Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Волшебник страны роз

Оказавшись в Болгарии на сборе роз для ароматов Guerlain, Нина НАБОКОВА выведала у парфюмера Дома Тьерри Вассера секреты производства знаменитых духов.

image

Оказавшись в Болгарии на сборе роз для ароматов Guerlain, Нина НАБОКОВА выведала у парфюмера Дома Тьерри Вассера секреты производства знаменитых духов

 Получив приглашение Guerlain поехать на сбор болгарских роз вместе с Тьерри Вассером, я не на шутку разволновалась. Парфюмерное искусство для меня всегда было окутано ореолом таинственности. Однако реальность оказалась куда прозаичней, и от этого только интересней.

ДОБРОЕ УТРО, СТРАНА

«Завтра подъем в полшестого утра» — с этой фразы, которая, признаюсь, меня не порадовала, началось наше знакомство с Тьерри Вассером. Я попыталась выторговать хотя бы полчаса сна, но месье был непреклонен. Причину раннего подъема он объяснил утром, по пути в местечко Карлово, где растут знаменитые болгарские розы: «Бутоны нужно срывать на заре, когда они едва раскрылись. Если цветы проведут на солнце хотя бы час, они лишатся аромата и сбор будет бессмысленным. Поэтому все работы завершатся до 10 утра». На поле мы оказались еще до рассвета. С погодой не повезло: туман и мелкий дождь. Самих роз я поначалу не увидела: невысокие кустики с миниатюрными бутонами терялись среди маков и васильков. В моем понимании это были даже не розы, а какой-то карликовый шиповник. Но оказалось, именно они, а не холеные красавицы из цветочных магазинов обладают ольфактивной ценностью. Влажный воздух был пронизан тончайшим благоуханием! «Удивительны законы природы! Незаметный цветок обладает божественным ароматом. А вот мак, наоборот, выглядит ярко, но абсолютно бесполезен в парфюмерии», — произнес месье Вассер. И сорвав цветок мака, вставил себе в петлицу. Как истинный француз, даже в болгарской глубинке он не мог выглядеть неэлегантно.

ПОЛЕВЫЕ ЦВЕТЫ

На поле работали 20–25 человек. В основном женщины. Они неторопливо проходили ряд за рядом, собирая бутоны в огромные целлофановые мешки. Несмотря на ранний час, в центре возвышалась впечатляющая гора наполненных тюков (не думала, что применю это слово по отношению к розам). Бригадир взвешивал их перед отправкой на дистилляцию и записывал данные в большую тетрадь. Коронный вопрос корреспондента программы «Сельский час» был неизбежен: «Сколько килограммов собирает один человек за смену?» В среднем около 35. И это хороший результат. «Но вот Радо, — бригадир указал рукой куда-то в поля, — собирает 60, а то и 70!» «Он или восьмирукий Шива, или помогает себе ногами!» — подмигнул мне Тьерри. У парфюмера Guerlain потрясающее чувство юмора. Самые забавные вещи он произносит с серьезным видом, заставая окружающих врасплох. «Знаете, почему Дом Guerlain поддерживает открытие главной сцены Большого театра?» — спросил он меня по дороге на второе поле. «Потому что это один из символов России и важное культурное событие», — нашлась я. «Нет, только так я смог получить главную партию в «Лебедином озере». После этих слов я долго всматривалась в лицо Тьерри, пытаясь разглядеть хоть намек на улыбку. Но он столь же невозмутимо продолжил: «Шучу, конечно. Представляешь меня в трико на сцене?!» Смеялись мы минут пять.

image
image
image
ХОРОШИЙ ГОД

Розы на втором поле оказались другими. Бутоны заметно крупнее, да и сами кусты выше человеческого роста. «На следующий год попрошу их подрезать, а то вся сила уйдет в ветки, — по-хозяйски озабоченно произнес Тьерри и, надев очки, принялся изучать бутоны. — Это поле находится выше в горах, почва тут суше, ветра почти нет. Розам здесь комфортно. У них совсем другой аромат». «Значит, и масло будет пахнуть иначе», — догадалась я. «Конечно, — подтвердил Тьерри. — Тут как с вином: один сорт винограда в разных местностях растет по-разному, и урожай одного года не похож на другой. Но мы не можем допустить, чтобы поклонницы Shalimar и Idylle гонялись за флаконами именно с этого поля. Поэтому я смешиваю масла болгарских роз из разных мест, чтобы получить однородный коктейль». Эта смесь называется коммюнель, и ее создание требует от парфюмера умения улавливать малейшие нюансы аромата. А начинается все еще на фабрике, где получают розовое масло.

ГРУППА ФАБРИКА
image

НОТЫ РОЗЫ входят в композиции Shalimar Parfum Initial и Idylle Eau Sublime — новые, более легкие версии знаковых ароматов Дома Guerlain. В первом они оттенены искристыми цитрусами, во втором — нежным жасмином.

Сбор роз длится 20 дней — с конца мая и до начала июня. В это время небольшая дистилляционная фабрика работает 24 часа в сутки. Это как раз тот случай, когда один месяц кормит целый год. Правда, в июле и августе здесь дистиллируют лаванду и мяту, но розовое масло — самое дорогое. Поэтому работа кипит в прямом смысле (на фабрике жарко от горячего пара), и об отдыхе никто не думает. А у меня от запаха розового масла тут же закружилась голова. Тьерри меня успокоил: «Это вопрос привычки. Спорим, никто из рабочих не замечает запаха. А вот от меня требуется совсем обратное. Сейчас я буду выбирать, какое масло мы закупим в этом году. Это самая важная часть работы. Без права на ошибку». Процесс дистилляции занимает два с половиной часа: в огромный чан высыпают тонну роз, заливают четырьмя тоннами воды, обрабатывают горячим паром и получают эссенцию, то есть воду с маслом розы. За счет разной плотности вода оседает, масло остается наверху и переливается в жестяные фляги. В каждую вмещается по 5–6 кг (масло меряют не в литрах, а в килограммах). Тьерри снимает пробу каждой новой партии и решает, покупать ее или нет. Выбранные фляги перед отправкой во Францию надежно закрывают, нумеруют и запечатывают сургучом, чтобы конкуренты не подменили. Стоимость такой канистры меня попросили хранить в секрете (коммерческая тайна!). Но она сопоставима с ценой автомобиля среднего класса. Каждый год Guerlain закупает 80–90 кг розового масла. «Болгарские розы стратегически важны для нас, — пояснил Тьерри Вассер. —Их запах с легким привкусом малины и личи когда-то вновь открыл Жан-Поль Герлен. Правда, из-за железного занавеса мы долго не могли закупать местные розы. В большинстве композиций их заменили на турецкие, и эти духи утратили фирменное звучание. Теперь я не представляю Shalimar или Idylle без коммюнеля болгарских роз. В нем и заключается наш главный секрет, который воспроизвести не так-то просто».

image
image

Фото: Fotobank/Getty Images; Fotosa/Corbis; Photas/Alamy; Russian Look; Алена Полосухина; Ксения Колесникова


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.