Звезды

Читайте в разделе Звезды на ELLE.ru эксклюзивные интервью с известными людьми, истории успеха, цитаты и правила жизни известных людей.

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта?

Кто стоит за кулисами модной, культурной и спортивной индустрии и «дергает за ниточки» современных суперзвезд?

люсьен пажес

Основатель pr-агентства Lucien Pages

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 1)

Наше агентство ведет более сорока брендов и дизайнеров. С кем-то я дружил до того, как начал заниматься их пиаром. Например, с Яз из Yazbukey или Шарлотт Шесне (Charlotte Chesnais — парижский ювелирный бренд. — Прим. ELLE). С другими — познакомился лично уже на «собеседовании», как это было с Симоном Жакмюсом. В итоге его бренд Jacquemus стал мне наиболее близок. Возможно, из-за того, что Симон с юга Франции, как и я. Вообще я дружу со всеми своими подопечными, такой уж я человек. Но садиться себе на шею не позволяю.

Я горжусь иммерсивной презентацией дизайнера мужской одежды Адама Киммела, которую мы делали в Париже лет восемь назад. В андеграундной галерее в Маре мы отстроили настоящее казино, с баккарой, блек-джеком и сами знаете с кем. (Смеется.) Ту коллекцию Адам создавал вместе с художником и известным азартным игроком Джорджем Кондо, а на самом шоу были выставлены гипсовые головы Кондо, созданные другим арт-деятелем — Мэтью Барни. После презентации мы распродали их все! Еще один предмет гордости — сотрудничество нашего агентства с Читосе Абе из Sacai. Я познакомился с ней в Японии, и в то время за пределами родной страны о ней никто ничего не слышал. Сегодня она один из самых востребованных дизайнеров в индустрии, в этом есть и наша заслуга.

О пиарщиках гуляет много стереотипов. Мы все ленивые, только и делаем, что ходим по вечеринкам, пьем и развлекаемся. Кто-то, может, и правда такой, профессия достаточно молодая, и мы еще не успели выработать собственный кодекс. Во время Недели моды я посещаю только презентации наших брендов, чтобы все проконтролировать. Никуда больше не хожу, потому что очень устаю. Считаю, это не самая легкая работа.

Я всегда хотел оставаться в тени. В прошлом году Сара Андельман (основательница магазина Colette в Париже. — Прим. ELLE) предложила мне курировать коллекции и презентации в бутике на протяжении августа. Это был проект аккурат к закрытию Colette, которое все отодвигали по срокам, как могли. Сначала я отказался — не хотел быть на виду, с ужасом представлял, что сейчас на меня посыплются вопросы журналистов с требованиями об интервью. А потом подумал: черт возьми, индустрия-то меняется, люди сегодня хотят знать не только звезд, моделей или дизайнеров! Так знаменитым стал мой друг Мишель Гобер, отвечающий за саундтреки многих показов, таких как Chanel, и Александр де Бетак, оформляющий шоу. Видимо, настало и мое время. Так что спасибо вам за интервью!

омар шериф

Создатель O.C TRAVEL (vip-путешествия)

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 4)

Я изучал экономику в парижской Сорбонне. А когда закончил университет, то захотел работать в сфере путешествий, заниматься организацией больших мероприятий и ярких событий. Это было в 1999 году, когда интернет уже становился мощным инструментом. Я быстро понял, что некоторые профессии в сфере услуг все равно не получится заменить компьютерной программой — поэтому и создал концепцию сервиса, где каждый клиент будет чувствовать себя уникальным.

На ежедневной основе в наших представительствах в Париже и Лос-Анджелесе сегодня работают почти два десятка агентов. Но, конечно, если этого требует организация некоторых мероприятий, я могу приглашать фрилансеров или усиливать масштаб команды.

