Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Точная копия

Записав эти истории об отношениях матерей и дочерей, Наталья СТАРОСТИНА поклялась над колыбелькой дочки: когда ее девочка вырастет, мама ни за что не будет ей подражать.

image

Избитый сюжет голливудской комедии — женщина (или мужчина) «в возрасте» в дождливую ночь вновь становится 17-, 19-, 20-летней и меняется жизнью с дочкой/сыном. Оказывается, американские иллюзии могут стать вполне реальными. По миру разгуливают тысячи женщин, не только категорически отвергающих старение и возраст, но и во всем подражающих дочерям.

ЖЕНЩИНА С ТАТУИРОВКОЙ ДРАКОНА

«Синенькая юбочка. Ленточка в косе. Кто не знает Любочку? Любу знают все». Стишок Агнии Барто (или хотя бы одноименная песня группы «Маша и Медведи») про юную школьницу-«оборотня» мог бы стать иллюстрацией к жизни Наденьки. По имени-отчеству или просто Надей 43-летнюю женщину называют разве что в государственных учреждениях. Наденька ни в чем не отстает от двадцати­двухлетней дочери Даши, как две капли воды похожей на маму. У Наденьки есть тату дракона на копчике и пирсинг в пупке («Мы с Дашей решили, что это будет сексуально смотреться на загорелой коже»). Она носит обтягивающие лосины («Даша такие в журнале увидела, и мы сразу купили две пары!»). А воздушые поцелуи она шлет «надутыми» пластическим хирургом губами («Даша сказала, что нашим губам катастрофически не хватает объема»). Наденька не раз признавалась: она вырастила себе идеальную подружку («Нам с Дашей все говорят, что мы — сестры!»). Этого плана женщина четко придерживалась с рождения девочки. Она разделяла с ней не только горести и радости, но и игры, принимала активное участие во всех проблемах и приучила Дашу всем-всем сокровенным с мамой делиться. Обеих женщин такое положение дел абсолютно устраивает. «Обычно это истории о женщинах, ставших мамами в молодом возрасте. Справляясь с внутренними сомнениями и страхами относительно новой роли, они успокаивают себя тем, что могут стать для дочери лучшей подругой. Но для этого нужно разделять с дочкой одни ценности, поэтому мама подражает ей, чтобы оставаться на одной волне. Мама выглядит и ведет себя как тинейджер», — объясняет психолог Анна Назарова.

Но даже такой доверительный контакт между мамой и дочкой не всегда на благо взрослеющей девушке. Мама — самая значимая и определяющая большую часть внутреннего и внешнего поведения фигура для своего ребенка. Для девочки мама — это безусловный образец. «Дочка учится у мамы проживать каждый свой возраст, успешно проходить все связанные с ним кризисы и изменения. Мама, подражающая дочери, лишает ее подобного примера, словно говорит ей: «Там, где я сейчас, страшно и невыносимо». Велика вероятность, что дочь, дойдя до нынешнего возраста мамы, будет испытывать сильную растерянность и беспокойство. И не исключено, что она повторит ее пример, «отыгрываясь» на собственных детях», — предостерегает психолог.

По ее мнению, мать, занятая подражанием дочери, чаще всего очень неудачлива в личной жизни. Более того, втянув в эту «игру» собственного ребенка, женщина неосознанно делает все возможное, чтобы в жизни дочери также не было места мужчине. Так и получается. Ведь партнеру просто неоткуда появиться и негде «обосноваться» — все пространство вокруг молодой девушки занимает ее мама-подружка.

