Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Папина школа

В редакционном рейтинге самых трогательных зрелищ мужчина с ребенком — на первом месте. Герои этого проекта главное уже сделали — стали хорошими папами. Но они пошли дальше и посвятили себя тому, чтобы сделать лучше жизнь других детей.

image

ДМИТРИЙ БОРИСОВ

Ресторатор, соавтор проекта «Шардам» — творческого центра для детей и взрослых.

Маша, 6 лет

В какой-то момент мы с моим партнером по бизнесу Димой Ямпольским поняли, что нам дочек попросту некуда водить — кроме двух-трех центров, где детям предлагают всякий ширпотреб, такие розовые огрызки «Диснея», — и решили создать свой проект. «Шардам» — это один большой мастер-класс, где детей «учат» журналисты, художники, писатели. Вернее, не учат, а делятся опытом. Маша активно участвовала в процессе — ездила со мной на стройку, что-то придумывала, объясняла, на какой высоте должны стоять книжки, чтобы детям было удобно их брать. И тем самым заработала себе iPad.

• Я не умею играть в идиотские детские игры — лото, например, когда сидишь, как дурак, два часа и проклинаешь все на свете. Надо делать только то, что тебе самому в кайф. Как-то мы с Машей составляли коллаж («Называется «Собака, которая никогда не писает», — добавляет Маша). Ну да, мы ей просто кое-что не приклеили. Так вот, куча журналов, ножницы и три часа дикого кайфа. Попробуйте, перешагните через себя, дома после работы не врубайте сразу «Доктора Хауса», а возьмите клей, бумагу… Грязь разведете, но зато сколько удовольствия.

• Конечно, я ее балую. Когда на день рождения твоего ребенка четыре мужика тащат два мешка для строительного мусора, набитых подарками, — это, конечно, перебор. Но однажды я смастерил игрушку сам — моток веревки с длинным концом. Кидаешь моток на мебель, он цепляется, и ты потихоньку начинаешь его распутывать. Все игрушки держались у Машки дня два, а эта целый месяц!

• Какой я папа? Воскресный, если уж по-честному. Повзрослел ли я с рождением дочери? А зачем ей взрослый отец — это же неинтересно.

image

СЕРГЕЙ ГОРЕЛЫШЕВ

Профессор Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко РАМН, детский нейрохирург.

Оля, 4 года

У меня есть старший сын, ему 24 года, а мне хотелось заново пройти этот путь: детство, школа, взросление. Первого ребенка воспринимаешь как данность природы. А в зрелом возрасте — Оля появилась на свет, когда мне было 48 лет, — глубже осознаешь собственное отцовство. Ребенок — это катализатор, пробуждающий чувства, которые мирно дремали в тебе со времен детства. Но все же я ей не воспитатель. Я старший друг. С папой можно то, чего нельзя с мамой, — лазить по заборам, купаться в холодной речке.

• Когда я узнал, что будет девочка, то обрадовался и испугался одновременно. С мальчишками все ясно, а из чего же сделаны девочки? Но страх улетучился сразу, как я ее увидел. Я интуитивно лучше всех понимал, чего она хочет, — по тембру голоса, плачу, мимике. Уже сейчас Оля очень разумный человек. Когда происходят семейные неурядицы — бабушка с дедушкой ссорятся или мы с женой, она выступает примирительной стороной. Говорит: «Мама, папа, возьмитесь за руки» или: «Бабушка, не ругай дедушку, я его люблю». Это действует очень сильно. И ты вдруг понимаешь: и правда, что это мы, из-за чего весь сыр-бор?

• Она папина дочка, это правда. Мы обожаем гулять вместе, валяться в снегу, катаемся на лыжах и санках и просто кубарем с горы. Но, вы знаете, в ней уже просыпается что-то очень женское. Когда ей был год с небольшим, она впервые увидела себя в зеркале и сделала вот так (Сергей горделиво приосанивается и вскидывает голову). Я обмер. Ее никто этому не учил. И сейчас, когда она вертится у зеркала, в ней столько грации — это что-то.

• Моя профессия отражается на повседневной жизни. Я постоянно замечаю в ребенке симптомы, которых нет. Но, с другой стороны, опять же в силу профессии понимаю, что нельзя давать волю чувствам. Оля мной как врачом очень интересуется. Постоянно спрашивает у мамы: «А когда мы поедем к папе в институт, я хочу посмотреть на отделение, на больных детишек». В ней уже просыпается сочувствие, она понимает, что дети болеют и их надо лечить.