Один из самых сложных проектов выпал на 2012 год, когда наш русский клиент, миллиардер Владислав Доронин, праздновал свое 50-летие в Индии. Представьте себе челлендж: за месяц мне удалось превратить взлетно-посадочные дорожки местной военной базы в международный аэропорт, где приземлялись частные самолеты и бизнес-джеты со всего мира, — в общей сложности 23 борта! Наоми Кэмпбелл, в то время спутница юбиляра, пригласила 217 гостей в Джодхпур — а это один из самых непростых районов Раджастана, потому что город расположен близко к пакистанской границе. Потом была грандиозная музыкальная программа с участием всемирно известных артистов, таких как Дайана Росс и Бадди Гай. Организацией и логистикой занимались 800 наших специалистов, праздник длился трое суток на четырех площадках, среди которых были архитектурные памятники XIV века. Поистине эпическое событие!

Мой самый грандиозный успех? Как человек с большими амбициями, я надеюсь прийти к нему в будущем! А вот самое большое разочарование оказалось связано с одним деятелем из мира высокой моды. Тогда по отношению к нему я проявил слишком много душевной доброты и щедрости, которой тот не заслуживал. Не буду называть его имени — он и так прекрасно знает, о чем идет речь.

СЕРГЕЙ ДАНИЛЯН

Балетный импресарио

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 7)

В танцевальной индустрии агентов очень мало. В основном это люди, которые просто любят того или иного танцовщика и помогают ему. Это связано с тем, что работа артистов балета невероятно низко оплачивается — на комиссионные от их заработков офис не снимешь, в лучшем случае сможешь кинуть деньги на мобильный телефон. Даже те, кто зарабатывает достаточно много (а их можно пересчитать по пальцам), в целях экономии чаще доверяют представлять свои интересы членам семьи — братьям, мужьям, женам. В этом плане балетный агент — это скорее нянька, чем цербер. Я вникаю во все аспекты работы с артистами, от решения юридических вопросов до работы с прессой и решения маркетинговых вопросов, от подбора персонала и выбора площадок до того, где мы будем есть вечером. Ужин — только на первый взгляд просто прием пищи, на самом деле именно здесь решаются очень многие важные рабочие вопросы.

В балетный мир меня привела Илзе Лиепа. Я увидел ее гала-вечер в Концертном зале Чайковского и предложил сотрудничество, хотя ничего в этом бизнесе не понимал. В результате мы несколько лет проработали вместе и с огромным успехом провели гастроли в Европе и Америке. Сейчас мы не видимся, но каждый из нас помнит, что нас связывает.

Сегодня я представляю в США балетные труппы Мариинского, Михайловского театров, театра Ла Скала, Балета Монте-Карло, но моя особая гордость — труппа Бориса Эйфмана. Я спродюсировал проект «Короли танца», три программы с Дианой Вишневой: «Красота в движении», «Диалоги и грани», две программы проекта «Соло для двоих» с Натальей Осиповой и Иваном Васильевым, а в настоящее время работаю над «Айседорой» с Осиповой в роли Айседоры Дункан вместе с молодым хореографом Владимиром Варнавой.

Самая сумасшедшая история в моей практике произошла во время гастролей Мариинки в США 15 лет назад. Мне нужно было перевезти труппу из 200 человек из Калифорнии в Детройт. Когда загорелись леса, пожар подобрался к аэропорту и все рейсы отменили. Директор театра велела мне сделать все возможное для того, чтобы доставить артистов на выступление, и грозилась повесить на меня все непредвиденные расходы. Я не придумал ничего умнее, кроме как заказать десять автобусов и ночным марш-броском доехать до Финикса, а оттуда — в Детройт. Не все были в восторге от этой идеи, но, когда увидели полыхающие леса, согласились, что я был прав.

али кавусси

Сооснователь модельного агентства The Lions

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 10)

В модельном бизнесе я уже двадцать лет, которые пронеслись как одно мгновение. В 1998 году начинал в агентстве DNA ассистентом владельца. Шаг за шагом дорос до агента, перешел в Women Management, в то время еще под руководством Пола Роуланда. У него тогда были самые крутые имена: Кейт Мосс, например. После ухода Роуланда я остался в Women. Но в какой-то момент понял: опыта уже столько, что пора начинать свое дело. Подумать только, сколько лет и сил я потратил на то, чтобы воплощать в реальность чужие мечты! Настал черед и моих желаний. И так четыре года назад появилось наше модельное агентство The Lions, которое я открыл вместе с Луи Шабаном и Кристианой Тран. В индустрии больше не было людей, с которыми я бы ­хотел ­работать.

