Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Гид по Берлину: куда пойти в столице Германии

Столица Германии никого не оставляет равнодушным. Одни возмущаются: «Это не Европа!» Другие влюбляются в эклектичную архитектуру и не могут надышаться здешним воздухом. Сергей Блохин принадлежит к последним

Берлинская стенаФОТОClaire-Lise Havet

Так получилось, что моим первым немецким городом стал Мюнхен. В столицу Баварии меня занесла работа, чему я был весьма рад: почти не тронутая войной старая архитектура, гигантские парки с пивными садами, вид на Альпы, вполне сексуальная национальная одежда, которую не стыдно носить молодежи, по паре известных на весь мир музеев и ночных клубов, баварский завтрак и «Октоберфест» — что здесь может не нравиться? На этот вопрос ответил мой русский коллега, выписанный из Берлина: «Ну посмотри на все эти окошки с цветами в горшочках и пряничные домики... Гос­поди, какое мещанство! Чувак, приезжай в Берлин». Последнюю фразу я впоследствии слышал не раз — она стала настоящим рефреном моей ­недолгой мюнхенской жизни.

Колесница на Бранденбургских воротах

Колесница на Бранденбургских воротах

ФОТОClaire-Lise Havet

Противостояние Берлина и Мюнхена носит столь же принципиальный характер, как соперничество Москвы с Санкт-Петербургом, Барселоны с Мадридом или Нью-Йорка с Лос-Анджелесом. Если бы баварцы переделали популярный в России слоган, то он звучал бы так: «Хватит кормить Берлин». Берлинцы же повторяют знаменитую фразу мэра Клауса Воверхайта: «Берлин бедный, но сексуальный».

Здание Бундестага

Здание Бундестага

ФОТОClaire-Lise Havet
Бар-ресторан Katz Orange.

Бар-ресторан Katz Orange.

ФОТОClaire-Lise Havet

Этот город гордится своей «бедностью», и в этом смысле он антитеза и зажиточному «пенсионеру» Мюнхену, и гламурной «транжире» Москве. Бедность эта, конечно, скорее имиджевая. На деле город изо всех сил старается противостоять неминуемому процессу джентрификации (реконструкции нефешенебельных районов, переселению туда состоятельных граждан и, соответственно, вытеснению малоимущих). Вот огромная территория закрытого аэропорта Tempelhof неподалеку от центра не отдается на растерзание девелоперам, но с минимальными модификациями превращается в парк. Вот глава района Панков запрещает отделку ванных комнат мрамором, чтобы доступное жилье не переходило в категорию luxury. Вот популярный бар Freies Neukölln, расположенный на «хипстерской» барной улице Вессер­штрассе, выпускает антирекламное видео, в котором проклинает всех понаехавших модников, сделавших из еще недавно неблагополучного Нойкельна трендовый район.

Ресторан The Grand

Ресторан The Grand

ФОТОClaire-Lise Havet

Город, где свой собственный фастфуд и кофейни успешно сопротивляются «Макдоналдсу» и «Старбаксу». Где пользоваться велосипедом с любой точки зрения выгоднее, чем личным, а зачастую и общественным транспортом. Где на матчи малоизвестных футбольных команд низших лиг забиваются полные стадионы. Это не бедность, это sustainability, что на русский язык с некоторой потерей смысла можно перевести как «устойчивость».

Магазин The Corner

Магазин The Corner

ФОТОClaire-Lise Havet
Вид на Бундес­таг со стороны реки Шпрее

Вид на Бундес­таг со стороны реки Шпрее

ФОТОClaire-Lise Havet

Использование английского языка, к слову, более чем уместно, потому что Берлин — единственный немецкий город, где легко можно прожить без всякого немецкого. В отличие от других европейских столиц, переполненных эмигрантами, для Берлина характерно присутствие еще и огромного количества перманентных туристов — молодых и, как правило, творческих людей, которые толком в городе не прописались, но считают его своим домом. Я знаю нескольких москвичей, которые, вопреки географическим перемещениям, так и не смогли убрать Берлин из графы «место жительства» в Facebook-профайле.

Французский собор

Французский собор

ФОТОClaire-Lise Havet

Конечно, возникает искушение восхвалить Берлин за ни на что не похожую ночную жизнь. Дело даже не в клубных Мекках вроде Berghain или Watergate, не в огромном количестве музыкантов и не в расположенных здесь штаб-квартирах передовых музыкальных лейблов вроде Ableton или Resident Advisor — Берлин изменил сам подход к вечеринкам. У пятницы и субботы больше нет эксклюзива на тусовки, как нет его и у ночного времени суток: в рацион клабберов всего мира уже прочно вошли четверги и воскресенья, а в Берлине вечеринка с тем же успехом может проходить и во вторник утром. Громкие имена диджеев уже не обязательное условие, особую ценность приобретает умение малоизвестных талантов не отпускать публику с бесконечных афтепати. А вышеназванные заведения хоть и остаются эпицентрами электронно-танцевальной культуры, но самые крутые рейвы начинают проходить в сквотах, на заброшенных фабриках и в бывших бассейнах.

Однако сводить привлекательность Берлина к ночной жизни — значит игнорировать масштабы и первопричины явления.

Телебашня на Александерплатц

Телебашня на Александерплатц

ФОТОClaire-Lise Havet
Магазин Konk

Магазин Konk

ФОТОClaire-Lise Havet

Мой рецепт превращения Москвы в Берлин был готов через неделю пребывания в городе: надо взять Москву, разбомбить ее дотла, разделить на две части стеной, помариновать 50 лет, потом объединить (и сделать мэром гея). В этой шутке только доля шутки — развитие Берлина начинается со всех тех несчастий, что он пережил, и закреплено современной социальной политикой «все для людей».

Ярким примером служит район Кройцберг. В апреле-мае 1945 года его практически сровняли с землей, а через 15 лет вдоль его границ прошла Стена. Жители Западного Берлина категорически отказывались здесь селиться, и тогда правительство ФРГ объявило, что все жители Кройцберга освобождаются от воинской повинности и получают пособие, в результате чего в район потянулись иммигранты и представители артистической богемы — из этого сплава и получился ныне культовый молодежный район. Еще пять лет назад этим статусом обладал Пренцлауэрберг, однако сегодня он стал в меру семейным и буржуазным. Этого же опасаются и жители Кройцберга с Нойкельном, которые уже посматривают в сторону Веддинга и Моабита.

Музей Helmut Newton Foundation

Музей Helmut Newton Foundation

ФОТОClaire-Lise Havet

После двух месяцев, проведенных в Берлине, я сказал другу: «Это ­город, в который надо приезжать именно сейчас, сегодня». Он согласно покивал головой и добавил: «Может быть, уже немного поздно». Давние резиденты германской столицы постоянно так или иначе жалуются, что Берлин «уже не тот», однако эти жалобы имеют скорее превентивный характер. Оптимист же видит, что полноценная жизнь Берлина началась с того момента, как была разрушена стена, то есть в 1990 году. И если я могу завершить свое беспорядочное повествование советом, то таким: чтобы лучше понять самый живой, самый динамичный и самый молодой город Европы, начинайте изучать его с истории Берлинской стены. А главное — поезжайте туда немедленно. Вдруг ­завтра и правда будет поздно?

Магазин XVII Vintage and Darling Items

Магазин XVII Vintage and Darling Items

ФОТОClaire-Lise Havet
Ресторан The Grand

Ресторан The Grand

ФОТОClaire-Lise Havet

Места силы

Магазин The Corner

Магазин The Corner

ФОТОClaire-Lise Havet

Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.