек и лишних вопросов вам лучше не задавать. Но я рискну: скажите, как вы относитесь к журналистам и вообще к необходимости давать интервью?

АЛИСА ХАЗАНОВА Я не люблю пустых разговоров. Когда есть повод дать интервью — если вышел мой фильм, или новый спектакль с моим участием, или что-то еще, — тогда, пожалуйста, я только рада об этом поговорить. Я понимаю, зачем все делается, и я готова отвечать на вопросы, вести интересный диалог. Но вот смысла в десятый раз рассказывать, что у меня висит в гардеробе, я не вижу. К чему это? Бывали случаи, когда я уходила с интервью. Как-то я пришла на съемку, и журналист сказал мне: «Ну, расскажите о себе» — и как мне было на это отвечать? Странная постановка вопроса: мне неинтересно рассказывать о себе — мне интересно говорить о том, что я делаю, чем я занимаюсь. А такой подход к делу, как у того корреспондента, просто не очень профессиональный, на мой взгляд.

Алиса Хазанова фото

ELLE Хорошо, тогда давайте о деле: я попробую попасть пальцем в небо и предположить, что ваш фильм передает «привет» театру абсурда и Сэмюэлу Беккету с его пьесой «В ожидании Годо». Я прав?

А.Х. Хорошая ассоциация — интересно, что именно она пришла вам первой в голову. Но я все же скорее обращалась к творчеству Гарольда Пинтера (американский драматург — прим. ELLE), чем к пьесам Беккета или Эжена Ионеско. Потому что для меня, как и для Майкла Купикса, который выступил соавтором сценария, было важно передать в фильме едва уловимую атмосферу американской драматургии, где диалоги вроде бы вполне информативные, однако при этом совершенно неясно, где реальность, а где сон. Именно поэтому я так рада, что мы снимали картину в Нью-Йорке. Ведь это вообще очень нью-йоркская тема, когда город шумит, бурлит и жизнь сводит с ума своей интенсивностью — и вдруг ты сворачиваешь за угол и попадаешь в тихий бар или отель, и все, это уже совершенно другая вселенная, обособленная и закрытая. В какой-то момент, думаю, у зрителя от замкнутости пространства может даже возникнуть легкое чувство клаустрофобии, но это так и должно быть.

ELLE В ходе съемок вы обращались за советом к кому-то из своих друзей-режиссеров?

А.Х. Я не то чтобы советовалась, но есть люди, мнение которых особенно важно для меня. В процессе работы я много общалась с режиссером Колей Хомерики. В каком-то смысле я считаю его своим учителем. Еще мне помогал Ваня Лебедев: он один из первых увидел фильм и дал очень ценные комментарии, которые во многом повлияли на общую атмосферу фильма. Хотя в целом я уверена, что не стоит слишком опираться на мнение другого человека: у каждого автора существует свой микрокосмос, и поэтому ты сам должен понимать, как и что нужно делать. Ведь это тебе потом отвечать за результат своей работы, а не кому-то еще.

Алиса Хазанова Осколки

ELLE К разговору об ответственности: сложно быть женщиной-режиссером?

А.Х. Все эти рассуждения о том, что женщинам особенно трудно что-то делать, если честно, меня удивляют и немного коробят. Я не люблю такие разделения. То есть, конечно, тяжело за все нести ответственность в одиночку, но это неотъемлемая часть профессии. Да и потом, если ты твердо знаешь, какую историю хочешь рассказать зрителю, если ты понимаешь свою задачу и умеешь ее правильно обозначать команде, то все не так страшно. Тем более на съемочной площадке меня окружали настоящие профессионалы и мои единомышленники, начиная с оператора и художника по костюмам и заканчивая актерами, которые загорелись идеей сделать этот фильм. Конечно, без сложностей не обходится ни одна съемка. Мы, например, были сильно ограничены в бюджете и снимали фильм буквально за считанные дни — вернее, ночи. Мы работали 17 ночей подряд, и если поначалу еще не все вжились в нужную атмосферу, то, кажется, на четвертый съемочный день мы уже окончательно вошли во вкус.

ELLE Кстати, а где в Нью-Йорке проходили съемки? Это был реальный отель?

А.Х. Мы снимали в двух локациях, одной из которых был достаточно известный и атмосферный ресторан Beauty & Essex в Нижнем Ист-Сайде: днем он продолжал работать в обычном режиме, а ночью туда приходили мы и начинали съемки.

ELLE Работая над лентой, вы думали о ее прокатной судьбе?

А.Х. Мне кажется, кино имеет смысл снимать только для себя — чтобы тебе самой это было интересно. Так что я не пыталась подстроиться под предполагаемые вкусы зрителей или критиков. Моей задачей было снять фильм, ну а если в результате он встретит отклик и найдет свою аудиторию, я буду только рада.

Алиса Хазанова Осколки съемки
Фото
Тимофей Колесников

ELLE А как вы относитесь к критике?

А.Х. Это составная часть кинопроцесса: я отлично понимаю, что не могу всем нравиться. Это нормально. Хотя должна признаться, что премьера «Осколков» на ММКФ была одним из самых волнительных моментов в моей жизни. Пожалуй, так сильно я волновалась только когда впервые оставляла свою старшую дочь в детском саду. Тогда я чуть в обморок не падала — и вот на фестивале были примерно те же самые чувства.

ELLE «Осколки» нельзя назвать слишком эмоциональным фильмом: как режиссер, вы будто бы просто наблюдаете за действием со стороны. А в жизни вы столь же спокойный и ровный человек? Вас легко разозлить?

А.Х. Даже не знаю. Мне кажется, я разная. И я совсем не умею долго злиться — ненавижу быть обиженной. Я вообще не сторонник конфликтов, мне некомфортно в подобных ситуациях. Но могу сказать наверняка, что у меня очень портится характер, когда я не занята никаким делом. Поэтому я не хочу отказываться ни от одной стороны своей жизни — ни от семьи, ни от театра, ни от кино!