Стиль жизни

Гастрономические тренды, популярные маршруты для путешествий, ультрамодные гаджеты, интерьерные тренды и автомобильные тест-драйвы.

Литературная сенсация: роман Элены Ферранте «Гениальная подруга»

На русском языке выходит одна из самых обсуждаемых книг последних лет

Роман, переведенный на 30 языков и разошедшийся по миру огромным тиражом, собрал столько положительных отзывов, что трудно выбрать, какие из них упомянуть в первую очередь.

«Это настоящий гипноз. Я не могу перестать читать и думать об этой книге» – Хиллари Клинтон.

«Свежесть Феррантие не имеет ничего общего с книжной модой… Ее книги пропитаны подлинной музыкой – эхом истории литературы» – The New York Times Book Review.

«Элена Ферранте, наверное, лучший современный романист, о котором вы никогда прежде не слышали» – The Economist.

«Я люблю итальянскую писательницу Элену Ферранте, я читал все ее книги и все, что известно о ней» – Джон Уотерс, актер и режиссер («Лак для волос», «Плакса»).


Литературная сенсация: роман Элены Ферранте «Гениальная подруга»

Поклонники Элены даже создали хэштег #ferrantefever – хотя о самой писательнице практически ничего не известно, кроме того, что она родилась в Италии, недалеко от Неаполя. В Сети нет ее фотографий, биографии, нет информации о ее литературных предпочтениях. «Я согласна только на письменные интервью, – рассказывает Элена, – и даже их предпочла бы свести к необходимому минимуму. Я верю, что написанные книги больше не нуждаются в своем авторе. Если им есть что сказать, они рано или поздно найдут своего читателя, а если нет – то нет...».

«Гениальная подруга» – первая часть цикла «Неаполитанские романы». История отношений двух подруг – Лилы и Элены – длиной в целую жизнь разворачивается на фоне колоритного быта южной Италии. Судьба неоднократно сводит их вместе, и также часто разлучает, однако ничто не может нарушить их связи между собой. Детство, юность, первая любовь, семейная жизнь, старение – Элена Ферранте рассказывает о том, с чем в своей жизни сталкивается каждый человек. Вечные темы – отношения с детьми и родителями, баланс долга и чувств, отсутствие взаимопонимания между любящими людьми – под пристальным взглядом писательницы открываются с новой стороны.

Главное, Ферранте удается практически невозможное: держать напряжение, а вместе с ним и читательский интерес, постоянно, с первой и до последней страницы книги. Редкий дар – сделать так, чтобы поклонники по всему миру с нетерпением ждали выхода нового романа. Кстати, Элена Ферранте включена в список самых влиятельных людей 2016 года по версии журнала Time.

Роман выходит в издательстве «Синдбад»

Литературная сенсация: роман Элены Ферранте «Гениальная подруга»

Отрывок из книги

Так все и шло. Скоро мне пришлось признать: что бы я ни делала, все казалось скучным; значение приобретало только то, что было связано с Лилой. Всё, что ее не касалось, всё, рядом с чем не звучал ее голос, как-то блекло и словно покрывалось пылью. Средняя школа, латынь, преподаватели, книги, книжный язык определенно проигрывали изготовлению обуви, и это меня угнетало.

Но однажды утром все изменилось. Мы с Лилой и Кармелой готовились тогда к первому причастию и посещали уроки катехизиса. После урока Лила сказала, что у нее дела, и ушла. Я заметила, что она направилась не домой: к моему большому удивлению, она вошла в здание начальной школы.

Я пошла было с Кармелой, но она наводила на меня скуку, и я с ней попрощалась, обогнула здание и пошла назад. По воскресеньям школа была закрыта. Как же Лиле удалось попасть внутрь? Потоптавшись в нерешительности, я вошла в вестибюль. Ни разу после окончания я не была в своей старой школе и взволновалась; на меня пахнуло знакомым запахом, и стало хорошо и уютно, как когда-то. Я шмыгнула в единственную открытую дверь на первом этаже. Это был просторный зал, освещенный неоновыми лампами; вдоль стен тянулись полки, заставленные старыми книгами. Я насчитала с десяток взрослых и еще больше детей. Они снимали с полок книги, листали их и или ставили на место или забирали с собой, вставали в очередь к столу, за которым сидел старый недруг учительницы Оливьеро, учитель Ферраро, худой, с седыми волосами ежиком. Ферраро бросал взгляд на выбранные книги, делал отметку в журнале, и человек уходил, унося с собой один или несколько томов.

Я осмотрелась: Лилы здесь не было; возможно, она уже ушла. Что же она тут делала? В школу она больше не ходила и интересовалась обувью. Неужели все это время она, не говоря мне ни слова, ходила сюда за книгами? Ей здесь нравилось? Почему она не позвала меня с собой? Почему бросила с Кармелой? Почему она рассказывала мне о том, как чистить подошвы, а не о том, что прочитала?

Я разозлилась и убежала.