image

ПРОСТИ-ПРОЩАЙ

«Стучу каблуками по ступенькам. Лифта никак не дождаться, а попасть домой хочется как можно скорее. Еще бы — три недели без любимого! Можно и до восьмого этажа добежать за считаные минуты даже в промокших насквозь туфлях на высоких шпильках, которые к тому же ужасно натирают, — спокойно, в деталях рассказывает Марианна. — Я у двери. Если три поворота ключа, значит, он дома. Четыре — на работе. Считаю под стук сердца. Раз-два-три... Дома! Почему-то пахнет кофе и пирогами. И моими духами. И мои сапоги на красной подошве, которые когда-то бесследно пропали, теперь валяются в коридоре в разные стороны. Захожу. Моя удивленная мама — голая, с кофе, на кухне, и шокированный жених (свадьба через три месяца) — голый, в комнате, с сигаретой и компьютером. Бог уберег от сцен, объяснений, комментариев и дальнейших отношений. За считаные минуты в промокших туфлях на шпильках можно сломя голову сбежать по лестнице обратно». Со времен этой драматическо-эротической истории прошло два года, маму Марианна видела всего пару минут, случайно столкнувшись с ней в торговом центре. Звонить та пыталась ей всего три раза, первый — сразу после случившегося, два других — на день рождения. Девушка твердо уверена, что мать-то считает себя победительницей. Но Марианна видит ситуацию по-другому. Спустя 28 лет сложных и нетрадиционных отношений в связке «мама-дочка» с ее плеч наконец-то свалился такой тяжелый груз, как «необходимость общаться». А желание исчезло задолго до этой истории.

«Так было с детства. Мы во всем конкурировали: кто съест последний кусочек торта, кто первым откроет дверь, чей салат вкуснее, кому достанется папино внимание. При этом мама часто использовала в этой борьбе мои же уловки. Картинно надувала губы, хмурила брови, называла отца теми же ласковыми словами, что и я, — вспоминает Марианна. — Мне было 18 лет, а маме 39, когда мы стали якобы подружками. Она просила у меня косметику и советы по макияжу, мы вместе поступали в один и тот же университет. Я — на первое, она — на второе высшее. Прецеденты с мужчинами тоже были. Мама всегда кокетничала с моими партнерами. Обычно это не вызывало у меня беспокойства, скорее неловкость перед мужчинами, что женщина в возрасте, да еще и моя мама, ведет себя как подруга-неудачница, пытаясь ухватиться за любую соломинку после печального развода. Мой отец ушел от нее к молодой женщине. Нередко она обвиняла меня в том, что это я засматриваюсь на ее кавалеров. Даже удивляюсь, почему мы с ней продолжали общаться. Ведь привязанности, уважения и любви между нами никогда не было».

«Подражание может стать формой скрытой (или вполне явной) конкуренции, — комментирует психолог Назарова. — Конкурируют со своими дочерьми женщины, которые по каким-то причинам не приняли на себя материнскую роль. С дочерьми они вступают в женские сопернические отношения. Подражая кому-либо, что мы тем самым делаем? Атакуем «я»-концепцию человека, нападаем и лишаем его индивидуальности и уникальности. То есть хотим занять его место. И это акт двойной агрессии: в том числе мать агрессивна к самой себе, убивая собственное «я».

image

МОЯ ВТОРАЯ МАМА

В качестве объекта подражания и беззаветного источника обожания может быть выбрана не только кровная дочь, но и, так сказать, приобретенная. Смутный день календаря в жизни 26-летней москвички и специалиста по связям с общественностью Натальи — 10 мая 2005 года. В этот день она познакомилась с будущей свекровью Тамарой Михайловной и подарила той «злополучный широкий кожаный браслет в полоску и модную майку-тельняшку». Молодежный подарок от именитого французского бренда не только не удивил 56-летнюю женщину, но и перевернул всю ее жизнь! «Через несколько месяцев плотного общения и регулярных встреч то в одном городском кафе, то в другом мы стали подружками. Я начала брать Тамару Михайловну на выставки и организованные мной презентации, ходила вместе с ней на спа-процедуры, подарила йоркширского терьера Моник, которого мы одевали в брендовую одежду, — вспоминает Наташа. — Как призналась мне потом Тома, решающими и поворотными в ее жизни стали те самые браслет и тельняшка, не знаю уж почему, но они открыли в женщине второе дыхание». На вопрос, почему подобные отношения не сложились у Наташи с собственной мамой, девушка отвечает: «Еще чего! Моя мама — серьезная женщина с серьезной работой, умеющая красиво и достойно стареть. Молодильные яблочки ей ни к чему».