Не могу сказать, что все модели — ангелы, а их агенты — эдакие церберы. Все люди разные. Конечно, попадаются сложные личности — и среди талантов, и среди их протеже. Но да, мы всегда на страже — наша задача поступаться собственными интересами в пользу моделей, иногда приходится проявлять твердость. И кстати, для многих агентств на первом месте — клиенты, то есть заказчики. Для нас же нет никого важнее моделей.

В нашей работе грань между личным и профессиональным очень зыбкая. Когда работаешь с моделью долгое время, рано или поздно вы становитесь друзьями. Так мы подружились с Ириной Шейк, я был с ней почти с самого начала, мы через многое прошли вместе. Признаюсь, она редкой души человек и я благодарен ей за то, что она появилась в моей жизни. Анна Вьялицына, Джессика Харт — с этими девушками я знаком почти 15 лет и продолжаю представлять их интересы уже в The Lions.

За двадцать лет индустрия сильно изменилась. В основном за счет социальных сетей и диджитала. С каждой новой моделью необходимо проводить инструктаж, объясняя, что теперь она не может выкладывать в инстаграм все что душе угодно. И ее аккаунт отныне — часть бизнеса, пресс-площадка, как ­журнал или сайт.

серж пайе

Партнер Unlimited Sports Management (хоккей)

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 13)

Первым клиентом для меня стал Кевин Константин, мой бывший тренер, — я консультировал его молодых хокке­истов. На сегодня я представляю интересы 54 игроков, среди которых есть и замечательные ребята из России: Андрей Алтыбармакян, Иван Федотов, Алексей Полодян, Степан Фальковский и Данила Карабань.

Моя главная задача — представлять профессиональные интересы игроков и развивать их карьеру. Простой пример: пару лет назад один из моих подопечных понял, что находится в неблагоприятной игровой среде. Ему был нужен другой клуб с хорошей атмосферой для профессионального роста. Я организовал ему трансфер, и в итоге он подписал контракт с НХЛ.

Мы всегда следим за молодыми игроками и готовы вкладываться в них. Но настоящий триумф случится только тогда, когда у игрока появится такое же отношение и желание достичь общей цели.

Я горжусь тем, что недавно провел сезонную программу менторства новичков драфта НХЛ. Это была и спортивная подготовка, и обширная серия образовательных семинаров, развивающих все аспекты карьеры игроков: от финансового планирования до проведения переговоров и правильного поведения в соцсетях. В хоккее все просто: добивается успеха тот, кто много часов тренируется на льду, и тот, кто рано попадает к хорошему тренеру. Достигнуть пика спортивной формы можно и в раннем возрасте, и намного позже — все очень индивидуально.

Важно быть другом для своего клиента, видеть в нем личность и уважать ее. Честность — правило номер один в нашем деле. Я никогда не стану работать с хоккеистом, в которого не верю. Тут как в браке: если нет доверия — отношения неминуемо заканчиваются разводом.

Единственное, что приходит на ум при словосочетании «самый безумный случай в моей карьере» — общение с родителями, которые считают, что их ребенок — это непременно будущий Уэйн Гретцки. В остальном все стабильно.

максим берин

Основатель BERIN ART, организовывает концерты суперзвезд

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 16)

Я с самого детства профессионально занимался музыкой, закончил в Минске лицей по классу саксофона, посвятил музыкальному инструменту более 27 лет. Окончив Академию музыки в Германии, получил второе высшее образование по специальности «культур-менеджмент». Мне хотелось не только выступать самому, но и заниматься организацией концертов. Мой отец — дирижер, я с ним много гастролировал, видел, как действует этот механизм. Первым проектом, который я придумал и создал, был фестиваль Юрия Башмета, проходивший в Германии на протяжении пяти лет.

