Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Царство зверей

Ботсвана — место, где можно посмотреть в глаза львам, попробовать стейк из антилопы, на неделю лишиться мобильной связи — и остаться в живых! Екатерина Вагнер убедилась в этом на собственном опыте.

image

Ботсвана — место, где можно посмотреть в глаза львам, попробовать стейк из антилопы, на неделю лишиться мобильной связи — и остаться в живых! Екатерина Вагнер убедилась в этом на собственном опыте

С НОГ НА ГОЛОВУ

Чтобы найти на глобусе Ботсвану, его надо перевернуть вверх ногами. И это правильно. В самой дикой стране Африки все наоборот. Когда у нас лето, там зима, когда у нас зима — там лето. На небе вместо Большой Медведицы сияет Южный Крест, а месяц лежит на боку, рожками кверху. Буш — не американский президент и даже не два американских президента, а земля, покрытая чахлой травой, термитниками, редкими деревьями и колючими кустами. Люди тут не охотятся на животных, а животные не боятся людей, словно в раю до изгнания Адама. Попасть в этот Эдем непросто. Сначала нужно пройти через чистилище трех аэропортов. Лететь из Москвы надо почти сутки, причем для пересадки в Йоханнесбурге нужна транзитная виза. (ЮАР — удивительная страна. Ради сомнительного удовольствия провести три часа в ее аэропорту вам придется предоставить справку с работы и выписку с банковского счета за последние три месяца.) В аэропорту пыльного городка Маун мы с подругой пересаживаемся на четырехместный самолет, похожий на творение подростков из местного клуба авиамоделирования. Пилот — железная леди по имени Никола (ударение почему-то на первом слоге), в «прошлой» жизни работавшая в Лондоне бухгалтером, — командует: «Пристегнуть ремни!» Внизу — то, ради чего стоило лететь через полмира. Под нами дельта Окаванго — реки, заблудившейся в пустыне. Извиваясь, как змея, которая пытается укусить себя за хвост, она течет по пустыне Калахари, разбегается на тысячи рукавов и теряется в зарослях тростника и папируса. Этот лабиринт протоков, островов и болот — истинный рай для животных. Плотность четвероногого населения поражает воображение. Двуногие попадаются реже. Если все страны стремятся привлечь к себе максимум туристов, то в Ботсване, наоборот, хотят, чтобы их было как можно меньше. Правительство ограничивает въезд иностранцев, чтобы дикая природа не страдала от обилия визитеров. Туроператоры компенсируют упущенную прибыль, взвинчивая цены. За вход в рай надо платить.

image
image
image
АБОНЕНТ НЕДОСТУПЕН

У взлетно-посадочной полосы нас ждет Land Rover без крыши, зато с тремя рядами пассажирских сидений, расположенными один выше другого, как в театре. Он должен отвезти нас в наш первый сафари-лагерь — Chitabe. Пока Никола с водителем руками заталкивают самолет в кусты и прикрывают шины колючками, чтобы ночью их не погрызли гиены, мы машинально тянемся к телефонам — отправить sms родным. Но связи нет. И не будет. В дельте Окаванго нет ни телефонов, ни интернета. (О прибытии новых туристов в лагерях узнают по радио.) Нет телевидения, нет магазинов, нет дорог. Весь транспорт — самолеты и лендроверы с проходимостью боевой машины пехоты. Мы едем среди термитников, похожих на песочные замки, построенные детьми великанов, и деревьев мопане, словно подстриженных вкривь и вкось неумелым садовником, — над ландшафтным дизайном здесь поработали слоны. По пути в лагерь встречаем львиный прайд: три самки и хромой львенок-подросток бредут прямо по накатанной в пыли колее, именуемой здесь дорогой. Автомобиль съезжает на обочину. По местным ПДД у львов — приоритет. За время пути до лагеря успеваем увидеть вездесущих антилоп импала (за черные полосы в виде буквы М под хвостом их называют «Макдоналдсом» буша: «Они повсюду, и все их едят!»), куду и гну, водяных журавлей, бабуинов, зебр, жирафа и слона. В лагерь въезжаем уже в темноте. Персонал высыпает навстречу: все представляются и здороваются за руку. Попытки запомнить имена мы бросаем почти сразу. Зато быстро учимся определять род занятий человека по цвету кожи. Белые — пилоты или менеджеры лагеря. Темнокожие — обслуживающий персонал и гиды. Никакой дискриминации: у иных гидов есть собственные лендроверы и профессиональные фотоаппараты, а отпуск они проводят в Майами. Сам лагерь — домики на сваях с парусиновыми стенами, соединенные деревянными мостками. (Закон требует, чтобы постройки не мешали животным перемещаться по территории, а сам лагерь можно было в любой момент разобрать, вернув местности первозданный вид.) Домики оснащены всеми удобствами, кроме отопления. Температура ночью падает почти до нуля. Заботливые горничные вечером кладут в кровати грелки. У изголовья два баллончика с аэрозолями: «Вот это репеллент от комаров, брызгайте на себя. А это — чтобы убивать насекомых, брызгайте на них. Смотрите, не перепутайте». Подъем для всех — в полшестого утра. Протестовать бесполезно, распорядок дня незыблем, как в пионерлагере. Завтрак в шесть, затем выезд в буш на три часа. В 15.30 — чай, затем вторая поездка по бушу и ужин. Нас угощают стейком из куду. Соседи по столу в шоке: «Мы не будем есть дикое животное! Дайте нам лучше сосиску!» Сотрудники лагеря едят вместе с туристами, а после ужина провожают их, освещая фонариком дорогу: самостоятельно разгуливать по лагерю в темноте строго запрещается. По дороге из «столовой» встречаем слона — у него ужин в самом разгаре. Засыпаем под фырканье бегемотов, похожее на басовитый хохот Санта-Клауса.

