Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Земля Синдбада

«Отправляясь в это путешествие, я не очень хорошо представлял, куда еду, — признается Михаил Рябов. — Но неизведанное привлекало. Тем более что известный всем путешественник Синдбад-мореход был родом из Омана»

image

«Отправляясь в это путешествие, я не очень хорошо представлял, куда еду, — признается Михаил Рябов. — Но неизведанное привлекало. Тем более что известный всем путешественник Синдбад-мореход был родом из Омана».

К своему стыду, долгое время я, как и многие, при упоминании Омана путал его с Амманом, столицей Иордании, другим государством Ближнего Востока. Местные жители готовы простить ваше заблуждение. Со свойственным им дружелюбием они раскроют вам глаза на самобытность этого волшебного места. Море, оазис, каньоны, горы и пустыня — Оману принадлежит территория с богатейшим на всем Аравийском полуострове ландшафтом. Могучие скалы гор хребта Хаджар, среди которых прячутся роскошные оазисы, источники свежей воды (ключевую воду оманцы называют сладкой — sweet) и деревни с домами из камня цвета карамели позволяют называть Султанат Оман аравийской Швейцарией. (Сколько по миру этих швейцарий! Даже подмосковная Рублевка не избежала этого сравнения!)

Три тысячелетия назад на месте современных Омана и Йемена было Сабейское царство, где, по преданиям, росли деревья из эдемского сада и правила легендарная царица Савская. Она славилась неземной красотой и величайшей мудростью. Царица умела составлять эссенции из трав, смол, цветов и корней, разбиралась в астрологии, укрощала диких зверей и составляла любовные заговоры. Она была величайшим дипломатом, верховной жрицей и мастерицей в приготовлении лакомых блюд. Услышав о славе своего современника, царя Соломона, она с огромным караваном даров отправилась испытать ум молодого царя загадками. Целых полгода Соломон не расставался с ней. Когда же выяснилось, что царица беременна, она вернулась в Сабейское царство, где родила мальчика. Царь Соломон так и не смог забыть ее.

Казалось, былое величие осталось в прошлом. Тридцать лет тому назад Оман был самым отсталым государством Аравийского полуострова. На 2,4 миллиона жителей — три школы, две больницы, десяток врачей и десять километров асфальтированных дорог. Машины были редкостью. Однако после прихода к власти в 1970 году нынешнего правителя Омана султана Кабуса эта страна Персидского залива совершила головокружительный скачок в эру технического процветания. Хотя модернизацию обеспечила прежде всего прибыль от продажи нефти, Оман по сравнению со своими соседями лишь мелкий экспортер, и его резервов хватит максимум лет на тридцать. Сейчас правительство предусмотрительно старается переориентировать экономику. Помочь в этом должно, конечно, море. Во-первых, здесь прекрасные условия для рыболовства, а во-вторых, и это главное, 1 700 км морского побережья с дикими бухтами и пустынными пляжами — настоящая золотая жила! Основная ставка делается на туризм.

image

Отдельное спасибо султану за местные дороги. Это настоящая восточная сказка! Средняя скорость на трас- се 120 км/ч. Хорошей дороге — хорошую машину! Идеальные условия для проведения тест-драйвов новеньких «Роллс-Ройсов». Может, машины выглядят так хорошо, потому что их поят лучшим бензином, добытым из самой чистой и вкусной нефти? Или они счастливы здесь, потому что их ценят и любят, словно они живые? Корабли пустыни, пришедшие на смену верблюдам. В Омане я очень захотел сесть за руль автомобиля. Неудивительно: под- жидавшее в аэропорту такси оказалось новеньким «Бентли», а загорелое лицо водителя с характерной бородкой напомнило Федора Бондар- чука в одном рекламном ролике. Перед тем как мы мягко помчались по бархату асфальта в сторону залива, я услышал от шофера что-то удивительно напоминающее бондарчуковское «А теперь — кататься!».

Пустыню тоже нужно как-то осваивать. Лучший метод — заблудиться. Во время экстремального сафари в глубине космической пустоты с оранжевыми барханами наш джип теряет сразу два передних колеса. Все попытки вернуть ему способность двигаться безуспешны. Домкрат утопает в песке. До населенных предгорий сорок километров. Мы на краю пустыни, называемой «серединой пустой луны». 777 тысяч квадратных километров песка. Это только на первый взгляд она безжизненна. После часа ходьбы по плывущим под ногами пескам гид выводит нас к «бедуинской гостинице». (Похоже, именно здесь снималась «Кин-дза-дза».) Отзывчивые бедуины на суперсовременном внедорожнике выдвигаются на помощь. Как только они умудряются ориентироваться в этой бескрайней песочнице? Загадка! Оставленный в барханах джип находят и чинят в рекорд- ные сроки. А теперь — купаться! Прочь из жаркой пустыни к сладкой воде озер оазиса!