У продюсерской деятельности много ипостасей. Одна из них — то, чем занимаюсь я: создаю новые проекты, придумываю концепции. Я не ищу молодые таланты, не пишу, не покупаю для них музыку, а просто соединяю то, что, может быть, ранее никому в голову не приходило или не получалось реализовать. Например, не так давно в Минске был концерт Анны Нетребко и Юсифа Эйвазова, а они ненавидят петь в микрофон. Я долго думал, как сделать так, чтобы техника не мешала им двигаться по сцене и при этом реально усиливала звук. И мы нашли специальные, очень восприимчивые микрофоны, спрятали под цветами — и даже очень серьезные специалисты в сфере классической музыки этого не заметили!

Моя профессия считается одной из са­мых стрессовых в мире — вся работа построена на общении, на человеческом факторе. Всегда есть вероятность ка­кой-­то непредвиденной ситуации: болезнь артиста, потеря голоса, опоздание или просто отсутствие настроения... Здесь можно только планировать, но на 100 % все предвидеть нельзя.

Плотную дружбу с артистом трудно себе представить: и у меня, и у них очень загруженные графики, каждый живет своей насыщенной жизнью. У нас, например, по 200 концертов в год в разных точках мира и планы расписаны уже года на три вперед. Главное, чтобы при новых встречах мы радовались, что увиделись снова.

Три главных качества идеального «секретного агента»: порядочность, ­профессионализм, преданность ­своему делу.

Роль «смотрителя трона» меня не смущает. Я считаю, что лучше быть известным в узких кругах — своих, профессиональных. Если ты однажды создал бренд, далее нужно лишь его совершенствовать. В области шоу-бизнеса нашу компанию знают по всему миру, с ней хотят работать артисты, большие концертные площадки — вот это для меня самое главное.

алексис Луасон

Генеральный менеджер Ford Models

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 19)

Я занимаюсь модельным бизнесом уже пятнадцать лет. Работал скаутом и агентом в New York Agency в Америке, потом снова в родной Франции в Elite, представлял таких звезд, как Кендалл Дженнер и Кара Делевинь. Проект возрождения агентства Ford меня сразу заинтересовал — это был вызов. Представляете, это одно из первых модельных агентств, основанное Эйлин Форд почти 70 лет назад. Благодаря ему бизнес стал таким, каким мы его сейчас все видим. Я отвечаю за парижское подразделение, мы представляем в том числе Крис Грикайте, Кэролайн Трентини, Терезу Хэйес, многих топовых моделей.

Социальные сети изменили моду, а вместе с ней и модельный бизнес. Сегодня недостаточно быть просто красивой девушкой с хорошей фигурой. Надо быть личностью. Раньше говорили: модель — это та, кто заходит в комнату и все хотят ею стать. Сейчас все изменилось. Модель заходит в комнату, и все хотят узнать ее получше — задать ей вопросы, взять интервью, расспросить, кто она, откуда, чем интересуется. Как агенты и скауты, мы смотрим не только на внешность, но и на характер, обаяние, интеллект, грацию.

Моей первой моделью была Сигрид Агрен. Я открыл ее на конкурсе на ее родном острове Мартинике в Карибском бассейне, когда ей было 14. Теперь представляю ее интересы в Ford, мы до сих пор дружим. В нашей индустрии агенты и модели часто сохраняют приятельские отношения. В конце концов мы «вмешиваемся» в каждый аспект их жизни, следим, как и где они живут, общаемся с их родителями, бойфрендами.

Я горжусь такими историями, когда удается изменить жизнь девушек к лучшему. Часто бывает, что мы открываем моделей из очень бедных стран, вытаскиваем их из бедственного положения, нищеты и обреченности. Мы обучаем их английскому, даем образование. Позже они начинают зарабатывать деньги и помогают своей семье и целым деревням, в которых выросли. Один из таких ярких примеров — модель Амилна Эстевао из Анголы. Сегодня у нее все хорошо, она живет в Нью-Йорке, и родители ею очень гордятся.

