Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Писатели, прятавшиеся под псевдонимами в расцвете славы

Elle.ru – об авторах, которым было мало имени собственного.

Джоан Роулинг / «Роберт Гэлбрейт»

Джоан Роулинг

Джоан Роулинг на днях призналась в авторстве детектива, вышедшего в апреле под именем некоего Роберта Гэлбрейта. Даже издатели, выпустившие роман «Зов кукушки», не знали, с кем они имеют дело. Несмотря на хорошую прессу, книжка продавалась вяло – никто не хотел покупать роман неизвестного дебютанта. Однако дотошным журналистам из Sunday Times стиль «Кукушки» показался знакомым, они провели расследование и сделали вывод, что текст сочинен Роулинг. Пришлось настоящему автору признаться во всем и подтвердить выводы Sunday Times. В течение нескольких часов после этого «Зов кукушки» занял верхнюю строчку книжного чарта интернет-магазина Amazon.

Сестры Бронте / «Каррер, Эллис, Эктон Белл»

Сестры Бронте

Шарлотта, Эмили и Энн Бронте начали литературную карьеру под фамилией Белл, назвавшись Каррер, Эллис и Эктон Белл. Дебютировав провальным сборником стихов, сестры продолжили прятаться за псевдонимами. Первоначально роман Шарлотты «Джейн Эйр» был опубликован под именем Каррер Белл, а «Грозовой перевал» Эмили – за подписью Эллис Белл. Энн Бронте, в свою очередь, выпустила «Агнес Грей» как Эктон Белл. В 1850 году Шарлотта Бронте призналась в мистификации, объяснив литературные игры, среди прочего, тем, что способ мышления и письма сестер был «скорей, мужским».

Чарльз Диккенс /«Боз»

Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс использовал имя «Боз» для публикации ранних романов, «эскизов», как он их называл. Позже Диккенс объяснил, что псевдоним этот – прозвище его брата, которого писатель называл Моисеем. Если говорить «Моисей» (Moses) в нос, звучит как «Бозес», или просто «Боз».

Сэмюэл Клеменс / «Марк Твен», «сьер Луи де Конт»

Сэмюэл Клеменс

Клеменс, известный исключительно как Марк Твен, однажды изменил себе. Будучи уже маститым признанным автором, Твен написал роман «Личные воспоминания о Жанне д’Арк сьера Луи де Конта, ее пажа и секретаря». О чем эта книга и каков ее стиль, легко можно представить по названию.

Борис Виан / «Вернон Салливан»

Борис Виан

Виан остался в истории прежде всего джазовой фантасмагорией «Пена дней», однако в смысле тиражей Вернон Салливан оставил его далеко позади. Соединив фамилии своих коллег по джаз-оркестру, Виан, большой поклонник американских детективов, по просьбе приятеля-издателя сочинил роман «Я приду плюнуть на ваши могилы». Продажи книжки суммарно перекрыли все, что когда-либо было написано автором под своей подлинной фамилией. Впрочем, задора Виана на то, чтобы играть в Вернона Салливана, хватило ненадолго: французская общественность страшно возмущалась «грубыми» и «жестокими» текстами, книги натурально сжигали, и лавочку пришлось закрыть.

Стивен Кинг / «Ричард Бахман»

Стивен Кинг

Выпустив свой третий роман «Сияние», Кинг в том же 1977 году впервые спрятался под псевдонимом Ричард Бахман. Сделано это было от переизбытка писательского энтузиазма: Кинг сочинял по несколько книг в год, а издатели не спешили перенасыщать рынок плодовитым автором. В итоге вслед за «Сиянием» в магазинах появился триллер «Ярость», подписанный Бахманом. В общей сложности Ричард Бахман произвел на свет семь книг, последняя, «Блейз», вышла в 2007 году.

Роман Кацев / «Ромен Гари», «Эмиль Ажар», «Поль Павлович»

Роман Кацев

Роман Кацев умудрился придумать себе лихую историю с тройным псевдонимом. Сначала он добился успеха как Ромен Гари. В середине семидесятых некий Эмиль Ажар издает свой первый роман и признается, что на самом деле его зовут Поль Павлович и он племянник маститого Ромена Гари. Сам Гари подтверждает: да, молодой человек бесспорно одарен, и я ему дал пару профессиональных советов. Второй роман Ажара и вовсе получает Гонкуровскую премию, после чего следуют еще две книги и... самоубийство Гари. Спустя полгода после смерти издается его предсмертное эссе, в котором создатель Ажара-Павловича раскрыл секрет и признался, что эти игры довели его до трагической депрессии. До пресловутого Ажара были еще «Фоско Синибальди» и «Шатан Бога», с помощью которых Гари выпустил по роману.

Иэн Бэнкс / «Иэн М. Бэнкс»

Иэн Бэнкс

Кроме «социальных» романов – «Осиная фабрика», «Шаги по стеклу» – Иэн Бэнкс активно сочинял книжки в жанре научной фантастики. Разница в жанрах предполагала необходимость псевдонима, но писатель решил не усложнять себе жизнь и издавал фантастику под собственным именем, усиленным одной лишь буквой – М. Бэнкс. Книги под разными вывесками выходили у Бэнкса по очереди, в прошлом году оба, писатель и его альтер-эго сравнялись: в продажу почти одновременно поступили романы и того и другого. Весной Иэн Бэнкс сделал заявление, что болен неоперабельным раком и жить ему осталось несколько месяцев. 9 июня писатель умер, успев сдать в печать свой последний текст – под настоящим именем.

Элеанор Элис Хибберт / «Джейн Плейди», «Виктория Холт», «Филиппа Карр», «Элеонор Белфорд», «Элбур Форд», «Кэтрин Кэллоу» и другие.

Элеанор Элис Хибберт

Самый невероятный мистификатор – это британская писательница Элеанор Элис Хибберт, сочинявшая романтические саги на историческом материале. Начав издаваться в начале 40-х годов прошлого века как Джейн Плейди, эта дама так вошла во вкус, что каждое новое десятилетие отмечала запуском нового псевдонима. Ни один из альтер-эго Хибберт не простаивал без работы: благодаря фантастической работоспособности своего создателя каждый из ее псевдонимов ежегодно производил на свет по роману.

Григорий Чхартишвили / «Борис Акунин», «Анатолий Брусникин», «Анна Борисова»

Григорий Чхартишвили

Японист Григорий Чхартишвили писал статьи о творчестве Юкио Мисима, но в конце 90-х взял псевдоним Борис Акунин и переменил российский литературный ландшафт. Колоссальный успех его изящных, умных романов о Фандорине и не только не отбил у него вкус к экспериментам с мифами. Уже в нулевых Чхартишвили обернулся Анатолием Брусникиным, автором русофильских детективов, и Анной Борисовой, сочинительницей крепкой женской прозы. В прошлом году Шхартишвили и Акунин поработали вместе над романом «Аристономия», первый отвечал за собственные мысли, второй – привычно за беллетристику.

Фото: Getty Images


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.