Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Выход в реальность: жизнь онлайн

Ольга Соломатина разбирается в том, что нам не нравится в социальных сетях

Выход в реальность: жизнь онлайнФОТОSABINE VILLIARD/TRUNKARCHIVE.COM

Ругать социальные сети вообще — это как жаловаться, что в детстве мороженое было вкуснее, а разговоры на кухне приятнее комментов от часто совсем не известных тебе людей. Только в сетях ли тут дело? Если верить ученым, примерно лет в 35–36 человек входит в возраст консерватизма. Ему больше не хочется ни учиться, ни меняться, а уж тем более — с радостью принимать перемены. Изначально многие взрослые восприняли социальные сети как что-то лишнее, досадное и даже как угрозу. Тем более что там и действительно происходит много непонятного, а значит — пугающего. Не знаю, помните ли вы (относительно недавнее) время, когда не то что социальных сетей — и интернета не было. И для того чтобы узнать номер или адрес, приходилось дозваниваться по «09» или искать необходимое в справочнике «Желтые страницы». Когда возник интернет, сложно было даже понять, что он из себя представляет. Помню, как некоторые большие начальники отказались делать сайты компаниям по причине того, что «интернет не более чем мода» — как появился, так скоро и исчезнет. Подобные аргументы приводят сейчас, чтобы оправдать тот факт, что у компании до сих пор нет аккаунтов в сетях. Не хочу никого расстраивать, но социальные медиа — не модное поветрие, а реальность, которая будет изменяться, но останется с нами навсегда.

«Как вы можете предлагать серьезным людям идти работать в социальных сетях? Это же неприлично!» — накинулся на меня несколько лет назад один из гостей семинара. «А какие сети вы знаете?» — спросила я первое, что пришло в голову. «Ну, «Мамба», например». Зал взорвался от хохота. Мой оппонент смутился, но не понял, почему все смеются.

Соцсети — не сайты интим-знакомств. В их пространстве серьезным корпорациям прилично поддерживать отношения с клиентами. Но социальные сети могут стать и сайтами интим-знакомств, если вам это нужно. Поэтому-то мне так нравятся интерактивные площадки: в них каждый найдет то, что нужно именно ему. Любую информацию, единомышленников, противников, друзей, поддержку, инвесторов, магазин резиновых тапочек, компанию для ужина или отпуска, заказчиков, свою первую любовь и комментарий к заметке о знаменитости.

Социальные сети дали каждому из нас возможность открыть собственное средство массовой информации. Вам больше не нужно пробиваться к зрителям, читателям или заказчикам только через традиционную прессу, издателей или рекламу. В сетях вы можете общаться со своей аудиторией напрямую. Чем и пользуются успешные блогеры-тысячники и корпорации. Другое дело, если высказать нечего, кроме недовольства погодой, мужчинами, правительством и вкусом мороженого, — собственная стенгазета превращается в книгу жалоб без предложений по их разрешению.

интернет зависимость

Жалобная книга

Мы сами придумываем собственную историю — теперь и в социальных сетях тоже. А если что-то не устраивает, то здесь, на «своей» территории — на своими руками собранной «стене» или «странице» — это ощущается особенно остро. «Меня раздражает весь этот явный и скрытый спам: «хочешь похудеть — спроси меня как!» или «лучшие браслеты — у меня на сайте!» — перечисляет 32-летняя ­Марина. — А еще в ленте масса некомпетентных суждений и мнений, причем каждый считает себя экспертом, все время ругается и жалуется на все». «А для меня там слишком много котят и прочих мимими, «туалетных» селфи и других интимных подробностей от совершенно неинтересных мне людей, которые бесконечно выкладывают буквально каждый шаг своей обыденной жизни», — добавляет 24-летняя Нина. Особое удивление у нее вызывает то, как может поменяться мнение о давно знакомом человеке: «По работе с этой Лерой мы вроде бы общались вполне нормально и даже с удовольствием, а стоило добавить ее в «друзья» — и оказалось, что каждый день она выкладывает по десять фото на тему «я и мой хомячок»… И больше ничего! Мне даже жалко ее стало, и так теперь неудобно с ней общаться...» 29-летний Саша признается, что самое неприятное для него — это когда к нему просится в «друзья» какой-нибудь бывший одноклассник, которого в жизни он не выносит: «Мне никогда не хватает духу такому знакомому отказать, проще встать и самому вообще уйти из этой сети». И всех без исключения обижает, когда за общим столом или в дружеской компании кто-то сидит, с головой погрузившись в Twitter, Facebook или Instagram.