Про агентов часто говорят, что они лгут о своих моделях или выгораживают их перед клиентами. Люди! Сегодня же есть инстаграм и фейсбук! Зайдите туда и убедитесь, что они говорят вам правду!

В детстве я хотел стать новым Майклом Джорданом. Не вышло. Звездой в модельном бизнесе уже быть не хочу, мне нравится находиться за кулисами. А спорт люблю все так же — мы в Ford устроили супервечеринку, когда Франция выиграла чемпионат мира. Allez les Bleus!

анастасия лестер

Литературный агент

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 22)

Я не агент отдельных авторов, а агент издательств. У меня своя компания — Lester Literary Agency, которая представляет российских писателей во Франции и наоборот. Когда я только начинала свою деятельность, то была уверена, что буду работать не только во Франции, но и во всем мире. Этим я безуспешно занималась года три, параллельно представляя французских авторов в России, Украине и Белоруссии. Сейчас у меня есть штат, и мы сотрудничаем со всей Восточной Европой. Но 17 лет я проработала одна.

Сегодня я представляю 72 французских издательства, и у моего агентства довольно крепкое положение на рынке. В нашем послужном списке такие имена, как Амели Нотомб, Анна Гавальда, Марк Леви, Гийом Мюссо, Давид Фонкинос, Жан-Кристоф Гранже, Франк Тилье и другие знаменитые французы.

Моим первым клиентом была писательница Ирина Полянская со своим романом «Прохождение тени». Я продала права на него французскому издателю Мишелю Парфенову в 1999 году. К сожалению, Ирина рано ушла из жизни. С ее семьй я, к сожалению, не общаюсь — с прошлым довольно тяжело поддерживать отношения.

Больше всего я горжусь изданием классика детектива Себастьяна Жапризо в российском издательстве «Лимбус-пресс» и своей работой с издательством «Фантом-пресс». Оно не боится издавать весьма неоднозначные на первый взгляд тексты, например, романы Лолы Лафон или книгу «HHhH» Лоран Бине.

Я очень стараюсь не дружить ни с авторами, ни с коллегами из издательств. Если у меня и есть среди них друзья, то это случайность. Считаю, что теплые дружеские отношения мешают работе агента — мы должны быть максимально нейтральными, эмоционально спокойными, что очень сложно, если вы с человеком близки. Грань между личным и профессиональным должна существовать, и я ее выстраиваю. Хотя, возможно, и искусственно. Я знаю, что могу обратиться к коллегам за помощью и поддержкой в делах, но моя личная жизнь и друзья не связаны с рабочей деятельностью.

Даниэль ломбард

Агентство Musicglotz, представляющее интересы оперных певцов, дирижеров и пианистов

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 25)

Я всегда любил музыку и пел с детства, но делал это только для себя. Как-то раз купил CD с немецкой оперой — и просто влюбился! Начал изучать немецкий язык и вскоре переехал из Парижа в Мюнхен ради учебы на факультете истории искусств. В Германии я проводил все время в оперных театрах. Однажды, по возвращении во Францию, меня представили Мишелю Глотцу. Самый влиятельный импресарио! (Глотц работал с Марией Каллас, дирижером Гербертом фон Караяном. — Прим. ELLE) Я стал его ассистентом и получил доступ ко всем большим звездам. Это был мой счастливый билет! Через пару лет я познакомился с Кристом Людвигом, гениальным сопрано. При всей его славе у него был не очень хороший PR. Когда он узнал, что я говорю по-немецки, то попросил Мишеля сделать меня его агентом. Это был мой первый самостоятельный клиент — и сразу такая ответственность! Сейчас в нашем агентстве около 40 артистов. Самый знаменитый — бас Ферруччо Фурланетто (выступал в Ла Скала, Метрополитен-опера. — Прим. ELLE), редкий пример великого артиста и великого человека. Наше агентство занимается тем, что старается открыть новые таланты и работать с ними на эксклюзиве. Задача — выгодно продать артиста в постановку или труппу театра. Мы заботимся о его проживании, путешествиях и т. д. И, конечно, берем процент от контрактов — около 10–15 %.