• Считается, что врачи априори хорошие родители. Но мне лично хотелось бы больше времени уделять ребенку. У нас часто идут длинные сложные операции, приходится дежурить до утра. Но Оля никогда меня не упрекает. Наоборот, когда я говорю: «Я на работу» — она отвечает: «Хорошо, папа, я буду тебя ждать».

• Я всегда умел ладить с детьми. Когда пришел в институт нейрохирургии, выбрал детское отделение и не жалею об этом. В момент операции я не испытываю никаких эмоций — их и не должно быть, как в любой другой работе. Переживания начинаются после. Операции на мозге всегда до некоторой степени непредсказуемы, поэтому, когда ребенок «оживает», начинает плакать (что тоже хорошо), звать маму, ты можешь вздохнуть спокойно. Все заболевания, которые я лечу, представляют угрозу для жизни. И возможность отвести эту угрозу от ребенка — огромное счастье.

image

ДЖАЙЛЗ АНДРЭ

Английский детский ­писатель, автор бестселлеров «Переполох в джунглях» и «Лев, который хотел любить».

Фрея, 12 лет

Джексон, 6 лет

Так получилось, что книги, которые сильнее всего повлияли на меня, я прочел в детстве. Это были короткие рассказы, но по глубине и силе эмоций они могли бы дать фору «взрослой» литературе. Наверное, поэтому я и решил стать детским писателем.

• У меня четверо детей, и именно они — мои главные поставщики сюжетов и вдохновения. Я всегда прочитываю им книгу, прежде чем отдать ее издателю. Однажды младший сын заявил, что мое новое творение «скучновато» и что мне следовало бы написать про Бэтмена, ведь «все ребята обожают Бэтмена». С правилами копирайта мой сын, конечно, еще не знаком.

• Я узнаю себя в них, особенно в тех, кто родился рыжеволосым, как и я. Помню тот день, когда мы объявили трем старшим детям, что у нас в семье очередное пополнение. Как они радовались! А позже признались, что это был лучший подарок, какой мы, родители, могли им преподнести.

• Они задают мне самые разные вопросы, на которые я как писатель вроде бы должен знать ответ. Сложнее всего рассуждать о религии. Когда трехлетний ребенок смотрит на тебя, не мигая, большими глазами и спрашивает: «Папа, а Бог есть?» — ты не знаешь, что ответить. «Да» звучит слишком прямолинейно. Ответ «нет» интуитивно кажется неверным. Может, радость отцовства в том и заключается, чтобы играть и быть предельно честным одновременно? Это вызов, испытание и невероятное счастье.

image

ДАЛЛАС КЛЕЙТОН

Американский художник и поэт, написавший «Замечательную книжку» для детей, которая стала популярной во всем мире.

Аудио, 7 лет

Свое первое произведение — «Замечательную книжку» — я создал для сына. Мне просто хотелось объяснить ему, что значит мечтать. Поделиться своими самыми невероятными мыслями, научить разрушать границы. Сын оценил, а вот издатели — нет. Устав получать отказы, я решил действовать самостоятельно, выложил книгу в Сеть и начал всячески ее продвигать. Она стала хитом. А потом пришли с «повинной» те самые издатели, сообщив, что им не терпится напечатать книгу.

• Мой сын… Он волшебник. Я не шучу. Он способен на необыкновенные поступки и одним своим присутствием делает меня лучше. Сын похож на меня, но он, безусловно, совершеннее. Он моя ролевая модель, а не наоборот. Надеюсь, он обо мне тоже хорошего мнения. Я стараюсь быть ему и другом, и наставником. Стремлюсь привить качества, которые помогут ему добиться в жизни всего, что он пожелает. Но я никогда не претендую на знание абсолютной истины. Потому что во многом не разбираюсь. Помню, сын спросил у меня, что происходит с человеком после смерти. Я до сих пор не нашел внятного ответа.

• Отцовство — это прекрасно. Мы с Аудио часто путешествуем, и каждый раз это новое место и новый опыт. Я организую все так, что сын до последнего момента не догадывается, куда же мы едем. Однажды мы совершили полет на вертолете над городом — ребенок был счастлив! Я хочу показать ему, что границ не существует. И фантазия, и жизнь безграничны.

image

АЛЕКСЕЙ ВОЛКОВ

В прошлом один из лучших маркетологов страны, ныне предприниматель в области IT-технологий.