Что на это можно ответить? Пожалуй, главное то, что люди — они же такие… люди. От них постоянно получаешь совсем не то, чего хотелось бы. Разве аналогичные претензии нельзя адресовать друзьям и знакомым во время живого общения? Тот, кто привык постоянно ругать политику и погоду, ругает ее и в сетях, и при личных встречах. Нарцисс так же назойливо раздает советы в реальном и в виртуальном мире. А тот, кто скучает в компании или даже на романтическом свидании, во время разговора может отвлекаться не только на проверку аккаунта, но и на проходящих мимо девушек — да мало ли еще на что!

«Реальность не идеальна. Мир не идеален. Телефоны не идеальны, и даже iPhone с металлическим ободком иногда теряет связь», — сказал на официальной пресс-конференции Стив Джобс, когда журналисты приперли его к стене и заставили согласиться, что засунуть телефон в цельнометаллический обод было не лучшим с технической точки зрения решением. Представляете, чего стоило для Джобса признать неидеальность своего творения? Так вот, позволю себе робко повторить: мир не идеален. Более того, он не обязан соответствовать личным представлениям каждого об идеальности. Для кого-то «Аншлаг» — прекрасная передача, а кому-то и шутки Вуди Аллена кажутся плоскими.

Наши претензии в соцсетях гораздо больше говорят о нас самих, нежели о тех, на кого мы злимся. Психологам известно: сильнее всего в других нас раздражает то, ­чего мы не можем принять в себе.

Можно еще возразить, что для кого-то жизнь в сетях практически вытеснила обычную, стала побегом в виртуальную реальность. Да, такое встречается. Но не будь такой виртуальной двери, найдется другая — алкогольная, книжная, трудоголическая, «жертвенная» и так далее. Чем полное погружение в мир, скажем, книг и фантазий лучше погружения в мир интернета? Кто вправе это решать и чем он будет руководствоваться?

Выход в реальность: жизнь онлайнФОТОSABINE VILLIARD/TRUNKARCHIVE.COM

Знаю, чего хочу

Алене 27 лет, и она зарегистрирована практически во всех существующих сегодня социальных сетях. Но регулярно бывает только на Facebook: «Там «живут» мои реальные друзья из других городов и стран, а кроме того, я его использую для рабочих контактов и иногда — как ленту новостей. Из других сетей я бы и ушла, но вот, например, моя любимая тетя и первая учительница по музыке ничем другим, кроме «Одноклассников», пользоваться не умеют…»

И действительно: вначале были «Одноклассники». Благодаря им по стране прокатилась волна продолжений старых романов — трепетные встречи, проверки несбывшихся надежд. А в итоге в «Одноклассниках» остались в большинстве своем пенсионеры и пользователи «за -дцать» — в поисках людей из своего прошлого. Затем почти одновременно в России возник интерес к сетям Facebook и «ВКонтакте». Собственно, вторая и является русскоязычной версией первой — самой большой, всемирной социальной сети. С «ВК» лично у меня как-то не сложилось. Хотя это абсолютная вкусовщина. В Facebook я зарегистрировалась лет пять назад. Поводом послужила книга американского маркетолога. Автор утверждал, что я безнадежно устарела, если еще не пользуюсь маркетинговыми, информационными, социальными и другими лифтами сети. Устаревать не хотелось. Я отправилась изучать возможности новой площадки.

Поначалу я только читала и иногда лайкала чужие статусы. Я никогда не любила ЖЖ за склонность к «слишком­многобукофф». В Facebook мне довольно быстро удалось составить ленту из интересных «писателей», не замеченных в графоманстве. (Заранее извините. Вероятно, у меня специ­фическая редакторская болезнь: если текст не вмещается в пол-экрана, мозг отказывается его воспринимать.) Спустя месяцы я стала писать. Хотя и сейчас подумаю несколько раз перед тем, как опубликовать пост. Но я не знаю места лучше Facebook, где можно проверить актуальность темы.