Восприятие самих оперных артистов сильно изменилось. Если раньше ценились прежде всего вокальные данные, то сегодня они стоят далеко не на первом месте. Важно то, как исполнитель выглядит на сцене. Недавно был случай, когда одну молодую певицу с невероятно чарующим голосом театры не брали только из-за того, что она казалась им немного полноватой.

Для меня профессия агента никогда не была просто бизнесом. Это моя страсть. Но сейчас в индустрии есть профессионалы, которые никогда не изучали музыку и даже не могут отличить один тембр голоса от другого. Они делают это только ради денег. И это проблема. Так, одно американское агентство занималось раскруткой молодого исполнителя из Европы. Он участвовал во всех ведущих спектаклях, даже тех, которые ему не подходили. И это сломало ему карьеру — в оперном пении очень важно, какие именно партии ты исполняешь.

дэвид унгер

Киноагент, генеральный менеджер Artist International Group

Агенты влияния: кто стоит за кулисами мира моды, культуры и спорта? (фото 28)

Мой дед и отец были кинопродюсерами. Этот бизнес семейный. Сам я учился в киношколе на режиссера. Тогда я впервые понял, что для реализации проекта режиссерам нужно помогать, их работа — адский труд. Так я и стал агентом: сначала в области коммерческих и музыкальных видео. Работал в компании, которая представляла Guns’n’Roses. Моими клиентами в то время были режиссеры, снимающие рекламу и клипы. Потом у меня появились актеры, музыканты, писатели, модели.

Самое крутое в моей работе — видеть, как у клиента все начинает удачно складываться. Говорить приятелю: «Видишь вон того парня? Он раньше машины мыл, а сейчас стал звездой». Горжусь актрисой Гун Ли. Когда я о ней узнал, она была на слуху только в Китае, а сегодня

снимается в Голливуде — играла в «Мемуарах гейши». Скоро с ее участием выйдет новый диснеевский фильм «Мулан». Недавно я подписал русскую модель Сашу Лусс. Вот кто будет звездой! Нас представил Люк Бессон, в фильме которого («Анна») она и снялась.

Самые обаятельные, талантливые и интересные люди в кино — саморазрушители: Джонни Депп, Оливер Стоун, Шон Пенн. Моим клиентом был Микки Рурк, я дал ему второй шанс, и его карьера вновь взлетела. Но он ушел к другому агенту. Не подумайте, я не держу на него зла и ценю каждый момент нашей прошлой дружбы.

Как-то я представил Дензела Вашингтона режиссеру Антуану Фукуа. И это было началом большой дружбы, вместе они сделали фильма четыре. Только представьте, если бы я их не познакомил, то не было бы фильма «Тренировочный день». Я буквально силой заставил Микки Рурка пойти на встречу с Дарреном Аронофски — и вы знаете, чем это закончилось. Вышла потрясающая, сильная лента «Рестлер». Но это был, пожалуй, мой самый сложный проект за всю карьеру. Некоторые фильмы никак не хотят создаваться. Тогда я понял, что за каждым успехом стоит целая череда проблем, нестыковок, недопониманий и неудач. Но все как-то разрешается, и в результате выходит шедевр.

Мне сильно повезло, я реально дружу со своими клиентами. Мы детей крестим, отдыхаем вместе. Недавно я был на свадьбе режиссера Франческо Карроззини и Би Шаффер, дочери Анны Винтур. Сам Франческо — сын покойной Франки Соццани, главреда итальянского Vogue.

Если говорить о русских режиссерах — они великие, но им не хватает глобального мышления. Мне понравился фильм «Сталинград», но я не могу представить, чтобы он заинтересовал людей всего мира.

Elle

Хёрст Шкулёв Паблишинг

Москва, ул. Шаболовка, дом 31б, 6-й подъезд (вход с Конного переулка)

Материалы по темам

Читайте также
Оставайтесь в курсе новых событий в мире звезд, моды и красоты

Получать уведомления

X
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Извините,
произошла ошибка!
Пробуйте еще раз