Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

«Я — звезда»: нарциссизм или психотравма?

Изучаем феномен самопровозглашенных королев

Каждый день мы встречаем обычных людей с величавыми повадками и завышенными ­требованиями. Надежда Стрелец попыталась разобраться в феномене самопровозглашенных ­королев и узнала, похожа ли их жизнь на сказку.

«Я — звезда»: нарциссизм или психотравма?

Вы замечали, что люди, которые действительно из себя что-то представляют, в большинстве своем держатся довольно просто, а пафос — примета тех, про кого говорят «из грязи в князи»? Желание в любых обстоятельствах «выглядеть эффектно» — история из той же оперы. Разве тот, кто уверен в себе, будет из кожи вон лезть, чтобы подчеркнуть свою значимость? Каждый уважающий себя швейцарский миллионер носит много лет один и тот же свитер — катышки на любимом кашемире считаются хорошим тоном, так как свидетельствуют о том, что традиции важнее понтов. Создатель IKEA Ингвар Кампрад и глава Microsoft Билл Гейтс — тоже персонажи не без причуд, оба подчеркнуто равнодушны к материальным благам. Первый летает только экономклассом и ездит на общественном транспорте по пенсионному удостоверению, второй — предпочитает одежду массмаркет-брендов. В самом деле, кому и что эти влиятельные люди должны доказывать?

На контрасте — совсем другая ролевая модель. Рэперы в килограммовых цепях и другие звезды эстрады с титулами «королей», «королев», «принцесс» и «примадонн». «Да бросьте, как возможно быть мной и хотеть быть кем-то еще?» — без капли иронии вопрошает Канье Уэст. «Как бы я ни старался, я не знаю, как не быть потрясающим!» — на полном серьезе заявляет еще один яркий представитель селебрити — кумир подростков Джастин Бибер, которого звездная болезнь не обошла стороной. «Умирают» от любви к себе в шоу-бизнесе почти все, но самозабвенно ­заходятся немногие. Для этого нужно искренне, всей душой верить в свое особое предназначение и транслировать это миру. «Я не рэпер, я посланник!» — продолжает все тот же Канье. Учитывая нешуточный коммерческий успех его последних начинаний, можно сделать вывод: заявления «нового пророка» не кажутся миллионам фанатов странностью.

«Я — звезда»: нарциссизм или психотравма?
Вика ловко конвертировала патологическую ЛЮБОВЬ К СЕБЕ и эксгибиционизм в звонкую монету

Совершенно особенная история — люди с королевскими замашками в повседневной жизни. Вальяжные, снисходительные, с чувством собственного достоинства, которое они непременно демонстрируют так, словно все окружающие — их свита. Нет, это не откровенное хамство, а святая, непоколебимая вера в собственную исключительность. Они чахнут без внимания и настолько падки на лесть, что с ее помощью к ним очень легко найти подход и заполучить все, что угодно. Моя подруга Вика, к примеру, ловко конвертировала собственную патологическую любовь к себе и склонность к эксгибиционизму в звонкую монету, став успешным блогером с почти стотысячной армией фолловеров. Начиналось все прозаически. Вика хотела предъявить миру свое видение прекрасного, а именно — букеты из 150 роз от поклонников, селфи в лифте с сумкой Louis Vuitton наперевес и «чекины» в самых дорогих ресторанах. Она не пыталась быть «модным фэшн-блогером» — ничего более концептуального, чем фото в купальнике с бокалом rosé на белоснежной яхте Вика не публиковала. Но хэштеги в духе #DolceVita обеспечили ей первый успех. Сегодня она имеет все основания считать себя it-girl — девушкой, которая известна тем, что просто известна. Абсолютная убежденность Вики в том, что она уникальна, а окружающие ей страшно завидуют, сподвигла ее выставить серьезный прайс брендам, которые обращались к ней за PR-поддержкой. В век соцсетей, когда страница отдельно взятой персоны имеет не меньший медийный вес, чем СМИ, такой подход действительно работает. Подписываются — значит, хотят перенимать и вдохновляться. В итоге Вика полностью удовлетворяет свой нарциссический ресурс — получает восхищение в режиме нон-стоп и неплохо зарабатывает.

Даже в сексе исследуемые нами нарциссы ведут себя по-барски: одни устраивают презентацию своих возможностей, требуя аплодисментов за отличную технику, другие — словно участвуют в гонке, стремясь прийти к финишу первыми во что бы то ни стало. Одна моя знакомая, назовем ее Алена, лет 10 назад производила впечатление роковой женщины и всячески культивировала свой демонический образ участием в различных сексуальных авантюрах. Я, честно, ей завидовала. Она то и дело рассказывала истории о запретных связях, которые мы — ее менее раскрепощенные подруги — слушали с нескрываемым восхищением. Это был какой-то захватывающий голливудский фильм со страстями, которые простым смертным даже не снились. Со временем великие истории любви стали повторяться, и в какой-то момент мы стали ловить себя на мысли, что «королева любви и секса» самоутверждается не только за счет партнеров, но и за наш — благодарных зрителей. Мы годами раскрыв рот слушали фантастические байки Алены, даже не пытаясь разбавить их банальными сюжетами из своей биографии. Ее личная жизнь, которая в возрасте 20+ выглядела просто фееричной, в 30+ стала казаться хаотичной и неустроенной. Сегодня она регулярно ходит к психологу, чтобы научиться выстраивать доверительные отношения с партнерами и друзьями. Что удивительно, «мещанский быт простых смертных» — по сей день главная тема ее насмешек.

«Я — звезда»: нарциссизм или психотравма?

Еще более скользкая история — коллеги с раздутым самомнением или сотрудники-звезды. Они виртуозно нарушают корпоративные устои, а все их действия направлены на получение от работодателя особого отношения: повышения зарплаты или свободы действий. Практика показывает: в отличие от коллег-трудяг «звезды» действительно добиваются более лояльного графика, престижных командировок и прочих бенефитов путем трансляции коронного утверждения о собственной незаменимости. Как правило, они несут функцию корпоративных медиаперсон — их все знают, даже если не совсем понимают, чем «звезда» занимается. Их КПД сложно измерить, а функционал, скрывающийся за претенциозной должностью (скажем, Senior Exectuve Manager), — хотя бы в двух словах расшифровать. От трудяг, мотивированных бонусами, их отличает потребность в аплодисментах и особом отношении к ­престижу. Несмотря на неочевидную пользу таких сотрудников, в некоторых областях — в издательском деле или шоу-бизнесе — именно на них замыкают имиджевые вещи, которые являются одним из элементов успеха издания или проекта.

Психологи утверждают: себялюбие — не признак особой породы и даже не вера в свои силы, а следствие психологической травмы. А высокомерие — и вовсе защитная реакция, ширма, за которой скрывается ранимый человек, которому гораздо страшнее и тяжелее проигрывать. В тот момент, когда вы начнете испытывать дискомфорт от общения с такими людьми, а ваша самооценка — страдать, вспомните, что мы сами порой культивируем чужое высокомерие. Льстим популярной персоне, заискиваем перед начальником, угождаем подруге-нарциссу или просто ставим «лайк» под фото из серии «Все люди как люди, а я королева». Закрывая свои комплексы броней, такие люди начинают думать, будто на самом деле превосходят окружающих.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.