Мила, 6 лет

Лера, 2 года

Моей старшей дочери 14 лет, поэтому к рождению Милы я успел подготовиться. Ходил на курсы, учился ставить эпидуралку, выхватывать у врачей тюбики, чтобы проверить, чего они там матери ставят. Милу мы встречали из роддома на розовом лимузине и с профессиональным фотографом.

• Собственно, мы надеялись, что третий ребенок будет сыном, — вот и родился пацан в юбке (Лера вихрем проносится мимо). Если она все вам тут разнесет, я не удивлюсь.

• У меня свой бизнес, я занимаюсь технологиями в интернете. Конечно, весь дом забит гаджетами, и дети с малых лет с ними играют. Девочки очень любят Skype, например, — особенно младшая, хотя она еще не говорит, но старательно пищит, машет ручкой и пытается головой в экран залезть. Своих мобильных телефонов у них пока нет, но Мила в принципе умеет им пользоваться, а Лера знает, как работает bluetooth. Информационный враг номер один, на мой взгляд, — телевизор. Но это неизбежное зло. А вот в интернет я их пускаю охотнее: недавно мы освоили онлайн-игру «Ведомости», посвященную фондовому рынку. Мила пытливо расспрашивала, чем отличаются быки от медведей, и многое, как мне кажется, поняла. Рынок детских гаджетов развивается быстро. Есть телефоны, которые читают азбуку. Маленькие детские ноутбуки, выполняющие простейшие операции. Но вообще, и «взрослые» гаджеты дети осваивают легко — на тот же iPhone у пятилетнего малыша уйдет максимум два дня.

• Да, вещи портят постоянно. Мила года в три телефон выкинула в мусоропровод. Лерочка любила отколупывать ноготочком обои вокруг кровати. Мила однажды погнула отвертку, что кажется в принципе невозможным.

• Все почему-то думают, что у меня педагогическое образование, но я всего лишь следую убеждению, что родители должны не воспитывать, а поддерживать. (Лера достает из пакета со съемочной провизией орешки, мы пытаемся ее остановить.) Не переживайте, она все может съесть, она бандитка. Раньше разговаривала, но потом поняла, что мычать и топать ножкой результативнее. Мы на нее не давим. (Лера охладела к орешкам, схватила мандарин и решила утопить его в чашке, из которой только что пил фотограф.) Она нас обманула. Родилась маленькая, скромненькая… Мы и расслабились.

image

НИКОЛАЙ ПАВЛОВ

Волейболист московского клуба «Динамо», один из лучших подающих в стране.

Лера, 5 лет

Какой я папа? Лучше у Леры спросите. («Самый хороший», — не задумываясь, отвечает Лера.) Раньше я ее баловал, а сейчас больше воспитываю. У нас еще есть младший сын Даниил — ему всего полгода.

• Когда дочь появилась на свет, я был далеко, в Новосибирске. Точно помню, как у меня начали дрожать коленки, когда жена позвонила и сообщила радостную новость. Леру я увидел только на третий день, заехал ненадолго — и мы снова разлучились. При рождении сына я присутствовал, и ощущения, конечно, другие.

• Мне все кажется, что с Данилой я буду построже, чем с Лерой. Но пока могу только улыбаться, глядя на него. Я пропустил Лерино младенчество, с сыном хочу наверстать упущенное. Сейчас Данила реагирует на меня, как на какое-то солнышко колючее, я для него лучшая игрушка.

• Конечно, Лера ходит на мои соревнования. Иногда спрашивает: «Ты сегодня играешь?» — «Нет». — «Но все равно знай, что я за тебя болею». У нее есть майка, кепка с символикой клуба («И брелок!» — добавляет Лера). В общем, дочь — мой фанат.

• В волейбольном клубе «Динамо» есть детская спортивная школа, и мы иногда проводим тренировку с детьми. Бывает страшно: чуть-чуть не рассчитаешь силы и можешь так ударить… Но ребят это не волнует — для них мы кумиры, после занятия они выстраиваются в очередь за автографом.

• Состоялся ли я как спортсмен? Нет, мне еще есть к чему стремиться. А вот с ролью отца и мужа вроде справился — особенно после рождения сына.

image

НИКИТА НЕБЫЛИЦКИЙ

Ведущий программы «Прайм-Тайм» на радио­станции «Серебряный Дождь», владелец картодрома.

Антон, 22 года, профессиональный гонщик

Я хороший папа, просто замечательный. Мелкий, я ведь хороший? («Мелкий» Антон кричит басом: «Да-а-а». А когда начинает переодеваться, его возглас подхватывают все девушки из съемочной группы.)