Школьная учеба еще больше, чем раньше, донимала меня своей бессмысленностью. Потом я как-то втянулась – пора было готовиться к годовым экзаменам. Я боялась получить плохие отметки и подолгу сидела над учебниками, но не пыталась вникнуть в то, о чем читала. Появились у меня и другие проблемы. Мать сказала, что с такой грудью, как у меня, ходить неприлично, и мы пошли покупать мне лифчик. Она вела себя еще грубее, чем обычно, как будто стыдилась того, что у меня выросла грудь и начались месячные. Она давала мне какие-то советы, но коротко, отрывисто и непонятно, едва ли не с упреком. Если я ее переспрашивала, она поворачивалась ко мне спиной и, хромая, ковыляла прочь.

В лифчике грудь стала выпирать еще заметнее. В последние месяцы перед каникулами меня без конца донимали мальчишки, и скоро я поняла почему. Джино с приятелем растрезвонили, что мне ничего не стоит заголиться перед кем угодно, и ко мне то и дело подваливал то один, то другой, и просил повторить представление. Я убегала, скрестив руки на груди, и чувствовала себя виноватой и страшно одинокой. Мальчишки не отставали, они преследовали меня по дороге к дому и во дворе, они смеялись и обзывались. Пару раз я попыталась представить себе, что сделала бы на моем месте Лила, чтобы от них отвязаться, но не выдержала и расплакалась. Я боялась их и почти перестала выходить из дому, разве что в школу, да и то через силу. Сидела и занималась.

Однажды утром, в мае, меня догнал Джино и спросил – не нахально, а наоборот, волнуясь, не хочу ли я стать его девушкой. Я ответила, что не хочу – от злости, из желания отомстить и от смущения, хотя тот факт, что в меня влюбился сын аптекаря, наполнил меня гордостью. На следующий день он задал мне тот же вопрос и продолжал задавать до самого июня, когда, немного позже, чем предполагалось, – у родителей возникли какие-то сложности, – мы, нарядившись в белые, как у невест, платья, все же приняли первое причастие.

Как были, в этих платьях, мы задержались на церков¬ном дворе и сразу после причастия завели грешный раз¬говор о любви. Кармела не могла поверить, что я отвергла сына аптекаря, и поделилась этим с Лилой. А вот Лила ме¬ня поразила – не развернулась чтобы уйти, всем своим ви¬дом говоря: «Да кого это волнует?», а очень заинтересова¬лась. И мы заговорили об этом втроем.

– Почему ты ему отказала? – спросила Лила на диалекте.

– Потому что я не уверена в своих чувствах.

Я ответила на литературном итальянском. Мне хоте¬лось произвести на нее впечатление и дать понять, что, да¬же если я трачу время на обсуждение мальчишек, я все-та¬ки не Кармела.

Эту фразу я прочитала в «Мечте» и запомнила. Лилу она поразила. Мы продолжили разговор на языке книг, будто вступили в соревнование, как когда-то в младших классах. Кармеле пришлось довольствоваться ролью слу¬шательницы. В один миг у меня пробудились мысли и за¬стучало сердце: она, я – и красивая, правильно выстро¬енная речь. В средней школе мне не доводилось вести подобных бесед ни с учениками, ни с преподавателями. Это было восхитительно! Лила шаг за шагом убеждала ме¬ня, что в любви можно увериться, только подвергнув из¬бранника суровым испытаниям. И, неожиданно перейдя

на диалект, посоветовала мне согласиться стать девушкой Джино, но только при условии, что он все лето будет по¬купать мороженое мне, ей и Кармеле.

– Если не согласится – значит это не настоящая любовь.

Я сделала, как она мне сказала, и Джино как ветром сду¬ло. Значит, это была не настоящая любовь, но я совершен¬но не расстроилась. Разговор с Лилой доставил мне такое удовольствие, что я собиралась целиком посвятить себя общению с ней, особенно летом, когда появится больше свободного времени. Мне хотелось снова и снова вести с ней такие же разговоры. Я опять почувствовала себя ум¬ной, как будто что-то легонько стукнуло меня по голове, воскресив нужные образы и слова.

Но продолжение истории оказалось не таким, как я ожидала. Вместо того чтобы укрепить отношения между мной и Лилой, тот разговор привлек к ней множество дру¬гих девчонок. Совет, который она мне дала, запомнился Кармеле Пелузо, и та разболтала о нем всем. В результате дочь сапожника, у которой не было ни груди, ни месячных, ни поклонников, за несколько дней стала в нашем кругу главным экспертом по любовным делам. Она в очередной раз изумила меня, охотно согласившись на эту роль. Если она не была занята дома или в мастерской, значит, шепта¬лась с кем-то из девчонок. Я проходила мимо, здоровалась, но она меня даже не слышала. Из разговора я до меня до¬носилась лишь пара-тройка фразы, которые казались мне прекрасными и заставляли меня жестоко страдать.



Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.