Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Лера Кристовская: «Я боюсь детей! Они умнее нас, и они непредсказуемы»

Четырежды мама Лера Кристовская об эффективном и проверенном способе лечения педофобии

Лера Кристовская

Я боюсь детей! Как это называется? Беби- или малышефобия? Интересно, у этого страха есть какой-нибудь звучный латинский аналог? (Навязчивый страх детей или имитирующих их изделий называется педофобия. — Прим. ELLE.) Они умнее нас, и они непредсказуемы — совершенно неясно, что они сделают и что скажут в следующую секунду. Они — микробомбы, и чем закончится взрыв — слезами или смехом — не может угадать никто.

А главное, они видят суть вещей и все про нас знают! Даже больше, чем мы сами. И им всегда что-то нужно! Постоянно.

Ирония в том, что я мать четверых очаровательных девчонок. И они у меня именно для того, чтобы избавиться от этого навязчивого страха. И за последние 13 лет я сильно в этом преуспела.

Становиться многодетной мамой я не то чтобы планировала. Так получилось. Про четвертую беременность я вначале решила сказать маме. В трубке повисла тишина. А потом я услышала, как она плачет! Ей меня жалко. (Пока только ей. Сама себя я не сильно жалею.) Так она плакала лишь однажды, увидев мою бритую под коленку голову.

Картина следующая. «Та-а-ак, посмотрим, посмотрим, кто у нас там...» Это я на УЗИ. Рядом со мной будущий в четвертый раз отец. Одному богу известно, каких усилий мне стоило затащить его на УЗИ, чтобы, возможно, порадовать наличием внутри меня мальчика. Я надеялась, слабо, но надеялась. Снаряд может упасть в одну воронку дважды, даже трижды. Но не четырежды же!

Становится душно и нервно, как на экзамене, — вот сейчас я вытащу этот единственный выученный билет. Почти-в-четвертый-раз-отец нервно всматривается в экран монитора с темными пятнами. «Во-о-от! Девочка! Смотрите! Вот оно все девочкино!» — победно выкрикивает доктор.

Опять. Это, значит, четвертая.

«Я в машину! — муж выдыхает. — Дома насмотрюсь».

Занавес. Праздника у папы не вышло. Я жду «на выход» очередную подружку, я рада! А будущий папа четвертой дочери заперся в машине, слушает грустную песню, хорошо хоть газом не травится.

детиФОТОЕгор Заика
детиФОТОЕгор Заика

«Я все понял! Мальчика у нас не будет!» И это я слышу уже не первый раз. Как и ежеутренние крики рядом с дверью моего туалета: «Мама, открой!» Несмотря на то что в доме четыре санузла, мой пользуется бесспорным лидерством. Почему? Загадка.

Редкие минуты, когда я могу побыть одна, разрушаются ловкими руками детей, умеющими открывать любую дверь, тем более — в мою ванную. Я смываю с лица пену, стоя в душевой кабине, слушая музыку и представляя себя настоящей моделью «Плейбоя». И... вскрикиваю, пытаясь прикрыть то немногое, что еще у меня осталось после постоянных беременностей. Все четверо стоят за стеклом в ряд и смотрят. Хичкок бы порадовался и сцене, и крику.

А они просто зашли спросить, когда же я наконец домоюсь, сколько можно, и вообще, сеанс, кажется, скоро, и надо бежать в кино, а то опоздаем.

Я давно не сплю в кровати без детских игрушек, книжек и частей Lego (и почти не замечаю, как они впиваются в тело, оставляя причудливые следы). Я прячу в сейф все, включая косметику и новые колготки, потому что со старшей у нас уже один размер. Хотя и на моей улице бывает праздник — я первая до этого додумалась и отправила дочери sms: «Да, это я ушла в твоей футболке. Мама». А украшения? Я их вообще стараюсь не доставать лишний раз.

«М-а-а-а-м! А покажи свои богатства! Когда ты умрешь, это все нам достанется?»

Немного достанется, конечно, ведь основную часть вы уже растеряли, взяв «на пя-я-ять минуточек поносить».

детиФОТОЕгор Заика

Та, которой пять, ходит в моих туфлях Chanel, представляя себя воспитательницей. Что тут сказать (кроме как порадоваться за воспитательниц)? Несмотря на то что это мои единственные туфли на именно таком, как надо, каблуке, я не могу их отобрать. В чем тогда будет ходить воспитатель? Вторая пара хороших туфель была брошена детьми, и собака сгрызла каблук. Хорошо, что я спокойно отношусь к вещам. Ведь у нас, как правило, все происходит случайно, и на вопрос: «Кто это сделал?» — я чаще всего слышу четырехголосье: «Не я».

Я всерьез думаю поставить на первом этаже дома аппарат, как в Смольном, чтобы звонить на второй, — это, кажется, единственный способ сохранить голосовые связки. Мои. За детские я почему-то не переживаю, они у них очень крепкие.

В редкие моменты, когда я ухожу из дома к подружкам, меня подвергают жесткому прессингу, системе которого позавидовала бы любая спецслужба мира. Я одновременно отвечаю на тысячи вопросов: к кому, зачем, неужели нельзя выпить чаю дома, не стыдно ли проводить вечер не с детьми, во сколько приду и коронное: «Имей в виду: мы без тебя не ляжем и будем ждать!»

И в гостях, не успевая перешагнуть порог, я отвечаю на звонки из дома — на четыре одинаковых вопроса: «Когда ты ­вернешься?» Я знаю, что меня дома ждут! Очень ждут! И это дико приятно.

С ними безумно весело, временами тяжело, временами невозможно, но... Я родила себе четырех настоящих подружек! И они честно поделят мои украшения после моей смерти.

«М-а-а-а-м! Ты там долго еще? Ну сколько можно сидеть в ванной?! Ты что, читаешь там, что ли? Ма-а-ам! У-у-у, ма-а-ам!!!»

Все-таки я их боюсь. Они все знают. Конечно же, я читаю. Что мне еще делать в ванной?


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.