• Я помню день, когда он родился. Он был таким маленьким, что я постоянно боялся ему что-нибудь сломать. Когда он начал кряхтеть, я подумал: ну все, сейчас помрет. Позвонил врачу, а он: не парьтесь, если произойдет что-то серьезное, он даст вам знать.

• Ему было лет семь, когда он начал заниматься гонками. Гипер-ответственность, адские нагрузки, отсутствие выходных — и все это на протяжении десятилетий. Представьте, каково это: 20-летнему парню ложиться спать в 9 вечера и объяснять девушке, что завтра он никуда не пойдет, а вот послезавтра — возможно. Зато дух воспитывает бойцовский.

• Я всегда старался дать ему то, чего мне самому в детстве не хватало. И в какой-то момент он был избалован всякими побрякушками. Но я не считаю, что детей нужно переставать содержать в 18 лет. Ребенку важно видеть, что родители живут для него. Тогда и он будет жить для своих детей.

• У нас в картинг-команде есть мальчик, который подает большие надежды. Его папа держит крохотный магазин запчастей. И еще один, у которого папа — шестой в списке российского Forbes. Но при этом классового расслоения нет: круче тот, кто лучше работает. Мой сын знает об этом не понаслышке.

image

ИЛЬЯ КОЛМАНОВСКИЙ

Научный редактор детского книжного ­издательства «Розовый жираф», учитель биологии в лицее «Вторая школа».

Дина, 4 года

Гриша, 2 года

По профессии я биолог, занимался эволюцией обезьян, а преподавать начал еще в университете. В студенческие времена мы с друзьями организовали большой образовательный центр, где по вечерам учились беженцы. Один мальчик, из семьи бакинских армян, бежавших от погромов, позже нашел меня на Facebook, и выяснилось, что он получил престижную стипендию и успешно стажируется за границей.

А когда-то ночевал на вокзале. Защитив диссертацию, я решил, что хочу заниматься только популяризацией науки — делать ее интересной и увлекательной для детей.

• Сейчас я веду научный подкаст на сайте «Розового жирафа». Есть телефонная линия, круглосуточный автоответчик — в любое время мне может позвонить ребенок и задать вопрос. А потом я перезваниваю и отвечаю. Поначалу было трудно, особенно когда к трубке подходила мама и, услышав незнакомый голос, переспрашивала: «Петю?..» Но потом звонков стало больше, дети начали узнавать друг друга в эфире, посыпались вопросы: почему снег белый, а вода прозрачная, почему радуга полукруглая, почему магнит магнитит — дьявольски сложный был вопрос. Зачем нужны девочки, спросил один мальчик. Я в ответ поинтересовался, как ему в голову пришел этот вопрос, и выяснилось, что девочки в детском саду его уже просто замучили! И он решил выяснить, кто же виноват в том, что они появились на свет. Почему люди лысеют… «Почему у женщин большая попа?» — спросил сын генерального директора нашего издательства, у которой действительно выдающаяся попа.

• На самом деле я недоволен собой как отцом. Каждую минуту. Умом я понимаю, что нужно делать, что нельзя наказывать, например. Но Дина подтвердит, что иногда я бываю ужасным, очень легко срываюсь («Да, голова плохая! Забывает!» — со знанием дела произносит Дина), из меня вылезают все мои детские комплексы. Трудно быть хорошим родителем, нам всем трудно — всему нашему поколению. Мы очень непросто взрослели. Нам надо себя немножко простить, понять, что выше головы не прыгнешь — ты такой, какой ты есть. Но важно в разговоре с ребенком называть белое белым, а черное черным. (Илья подхватывает на руки Гришу, а тот трогательно чмокает папу в щеку.) Ты меня поцеловал, да?

• Узнаю ли я себя в детях? Да, и это поразительное ощущение. Гриша похож на меня, просто как клон. Он невероятно созерцательный, может часами ковырять что-то отверткой. Я тоже таким был, пока по разным причинам не стал более суетливым, поверхностным, стремительным. Гриша, надеюсь, таким не вырастет. Дина психологичная, содержательная — в большей степени, чем я. Она меня уже поправляет — в свои-то четыре года. Говорит: «Папа, не делай этого, а то опять сердиться будешь». Следит, чтобы все было по справедливости. Они действительно похожи на меня, но я уже сейчас вижу, что они будут better people.

Фото: Тимур Артамонов, Temma Hankin, Oscar May


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.