Акриловый «френч», как у золовки, нарощенные волосы, как у золовки, коктейль в баре, как у золовки, «ужимки и прыжки», как у золовки. Наташа помогала свекрови «молодиться» и, кажется, совсем не обращала внимания на то, что та копирует ее стиль и повадки. Даже однажды попыталась устроить ее личную жизнь с галеристом на 25 лет моложе самой свекрови. «Первым звоночком», что ситуация начала принимать комичный и критичный поворот, стал подарок Наташи на 60-летие «любимой подруги». Золовка преподнесла женщине серию дорогих кремов для борьбы со старением «кому за 50». Свекровь очень обиделась, откровенно и злобно заявив, что никакими продуктами anti-age никогда не пользовалась и пользоваться не собирается. Ее косметический age-максимум — крем от первых морщин в уголках глаз. Через пару недель после отвергнутого подарка модная опека начала девушку утомлять, напрягать и раздражать.

Наташин муж от переживаний жены всячески отмахивался, хотя и сам отмечал: страх перед старостью — это их семейное. Сжигали паспорта, изменяли дату рождения, обкалывали себя ботоксом, меняли молодых любовников и до гробовой доски носили декольте и его бабушка, и тетки по маминой линии. На вопрос Натальи: «На кого были похожи твои родственницы?» муж с усмешкой ответил: «Одна — на Софи Лорен, другая — на стареющую Анджелину Джоли, третья — на Мышку Минни, подружку Микки-Мауса. Она так же любила розовые туфли, бантики и Диснейленд».

Чтобы избежать скандала, Наташа начала избегать свекровь. Ситуация была похожа на родительское наказание тинейджера, который совсем отбился от рук. «Больше никаких клубов и вечеринок, нарочито сексапильной одежды, секретиков за чашечкой кофе и тайных свиданий», — репетировала Наталья перед зеркалом, готовясь к суровому разговору. Помощь пришла в лице дона Педро из Бильбао. Свекровь неожиданно заявила, что переезжает жить в Испанию к своему любовнику, с которым познакомилась по интернету. Кажется, все вздохнули с облегчением.

«Конечно, старение — процесс естественный, но для женщины проявление первых его признаков может обернуться жизненным кризисом, — говорит психолог Анна Назарова. — Взрослеющая дочь подчеркивает неумолимость этого процесса. Но эта же дочь — человек, связь с которым поистине сакральна, и женщина цепляется за эту близость, ищет в дочери ориентир, чем ныне живут молодые и как им соответствовать». Видимо, в Наташином лице свекровь Тамара приобрела любимую дочку, о которой всегда мечтала. А вместе с ней — образец для подражания.

На этом история Тамары Михайловны и Натальи не закончилась. Узнав о счастливой беременности Наташи, свекровь скакала до потолка и визжала как ненормальная, заявив, что это событие нужно непременно отметить топлес, с бокалом виски и непременно на Ибице, куда незамедлительно и отправилась под ручку с доном Педро из Бильбао. С рождением дочки Наташу ждал еще один сюрприз. Яркая, эгоцентричная и эгоистичная женщина за­явила во всеуслышание, что отныне внучка будет называть ее «Мамулей». Эта «гениальная и изумительная» идея пришла к ней в голову после просмотра фильма «Крестный отец». Восхитившись мощью, влиянием и семейным величием Вито Корлеоне, она решила стать для своей семьи и всех соседей «Мамулей», к которой ходят просить совета, внимают каждому слову и вообще перед которой всячески трепещут. Похоже, пройдя путь от внешнего подражания, свекровь решила в итоге поменяться с Наташей и «семейными ролями». Увы, даже сегодня вопрос о том, кто в доме настоящая «Мамуля», по-прежнему остается открытым.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.