Именно Facebook стал площадкой для социально активных сограждан. Здесь обсуждают политику и экономику, собирают деньги на лечение и человечную смерть, спорят и ругаются. Хорошо, что ругаются. Где еще люди с противоположными мнениями могут наброситься друг на друга без риска увечий? Сеть — более безопасная площадка, чем реальная жизнь. Обругают — но это же не смертельно. Может быть, кому-то иногда даже удастся прислушаться и вправду услышать аргументы другой стороны. Надеюсь, сеть научит нас терпимости к чужому мнению.

За безопасность экспериментов социальные сети, кстати, и подростки полюбили. Юные более уязвимы, чем взрослые. Виртуальное пространство для них — прекрасный полигон в науке общения, игры, инструмент поиска музыки и фильмов. «ВК» полон групп по увлечениям. Абсолютно подростковая черта: разделиться по интересам, найти свою стаю, а в ней — поддержку и чувство общности.

А вот что касается Twitter, то на Западе он гораздо популярнее, нежели в России. Ни одна конференция не обходится без того, чтобы ее участники не отправляли сотни твитов с тегом мероприятия. Однажды я наблюдала, как на сцене рядом с выступающими были установлены мониторы. На них транслировались твиты зрителей. Знаете, временами сообщения были жестоки, зато правдивы. Подобная обратная связь помогала спикерам адекватнее оценить свои ораторские таланты и знания, которыми они делились. Возможно, в будущем и сами выступления подготовят лучше. Очень тоскливо и грустно смотреть, когда оратор читает вместе со зрителями презентацию, сделанную для всей ­компании отделом маркетинга…

Twitter учит лаконичности — попробуй сформулируй свою мысль в 140 символах. Правда, так же эффективны в обучении и сотовые операторы. Вы никогда не замечали, насколько емкие и информативные sms удается сочинять во время путешествий по самым отдаленным от дома маршрутам, где сотовая связь очень дорога?

Instagram учит думать символами — почти иероглифами. Причем иероглифами собственного изобретения. YouTube предлагает передавать информацию как видеообращения.

Почти одновременно с Instagram появилась сеть для карьеристов LinkedIn. Здесь никто не церемонится, не делает вид, что зашел поболтать о пустяках. Удивительный для оте­чественной ментальности опыт. В нашей традиции нужно сидеть тихо, не выделяться, иначе обвинят в хвастовстве. В LinkedIn, напротив, следует говорить о собственных успехах и достижениях. Так устроена социальная сеть: ее участники ждут от вас рассказа о себе. Тут можно найти работу или погасить тревожность, узнав, каков спрос на такого специалиста, как вы, получить рекомендацию от коллег и даже начальника. Другая, непривычная для нас среда.

Явление последних лет — сети, в которых пользователь общается только с ближним кругом. Path, например. Там — как и в жизни — у вас едва ли наберется десяток близких друзей. Больше добавлять нельзя. Совершенно другое общение на площадке учебного проекта Coursera. Сокурсники даже проверяют письменные экзамены друг у друга. Что любопытно, в ходе эксперимента выяснилось, что их оценки почти с идеальной точностью совпали с оценками преподавателей, когда тех также попросили проверить работы слушателей.

Ни за что не пойду читать о себе или писать о других в новомодный Secret — поберегу себя. Хотя понимаю ­любителей сплетен.

НАШИ ПРЕТЕНЗИИ в соцсетях гораздо больше ГОВОРЯТ О НАС самих, ­нежели о тех, на кого МЫ ЗЛИМСЯ

По своим правилам

Социальные сети — зеркало нашей реальности. Не случайно сегодня законодатели бросились туда регламентировать поведение граждан. На зеркало обижаться и ­жаловаться бессмысленно. Но можно себе помочь — сделать жизнь в виртуальной реальности более приятной и безопасной. Например, выработать собственный свод правил. Похожий вообще-то на тот, каким мы пользуемся в обычном мире.

Для меня полезным оказался подход, которым пользуются в социальных сетях японцы — одна из самых компьютеризированных наций. В японской культуре каждый человек — даже на секунду встретившийся на пути — пришел о чем-то сказать, научить нас чему-то. Поэтому японцы внимательно смотрят и слушают каждого, с кем приходится общаться. При этом они прислушиваются к собственным ощущениям и готовы в любой момент прервать диалог, если чувствуют, что с них довольно. Помните, как в «Аватаре»? «Я вижу тебя. Но я — это я, а ты — это ты. Если нам удастся увидеть друг друга, хорошо. Если нет — ничего страшного».


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.