image
image
image
image
ПОЛНОЕ ОЗВЕРЕНИЕ

«Нас утро встречает прохладой», точнее, адским холодом. Усевшись в джип, закутываюсь в непродуваемое пончо и прижимаю к себе грелку, как родную. (Кто только сказал, что в Африке жарко?) Созерцая по дороге все краски африканского рассвета, мы едем на поиски животных — впрочем, долго искать их не приходится. Они здесь на каждом шагу — и почти не обращают на нас внимания. Охота в этих местах запрещена. С браконьерами разговор короткий: при взятии с поличным — смертная казнь. За порядком следят специальные армейские части. Люди для зверей не представляют ни интереса, ни угрозы, поэтому те спокойно занимаются своими делами. Бабуины дерутся и ищут друг у друга в шерсти паразитов, импалы шутливо бодаются друг с другом, львы спят или выслеживают добычу. Только бородавочники из озорства пускаются наперегонки с автомобилем. Гонку они выигрывают с большим отрывом, так как бегут по прямой, а лендровер петляет по извилистой дороге. Наш гид Биби успевает одновременно вести машину, рассказывать нам о повадках попадающихся по пути зверей и птиц, разбирать следы животных на пыльной дороге, болтать с коллегами по рации и давать нам советы относительно выдержки и диаграфмы. (Все гиды — страстные фотолюбители.) «Ну-ка посмотрим, вот в этом озерце должны быть бегемоты». — Повинуясь твердой руке Биби, наш лендровер уверенно сворачивает прямо в воду и... застревает. Подручные средства вроде домкрата и подложенных под колеса веток не помогают. Приходится вызывать по рации подмогу. Но в лагерь возвращаемся вовремя. «Ну как ваше утро? Кого видели? — интересуются соседи по лагерю — американцы. — Буйволов? Невероятно! А мы встретили гиену и семью жирафов! Это просто потрясающе!» Столь бурные изъявления восторга поначалу ставят нас в тупик. Но на второй день мы уже вполне сносно поддерживаем беседу, через равные промежутки времени вставляя: «Oh, really?», «Fantastic!» и «Fabulous!». Большинство туристов — американские семьи с детьми от шести до шестнадцати. Русские здесь бывают редко, и о них ходят легенды. «Однажды русские клиенты попросили меня вылить из бассейна воду и налить вместо нее шампанское, — рассказывает нам один из менеджеров. — Как вы думаете, они пошутили?» «Нет, вряд ли, — отвечаю я, поразмыслив. — Бассейн-то у вас совсем небольшой».

