Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Сердечные люди

Обычные герои ELLE — актеры, дизайнеры, модели, режиссеры, спортсмены. Знаменитые, недосягаемые, талантливые, порой капризные и странные. Но неизменно те, кто заставляет наши сердца биться. ELLE побывал в гостях у врачебной семьи БОКЕРИЯ, которые делают это в буквальном смысле.

image

«А можно я эти туфли померяю?» — старшая из дочерей Бокерия, Екатерина, приехала на съемку ELLE последней и тут же стала выбирать наряды. «Ну, их уже решила надеть ваша сестра», — робко пытается возражать стилист Рената. «Да вы не волнуйтесь, я только померить!» — и, хотя обувь подходит идеально, Екатерина со вздохом возвращает туфли сестре Ольге. «Мы и в детстве из-за одежды не ссорились, — признается Екатерина. И добавляет: — Просто у нас размеры были разные». Лео Антонович Бокерия пригласил ELLE на съемку в Бакулевский центр. Собрать здесь всю семью оказалось проще, чем дома. Сам Лео Антонович проводит тут большую часть дня. Пока супруга Лео Антоновича, Ольга Александровна, выясняет у визажистов, какой будет макияж, дочери по очереди вертятся перед отцом, выясняя его мнение о платьях, которые мы принесли на съемку. «Подойди-ка поближе. Элегантно, — хвалит Екатерину Лео Антонович. — А вот тут надо чуть-чуть сбросить», — добавляет, пытаясь ухватить старшую дочь за несуществующую лишнюю складку. «Папа не так давно сбросил почти десять килограммов, — объяснит позже Ольга. — Теперь держит себя в форме. И нас заодно». Ольга выглядит строже и серьезнее (следит за временем, поторапливает фотографа — у отца впереди еще несколько встреч), держит ситуацию под контролем. Екатерина же, напротив, шутит, стреляет глазами и репетирует позы для съемки. В общем, сразу понять, кто старшая, а кто младшая, постороннему сложно. Тем более что в присутствии отца их обеих, взрослых женщин, одна из которых кандидат наук, а вторая — доктор, почему-то хочется называть девочками. «Девочки меряют туфли», «девочки меняются платьями». Неподошедшая одежда и обувь падает на огромного плюшевого льва, лежащего у стола. Просторный кабинет Лео Антоновича напоминает музей капитал-шоу «Поле чудес»: на полках и подоконниках дипломы, поделки с благодарственными надписями, фотографии и макеты сердца. И львы, которых дарят ведущему кардио­хирургу России. Плюшевый, который смотрит на входящих в кабинет, — любимый, потому что его обожают внуки Лео Антоновича, зверя можно тискать или оседлать, придя в гости к дедушке. Соня, дочка Ольги, была не только в офисе Бокерия, но и в операционной. Она еще в два года решила, что будет хирургом — как дед. А в шесть сказала маме, что хочет побывать у дедушки на операции. «Я ее одела, встала рядом. Места там не очень много, — вспоминает опыт Ольга. — Подумала, ладно, пусть она стоит одна, а я буду смотреть снаружи, чтобы не мешать». Для деда же присутствие внучки на операции было в некоторой степени сюрпризом. «Ольга сказала, что приведет дочку, но не сказала когда. И вдруг, уже на операции, я смотрю — стоит человечек и очень внимательно наблюдает за операцией. Личико маленькое, вся укутанная, в маске. Я был поражен: она отстояла часа полтора, не шелохнувшись». Больше поражает, что шестилетняя девочка не обмерла от ужаса при виде вскрытой грудной клетки. «Это вообще очень интересный феномен, — объясняет Лео Антонович. — Лет 30 назад меня пригласили в Очамчиру, город, где я родился, — меня избрали почетным гражданином. Полный зал народа, и все меня знают как маленького мальчика — приехал тут, подумаешь! Я решил показать им учебный 20-минутный фильм про аритмию сердца, это была новая тема, мы за нее получили Государственную премию. Включаю фильм: хирург берет скальпель, делает надрез, появляется кровь. Южане — народ очень эмоциональный: девушки запричитали и начали выбегать из зала. А за ними и мужики! Потом уже грудную клетку развели, видно сердце — опять полный зал. Человеку сложно смотреть, когда делается разрез, появляется кровь. А потом уже не осознаешь, что это реальное сердце, которое врач остановил».

image

НЕЖЕНСКАЯ ПРОФЕССИЯ

«Соня теперь все время говорит, что хочет быть, как дедушка», — смеется Ольга. Лео Антонович и сам будет рад, если внуки выберут медицину: «Надеюсь, все будут врачами!» Правда, старший, Антон, до тринадцати лет мечтавший о кардиохирургии, пару лет назад передумал. Хотя время еще есть. «Старшая дочь тоже долго колебалась, куда пойти, пока с ней основательно не побеседовал папа, — вспоминает Ольга Александровна. — Спросил ее: «Ну кого ты знаешь в дипломатическом мире? (Она тогда думала пойти в МГИМО.) А в медицине ты человек свой. На этом разговор и закончился». Спустя два года Ольга со смехом требовала: «Пап, ну ты меня-то на беседу вызови!»

