Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Катара Дохе

Побывав в столице Катара Дохе, отведав роскоши и почувствовав себя на время арабской принцессой, Ольга Сипливая поняла, что параллельный мир существует — всего в шести часах лета от заснеженной столицы.

image

«Привези мне баночку нефти», — попросила подруга, узнав, что я собираюсь в Катар. «В Тулу со своим самоваром не возвращаются!» — «Ну хорошо, оторви золотую ручку от местных «­жигулей». Немногие способны обнаружить жемчужину Ближнего Востока на карте, но в том, что в Катаре денег куры не клют, уверены все. Честно говоря, и в моей голове сложилась определенная картинка: подрагивающий знойный воздух пустыни, вереницы верблюдов, выплывающие из-за барханов шейхи — со своими «роллс-ройсами», private-джетами и женщинами в черном, чьи глаза сияют ярче, чем кохиноры на их руках. Реальность не подвела. Все так и есть. Разве что выплывают шейхи из бетонных небоскребов.

Небоскребы, выросшие в пустыне, на берегу Персидского залива, — облик нового Ближнего Востока

Небоскребы, выросшие в пустыне, на берегу Персидского залива, — облик нового Ближнего Востока

У Катара и России есть нечто общее: экономика обеих стран держится на нефтяном ресурсе. На этом сходство заканчивается. Конечно, глазами восторженного туриста любая страна выглядит чуточку лучше, чем она есть на самом деле. Туризм — не эмиграция, и хорошо там, где нас нет. Но все же. В Дохе, столице Катара, меня не покидало чувство, что нефтедоллары здесь потрачены грамотно. Ровные дороги, красивая архитектура (даже небоскребы «подгоняют» под восточный стиль, и это выглядит здорово), чистота, порядок, не говоря уже о садах и парках, которые выращены в пустыне в условиях тотальной экономии воды. Да, кричащее мини лучше не надевать (хотя я не проверяла), но слухи о дресс-коде, ущемляющем свободу иностранок, явно преувеличены. На старом рынке, куда я отправилась за специями и финиками, меня обогнал седовласый старик с тележкой — широко улыбнулся беззубым ртом и, помахав рукой, поспешил дальше. Я была в майке без рукавов, с непокрытой головой и без сопровождения. Ощущение опасности возникло лишь однажды — когда гид привез нашу группу за город, на рынок, где торговали животными. Это была маленькая диверсия. Гиду, индусу по происхождению, который за всю жизнь не выпил ни капли спиртного, была дана четкая установка — провезти туристов по главным достопримечательностям Дохи. Под коими подразумевались luxury-бутики, яхтенная марина и ­автосалоны. Прикупив пару «ягуаров» и немного «бентли», russo turisto окружили Раджу и потребовали «настоящую Доху». Такую, чтобы кровь, пот и слезы, а не банальная dolce vita. И он, поддавшись на уговоры и страшась перспективы провести остаток дня в каком-нибудь баре в сугубо русской компании, взял курс на окраину. Оказавшись в центре настоящего, не туристического базара, с загонами для верблюдов и отарами овец, задохнувшись воздухом, пропитанным запахом верблюжьей шерсти, и едва не заработав солнечный удар, я поспешила нырнуть обратно в машину. На моих глазах в одном из загонов развернулась драма: черный верблюжонок, которого человек повел на бойню, издал такой душераздирающий вопль, что ему на выручку из другого угла метнулся белый собрат, мастерским ударом копыта отбросил мучителя в сторону и прикрыл собой друга.

image
image

Как Шахерезада в «Тысяче и одной ночи», Катар каждый день рассказывал новую сказку. Будете в Дохе — ­зайдите в отель The St.Regis, в новый Lincoln Center, где играют лучшие джаз-бэнды мира. Мне повезло — на открытии выступал Уинтон Марсалис, современный классик, гениальный трубач и композитор. Сидя в глубоком кожаном кресле, наслаждаясь традиционными мини-закусками, сигарой и, разумеется, музыкой, вы гарантированно утратите ощущение реальности, забудете, что за окном, завешенном тяжелой портьерой, плюс сорок и пустынный ландшафт. И даже если вам не близка атмосфера Америки 1920-х годов и весь этот джаз, вам наверняка захочется задержаться здесь подольше, пообщаться с людьми или, например, пожать руку Полу Джеймсу — брэнд-лидеру сети The St.Regis и живому воплощению Мистера Бига из известного американского сериала. О том, что вы на Ближнем Востоке, напомнит лишь надпись на приглашении: «Для дам — строгий дресс-код». К счастью, платье в пол и бриллианты ему соответствуют.

image

ПО-КОРОЛЕВСКИ

Пребывание в отеле The St.Regis Doha начинается вполне обыденно: за вами в аэропорт присылают новенький блестящий Bentley. Стоять в очереди на паспортный контроль не придется — клиенты отеля априори VIP. В номере в обязательном порядке комплимент от шефа: свежайший марципан и финики. Человек-«Пятница», приставленный к вам с целью исполнить любую прихоть клиента, может, например, приготовить ванну (и уверяю, его умению позавидуют многие спа-специалисты) или упаковать чемодан. Открывать его потом одно удовольствие — каждая вещь завернута в хрустящую бумагу, вы как будто получаете в подарок собственную одежду, которую даже можно не гладить. Стоит ли упоминать, что и рестораны, и spa в отеле выше всяких похвал?

Холл отеля The St.Regis Doha выложен мрамором

Холл отеля The St.Regis Doha выложен мрамором


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.