КРУГОМ ВОДА

За ужином общительные американцы выкладывают о себе все, словно второго шанса уже не будет. Впрочем, это недалеко от истины — в каждом лагере туристы проводят по две-три ночи, потом перелетают в другой. Наш следующий пункт назначения — лагерь Vumbura Plains, который считается «роскошным»: в нашем парусиновом домике есть частный бассейн, электрочайник, гантели и коврик для йоги. Здесь туристов катают не только на джипах, но и на местной лодке — мокоро. Когда-то эти плавсредства выдалбливали из цельного ствола дерева. Но теперь озабоченные экологией­ ботсванцы используют вместо древесины пластик. Гид управляет лодкой, стоя на корме и отталкиваясь ото дна шестом. (Если до дна не достать, его используют в качестве весла.) Как он умудряется сохранять равновесие — загадка. Стоит мне чуть наклониться в сторону в попытке сфотографировать переходящих реку слонов, как лодка начинает угрожающе раскачиваться. Вернувшись в лагерь, сталкиваемся с нашей соседкой — нью-йоркской издательницей Робин. Она совершает оздоровительную пробежку с гантелями в руках. Вслед ей утробно хохочут бегемоты. Мы покидаем дельту Окаванго и прибываем в лагерь Savute, расположенный поблизости от национального парка Чобе. Наш местный гид Летс признается, что раньше был учителем рисования: «Видели в столовой картины? Это все мои работы». Присмотревшись к произведениям Летса повнимательнее, ловлю себя на мысли, что смена профессии была верным шагом. Зато в нынешней работе ему явно сопутствует удача: сафари с ним богаты на удивительные зрелища — мы видим то икающего бабуина, то брачные игры жирафов, то леопарда, охотящегося на антилоп. Охота завершается бесславно: пара антилоп гну замечает затаившегося хищника и фырканьем предупреждает остальных. «Они учуяли его запах», — объясняет Летс. Мне же сдается, что на подозрение их навели три подъехавших поближе джипа с туристами. Вечером персонал лагеря развлекает нас песнями и танцами у костра. Вместо национальных костюмов — форменные корпоративные толстовки цвета земли, аккомпанемента нет, но энтузиазм артистов — явно искренний. То, что нужно в последний вечер при свете чужих созвездий. Впереди возвращение в мир, где помеха справа — вовсе не слон на дороге, где wi-fi — предмет первой необходимости, а разрядившийся телефон — катастрофа. Но теперь мы знаем, что этот мир — не единственный.

image
image
image
КАК ДОБРАТЬСЯ

Прямых рейсов из России в Ботсвану нет, добираться нужно с двумя пересадками: первая — в одном из городов Европы или Ближнего Востока, вторая — в Йоханнесбурге (ЮАР). Рейсы в Йоханнесбург есть у KLM, AirFrance, Emirates, Etihad, Qatar Airways, British Airways и других. Из Йоханнесбурга до Мауна («столицы» дельты Окаванго) можно долететь рейсом местной авиакомпании Air Botswana.

ВИЗА

Гражданам России виза в Ботсвану не нужна. Для перелета с пересадкой в Йоханнесбурге требуется транзитная виза ЮАР. Список документов для ее получения довольно скромен, но не обольщайтесь: на самом деле в посольстве у вас могут потребовать тот же набор бумаг, который необходим для получения туристической визы. Подробности на сайте www.saembassy.ru

ЦЕНА ВОПРОСА

ПЕРЕЛЕТ Москва — Йоханнесбург — Москва — от 20 000 руб. Самые гуманные тарифы у KLM, AirFrance, Emirates. Следите за спецпредложениями! Йоханнесбург — Маун — Йоханнесбург — от 12 000 руб. Внутренние перелеты между сафари-лагерями — от 250 долларов США.

ПРОЖИВАНИЕ В высокий сезон (июнь — август) — от 1000 долларов США с человека за ночь при размещении в двухместном номере. В низкий сезон (декабрь — февраль) — от 600 долларов. В цену входят проживание, питание, напитки (в том числе спиртные), выезды в буш дважды в день в сопровождении гида, стирка одежды.

ВРЕМЕНА ГОДА

ЗИМА (июнь — август). Сухой сезон, температура от +3 °C ночью до +25 °C днем.

ЛЕТО (декабрь — февраль). Дожд­ливый сезон, температура от +20 °C ночью до +40 °C днем.

ОСЕНЬ (март — май), ВЕСНА (сентябрь — ноябрь) — погода непредсказуема, время от времени дожди, температура от +10 °C ночью до +30 °C днем.

ДРЕСС-КОД

Зимой (июнь — август) — свитер, теплая куртка, шарф, шапка, перчатки, крем от загара.

Летом (декабрь — февраль) — кепка или панама, непромокаемая обувь, футболка, шорты, спрей от комаров, крем от загара.

ГДЕ ЖИТЬ

Лучшие лагеря расположены в частных концессиях — участках буша, примыкающих к заповедникам и сдаваемых в аренду компаниям — организаторам сафари. Туристов со стороны (не живущих в лагере) здесь нет. Правительство жестко ограничивает число посетителей (примерный лимит — не более одного туриста на 40 кв. км территории), поэтому наблюдать за животными вы будете если не в одиночестве, то в очень небольшой компании. По такой системе работают Chitabe Camp, Vumbura Plains Camp, Savuti Camp и другие лагеря компании Wilderness Safaris.

Редакция благодарит за помощь в подготовке материала компанию Wilderness Safaris, www.wilderness-safaris.com

image
image
image

Фото: Timur Artamonov; Екатерина Вагнер; Russian Look


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.