Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Валерия Кристовская: «Свои рога я подарила бывшему мужу на Новый год»

Развод Владимира Кристовского, солиста группы Uma2rmaH, — захватывающая история из глянцевого еженедельника. Или грустная быль из жизни реальной семьи. Валерия Кристовская — о чувстве юмора, которое помогло ей не убить бывшего мужа и отца четырех дочерей

«Мам, ты не расстраивайся, что ­папа от нас ушел. Мы ­тебе другого ­принца ­найдем! — заявила моя восьмилетняя дочь. — Тебе Джонни Депп нравится? Вот и выходи за него!»

Отличная, конечно, кандидатура, но смело могу сказать: спасибо, я там уже была. И даже Депп не утешит меня. Да и с чем я предстану перед ним? «Когда-то давно я работала ведущей на радио, Джонни. Потом родила пару детей и переехала в Москву. И вот сегодня у меня четыре дочери, дом, две собаки, невнятное будущее и насыщенное прошлое. Я без мат. проблем и в/п, с ч/ю и местом для встреч. Могу поддержать в минуты душевных невзгод и творческих кризисов, быть рядом, рожать детей и неплохо готовить селедку под шубой. Многое прощаю и ко всему отношусь с пониманием. Доверяю и сама никогда не подведу. И я хороший друг. Я замечательный друг! И еще я, пожалуй, даже слишком могу любить, потому что не умею по-другому, Джонни».

как пережить разводФОТОTHOMAS NUTZL, КОЛЛАЖ: НАТАЛЬЯ ПЕРСИЕВА

Должна признаться — теперь уже вам, — я вполне неплохо прожила 17 лет, несмотря на сгущающиеся ­тучи. Но судьба разлучила меня с мужем. «Понимаешь, я просто хочу быть счастливым. С другой. Она тебе понравится! Она така-а-ая красивая!» — сообщил мне отец моих детей. В тот момент явно послышался треск — ветвистые рога на моей голове дали еще одну ветвь и, кажется, даже листьями покрылись. Или это был венок?

Но все это неважно, главное, чтобы «молодая» понравилась мне. Именно мне предстояло оценить, принять, а затем и передать ей лично в руки мужчину, с которым «и только смерть разлучит, да и то не факт». Плюс ­бонусом к мужчине — рецепт селедки под шубой: «...и майонеза побольше, он так любит».

Все это как-то разом падает мне на голову. Помимо школьных дневников, сумок из «Ашана», подростковых проблем старшей, драк младших, неразберихи в котельной и протекающей крыши появляется новая задача — остаться в здравом уме, не убить мужа и отца детей (а если и убить, то где спрятать тело?).

Следующие несколько месяцев я провела в отупении. Моя дорогая подруга Женька, забросив работу, водила меня на чай и десерты по всем приятным заведениям Москвы, я же, склонив голову чуть набок, как и положено при отупении и страдании, внимала советам, теряла в весе, проваливала экзамен в школе дизайна, жалела детей, себя и окружающую среду — одним словом, погружалась в депрессию.

Дети молча наблюдали мое растерянное лицо. К тому моменту я уже объявила им, что «...папа ступил на скользкий путь и сделал это уже давно. Нет смысла отрицать очевидное. И вообще, я открою правду: ваш отец на самом деле не этот подлец и негодяй, а... Стив Джобс, например». Если бы все было так! «С чего вы вообще хотите развестись?» — спросила старшая, глотая слезу — и отнюдь не скупую. После этой фразы я поняла, как долго и успешно мне удавалось скрывать от детей опухшие от слез глаза. Я всегда улыбалась, чувство ­юмора играло со мной в одной команде, и мы выигрывали!

«Мама, мы тебя любим и найдем другого жениха», — обнадеживали младшие. Женихов я себе не припасла, но знала, что самая маленькая жестко отслеживала всех мужчин, включая детсадовских пап, которые смотрели даже не на меня, а просто в мою сторону: «Я видела, как глядел на тебя папа Насти! Он тебе еще так сказал «здра-а-асьте» и улыбнулся. Он точно влюбился!» Если бы папа Насти знал о планах моих детей, он бы перестал водить Настю в детсад, а то бы и место жительства сменил. Дабы мужчины не покидали наш неплохой район, пришлось объяснить детям, что у меня нет в планах прогулки к алтарю в белом платье с Настиным папой, как, впрочем, ни с каким другим отцом семейства.