«Я бы не хотел, чтобы моя любимая София стала кардиохирургом, как я, — признается Лео Антонович. — Сейчас эту тему активно обсуждают в Америке — там много женщин в хирургии. Недавно я был на съезде американской ассоциации хирургов, где 66 тысяч членов и последним президентом была женщина. Там пришли к выводу, что женщине стать выдающимся кардиохирургом почти невозможно! По объективным причинам: кардиохирургу надо иметь учителя, который вас всему учит, вы его заменяете по ночам, по выходным. Вы становитесь его тенью. В этом случае женщина либо должна стать любовницей, либо будет считаться таковой. Если будет считаться, то шеф постарается ее близко не подпускать, чтобы не разрушать семью. Моя специальность — каторжный труд! У меня в день 4–5 операций. И ты не можешь делать первый час операции с одной скоростью, а второй час — с другой, твои действия на протяжении 12 часов должны быть одинаковыми. И я, например, никогда не делаю перерыв, не ем, не пью. И все время думаешь, думаешь. После операции: «Все ли нормально?», «А как пациент будет просыпаться после наркоза?» Когда он проснулся: «Не присоединилась какая-нибудь инфекция?» и т.д. И чем больше оперируешь, тем больше у тебя вопросов к себе. Кардиохирург должен разбираться в физике, полимерах, механике, гидравлике. Поэтому ни внучке, ни любой другой девочке я не советую становиться кардиохирургом. Чем занимается Ольга, Екатерина — да. А кардиохирургом — не надо».

image

ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО

«Я всегда хотела стать хирургом, как папа, — признается позже Ольга, когда мы, закончив съемку, отправляемся пить чай в ее кабинет. — А папа говорит: «Тебе не надо!» Ну я послушная девочка, пошла в кардиологию». — «А я не советовалась, не уверена, что вообще это надо делать, — подхватывает Екатерина. — Когда я поступила, папа раз в месяц задавал вопрос: «Кем будешь?» И я каждый раз отвечала: «Не знаю». Он все удивлялся: как можно — не знать? А потом я оказалась на цикле детских болезней, пришла в отделение новорожденных… И вот когда папа задал мне снова вопрос, я ответила: «Неонатологом». «Боже мой, какой ужас! Вот с этими, мелкими, работать?» — сказал папа. Но все вопросы отпали. А я вообще не понимаю, как можно заниматься кем-то, кроме маленьких». — «А я, после того как у меня родились дети, — включается Ольга, — прошла по нашей поликлинике и расплакалась. Потому что, когда я вижу больного ребенка, у меня это все экстраполируется на собственных детей. Поэтому детьми, как пациентами, я занимаюсь с большим трудом. И потом, любой человек достоин быть вылечен, почему только дети?» Ольга и Екатерина начинают оживленно спорить, как будто рядом нет журналиста, словно они не виделись несколько лет и теперь надо столько всего обсудить. От общих вопросов здравоохранения мы переходим к профилактике кардиозаболеваний, обсуждаем передачи про «врачей-убийц», из-за которых люди перестают верить профессионалам и «лечат рак четвертой стадии акульими плавниками!», и профессиональную деформацию, из-за которой в первую очередь замечаешь в человеке не цвет глаз, а одышку. Сестры признаются, что в семейном кругу редко обсуждают медицинские проблемы, больше детские. Потом обе сокрушаются, что из-за работы мало видят детей. «Прихожу на работу рано, ухожу поздно, вечером звоню, узнаю, что происходит с моими пациентами, в субботу, воскресенье мне могут позвонить дежурные врачи и сказать, что есть проблемы, — эмоционально рассказывает Катя. — И все равно я занимаюсь тем, чем хотела. И знаете, чудеса есть! Вот в прошлую пятницу был хороший день, последний рабочий день. Любой человек планирует, что он вовремя уйдет с работы, с детьми посидит, в кино сходит. Точно так же мы планировали день на работе. А в три дня к нам поступил ребеночек, который просто умирал, еще 2–3 часа, и он бы умер. И так случилось, что мы все были на месте, в этот момент работал ультразвуковой аппарат, я позвонила в институт Бакулева, там доктора еще были на месте, не было «пробок», «Скорая» приехала сразу. И практически через час ему сделали операцию. Это чудо! И все. Понимаете, 3400 граммов, толстенький, хорошенький мужичок. Он будет бегать, прыгать, играть в футбол и никогда не узнает, какая была пятница у меня, у того хирурга, у его родителей. Но опять же, возвращаясь к все той же профилактике, — вдруг сама прерывает свой патетический рассказ Екатерина, — о проблемах должно было быть известно до его рождения. Так, чтобы он родился и в спокойном состоянии переехал к хирургам, которые его бы планово прооперировали».

Ольга и Екатерина опять начинают бурно обсуждать друг с другом финансовую сторону работы врачей, а также что им в семье бы пригодился пластический хирург («Когда нам будет лет по 50–60, нужно будет «подтянуться» и снова сняться для ELLE», — смеется Ольга), ставят диагнозы команде ELLE, обсуждают, что хорошо бы купить папе пальто, вроде того, что было на съемке: Лео Антонович смотрелся в нем элегантным итальянцем. Пальто действительно очень подошло. Правда, зеленый хирургический костюм смотрится на Лео Антоновиче не хуже. Снова переодевшись в него после съемки, несмотря на то что поджимала следующая встреча, ведущий кардиохирург России нашел время, чтобы попрощаться с каждым из нас, сказать спасибо — действительно сердечно. «Я живая легенда? — провожая нас, улыбался Лео Антонович. — Да я вас умоляю! Считается, что детям известных людей иногда мешает фамилия. Мои дочери замужем, но оставили девичью фамилию. Мне это очень приятно».

Фото: Слава Филиппов


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.