image

Дожидаясь в тени причудливых навесов возвращения команды спасателей, я вспомил легенду о городе Убар. Его хотел найти еще Лоуренс Аравийский. Пять тысяч лет назад среди пустыни возник таинственный и хорошо укрепленный город. Его назвали Убаром — городом колонн, лабиринтов и базаров. Здесь жили и творили мудрецы, звездочеты и алхимики. Отсеченный от прочего мира, он представлялся людям оазисом жизни среди безмолвной пустыни. А недавно на изображениях, полученных с космических челноков и спутников, неожиданно обнаружили паутину тончайших линий, сходящихся в одной точке. Это место, скрытое под песками, может оказаться Убаром. И расположено оно в пустыне Вахиба, на краю которой мы оказались (стоит повнимательней изучить этот район на Google Earth!).

Легенда подозрительно напоминает сюжет романа Джеймса Хилтона «Потерянный горизонт», «настольной» книги сети отелей Shangri-La, где мне повезло остановиться. Именно ее, а не Библию или Коран можно обнаружить в каждой прикроватной тумбочке. Порой возникает впечатление, что и персонал гостиницы Al Husn — персонажи этого романа. Их предупредительность, отзывчивость и улыбчивость — отражение концепции обретенного рая. Страны вечной молодости и счастья. Правда, молодежи маловато. Шумные развлечения не практикуются. Все тихо, спокойно и респектабельно. Оправданная шестизвездность! Shangri-La Barr Al Jissah Resort and Spa расположен в 20 минутах езды от столицы — города Маскат. Он представляет собой уникальный комплекс из трех отелей, целиком занимающих живописнейшую бухту Оманского залива. Al Waha («Оазис») , Al Bandar («Город») и эксклюзивный Al Husn («Замок»). Поражающий размерами и обстановкой номеров, он возвышается на скале и имеет свой закрытый пляж — лучшее место для солнцепоклонников, любующихся фантастическим видом на закат.

image

Shangri-La Barr Al Jissah Resort and Spa расположен в 20 минутах езды от столицы — города Маскат. Он представляет собой уникальный комплекс из трех отелей, целиком занимающих живописнейшую бухту Оманского залива. Al Waha («Оазис») , Al Bandar («Город») и эксклюзивный Al Husn («Замок»). Поражающий размерами и обстановкой номеров, он возвышается на скале и имеет свой закрытый пляж — лучшее место для солнцепоклонников, любующихся фантастическим видом на закат. После захода солнца — спа-процедуры (SHI Spa). Уверенные и плавные движения рук филиппинских массажистов в благоухающем полумраке... После — ужин. Гастрономическое шоу марокканского шеф-повара ресторана Shahrazad, удивляющее бесконечными переменами блюд и терпким, вкуса изюма, вином. «Не пугайтесь, если увидите вооруженных людей в униформе! Сегодня у нас на ужине будут члены королевской семьи. С охраной. У нас, конечно, самое безопасное место на земле, но раз уж вы из семьи султана, то должны иметь при себе вооруженную охрану, даже если вокруг блаженный рай. Это часть традиции». Scott Mawhinney, менеджер отеля Al Hasn, нескрываемо горд тем, что его отель и рестораны пользуются вниманием местной знати. Гордится он и тем, что может назвать каждого гостя по имени, каким бы сложным и непривычным для уха оно ни было. Он канадец по происхождению, но его гостеприимство и дипломатичность, безусловно, оманские.

Западные ценности в представлении оманцев — это в первую очередь... нет, не демократия, хотя султан, будучи сторонником равноправия, дал женщинам право участвовать в выборах и политической жизни, делать карьеру в банковской сфере и в министерствах. Но, возвращаясь к западным ценностям, здесь, на Востоке, их понимают скорее буквально: лучшие дороги, лучшие машины, часы, украшения, дома, техника, сервис... А лучшие, как правило, самые дорогие. Утром жители Омана часто окуривают ладаном дома и одежду. Древняя традиция позаимствована у торговцев из прошлого, которым страна обязана своим богатством и могуществом. Это родина ладана и мирры, наиболее ценимых по тем временам благовоний. Окутанная священной славой и входившая в дань волхвов младенцу Иисусу смола — слезы деревьев, произраставших еще в эдемском саду, — обладала волшебными бальзамирующими свойствами и была особо ценима в Древнем Египте. Ладан и поныне используется для богослужений. Считается, что, вдыхая его аромат, можно остановить время. Мне тоже пора сказать: «Стоп!» А в Омане все только начинается!


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.