В то время пока еще мой, но уже покинувший родовое поместье муж отбыл на излечение нервов, поврежденных в процессе признания в любви к «красивой и хорошей» девушке, я решилась на своевременную меру — пошла к психологу. «Скажите — только честно! — сколько времени займет полное избавление от прошлого?» — с этим вопросом я обошла трех специалистов. Все трое сказали страшное — год. Его у меня не было. За столь долгое время закончатся все приличные заведения Москвы с чаем и десертами, и мне просто некуда будет пойти горевать, склонив голову. Да и Женька останется без дела — кто, как не она, должен держать мою руку, сводимую тремором, и подкладывать сахар в остывший чай?

«С учетом вашего настроя и чувства юмора вы сможете восстановиться гораздо раньше! Воспринимайте все как болезнь. Болейте на здоровье, не торопитесь. Все пройдет, — сказала приятная женщина в кризисном центре, закуривая. — Я сама, знаете ли, разводилась. Вы мужу еще спасибо скажете».

Видимо, чтобы я могла благодарить его в любое время, благоверный поселился недалеко от нас: «Ну у нас же отличный район! «Мега» рядом, «ОБИ», «ИКЕА» — у меня ремонт, кучу всего надо купить. И к вам смогу заходить почаще!» На мои робкие попытки объяснить, что не время нам в «ОБИ» сталкиваться, покупая гвозди и рассаду, он делал, как точно описали дети, «неожиданно глупое лицо». Что означало лишь одно: с полками «Блюмгрен» наперевес мы в очереди будем рядом. Дети были рады: они могли не только принимать папу дома, но и ходить к нему, а сеансы терапии, гипноз и медитации помогали мне искренне радоваться ­набегам дочерей в гости к папе.

как пережить развод 2014

Владимир Кристовский

«Мам! Ты представляешь, она, ну эта, папина девушка... Она тоже любит принцесс. И тоже играет в «Ферби»! У нее даже есть мягкие игрушки!» В этот момент у меня отвалились рога и, кажется, появилось осознание собственной непробиваемой брони. И знакомство в ночном клубе моего на тот момент еще супруга с его девушкой увиделось мне совсем в ином свете. Может, это был и не ночной клуб, а библиотека! Именно там, в обители покоя и знаний, они обрели друг друга, заказав один и тот же редкий фолиант. Или он спас ее, как рыцарь (не я ли знаю его как настоящего рыцаря столько лет?), из пожара или наводнения. Или просто прорвало трубу, и ее квартиру затопило, а он шел мимо — обычный с виду гражданин, но в душе герой. И невероятная гордость и счастье переполнили мое сердце, и открылась великая мудрость — нельзя не поделиться, обладая таким сокровищем! И я на миг устыдилась. Потом быстро взяла себя в руки и, мысленно пожелав счастья и добра влюбленным, пошла строить новый мир. Который вдруг стал добрее, а главное, удобнее.

Во-первых, шкаф. В нем нашлось место платьям. За время брака в нем завелось всего три платья, одно из которых — фартук, второе — халат и третье — зеленое. Мне всегда казалось, что платья — это не мое, но тут, в новом мире, такая форма одежды странным образом прижилась. Во-вторых, ванная и спальня стали полноправно ­моими территориями. Свечи, цветы, новая кровать и цвет стен — мой, синий! И наконец, музыка. Не Вовина музыка. Не музыка Вовы, а моя. ­Любимая. Танцевальная.

Спустя полтора года и с десяток публикаций разной степени скандальности, в которых «друзья семьи» доверительно сообщали о моем вероломстве, разбитом сердце талантливого музыканта и безутешных детях, я отнесла документы на развод районному судье. «Как бы мне так развестись, чтобы рядом с домом?» — спросила я. Оказалось, что если у дома, то ответчик я. «Cогласна отвечать по всей строгости закона, лишь бы никуда не ездить». В графе «Причины» я написала: «Не сошлись по характеру и группе крови», что чистая правда.

Волнения остались позади. Однажды я поняла, что и вправду хочу сказать бывшему мужу спасибо. За многие приятные моменты нашей совместной жизни, за детей, за «...помнишь, мы ездили, ну, в этот, как его? А, неважно! И ты отдал мне свою куртку, а мне показалось, что почку — по меньшей мере». Но главное, за то, что это все было. Было и прошло. Сегодня я не мать-одиночка с четырьмя детьми, нет, я свободная женщина с четырьмя девчонками-подружками. Я женщина с чувством юмора и с закалкой Шварценеггера. Теперь мы можем стоять в очереди в «ОБИ» с рододендронами в руках — ты, я, наши дети и твоя новая девушка, потому что все прошло. Надеюсь, в той же очереди будет стоять Джонни Депп — мне нужен его ­автограф, он нравится одной из ­моих дочерей.

P.S. Свои рога я подарила бывшему мужу на Новый год, они потрясающе удобные. На них можно повесить не один десяток шляп, которые он так любит.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.