Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Устроить сцену

Ксения Чилингарова о том, каково это — быть по жизни актрисой больших и малых драматических ролей.

Ксения Чилингарова

Ксения Чилингарова

Пассажиры медленно заполняли самолет. На меня никто не обращал внимания. Из моих глаз, спрятанных под черными очками, потоком лились слезы. Ненавижу эти публичные приступы слабости, но взять себя в руки не получалось. Все было кончено! Как же больно! Разве я заслужила такое? Что я каждый раз делаю не так? Мне казалось, что кто-то невидимый и очень жестокий выжимает мое сердце, словно мокрую тряпку. Обеспокоенная моими всхлипываниями стюардесса решила поинтересоваться, все ли у меня в порядке. Нет, у меня явно не все в порядке. Я искренне верю, что если нам удается испытать безумное счастье — и речь идет не о спокойном, как морской бриз, чувстве, а об урагане эмоций, — то непременно придется расплачиваться таким же по силе несчастьем. Вот и пришло мое время платить по счетам. Неужели не бывает «они жили долго и счастливо»? Сильные эмоции априори часть драмы?

Однако кто не рискует, тот не пьет шампанское. Мы познакомились на скучном пафосном ужине, где хорошим тоном считалось восхищаться безвкусной едой и шедеврами современного искусства. Он случайно оказался за нашим столиком. Уже через час, оставив своих партнеров, мы сбежали от условностей. Наш роман был похож на скоростной забег на Эверест. Добравшись до вершины, мы произнесли любовные признания, но, сделав глубокий вдох, ощутили колоссальную нехватку кислорода и дикую усталость. Нам предстоял медленный спуск вниз. «Какие отношения способны пережить такие перегрузки?» — обреченно спросила я стюардессу. Милая женщина в униформе, осознав, что я не при смерти, явно не собиралась меня утешать. Бросив строгий взгляд в мою сторону, она произнесла: «Мне кажется, вы слишком драматизируете!» — и, не дождавшись моего ответа, отправилась демонстрировать правила безопасности. «Что она понимает? Не всем дано так любить!» — злобно подумала я.

Вернувшись в Москву, расстроенная черствостью окружающих, я вызвала на откровенный разговор лучшую подругу. Кристина приехала ко мне домой, прихватив бутылку красненького в качестве успокоительного, и больше часа терпела мой эмоциональный бред. В результате не выдержала и прервала меня: «Извини, но стюардесса права. Обычную летнюю интрижку ты превратила в драму вселенского масштаба. Ты просто обожаешь такие фокусы! Упиваешься своими страданиями. Сначала фантазируешь, преувеличиваешь, а потом расхлебываешь. Все, я в этом спектакле больше не участвую». Жестоко! Кристина никогда так со мной не разговаривала. Это была наша первая за долгое время размолвка. Она ушла, а я осталась наедине со своими мыслями.

Неужели они правы и я драмозависимая? В детстве, заболев банальным ОРВИ, я ложилась на диван в большой комнате, складывала руки на груди и начинала причитать: «Как же так, неужели Боженька заберет меня так рано?» Думаю, слышать подобное от пятилетнего ребенка было очень странно. Я заливалась слезами и искренне верила, что дни мои сочтены. Я каждый раз в буквальном смысле прощалась с жизнью. Успокоить меня удавалось только эмоционально непробиваемым врачам. Я упивалась сложносочиненным коктейлем из собственных переживаний. Сегодня мне кажется, что это были мои первые робкие попытки научиться управлять своими чувствами. Каждая маленькая или большая драма заставляла активно работать мою душу и сублимировать — как правило, в поэзию. Моя первая любовь закончилась двойным предательством — его и лучшей подруги. Жизнь казалась бесконечным адом. Я помню, как почти сутки я пролежала без движения на полу комнаты. Однако в этом состоянии мне чудесным образом удалось найти себя. Мой рассказ, описывающий «трагедию», занял первое место на городской олимпиаде. Никогда не забуду, какой приступ радости случился тогда со мной. Все наконец-то обрело смысл. Я вдруг поняла, чем хочу заниматься в жизни, что делает меня по-настоящему счастливой.

В Древней Греции люди считали, что драмы, случающиеся по воле богов, необходимы для того, чтобы человек смог подавить, победить в себе животное начало. В христианстве страдание — это испытание, призванное укрепить веру. Я ненавижу рутину, она причина моей лени. Мне необходимо развиваться, а для этого, видимо, требуются переживания, чувства, страдания. Наверное, мои близкие правы: я притягиваю ситуации, которые носят драматический характер. Я никогда не боялась их. Драма усиливает вкус жизни. Как щепотка жгучего перца, которую добавляю в блюдо для пикантности. Но главное — не переборщить!

Немного поразмыслив, я пришла к подруге с повинной, и мы решили посмотреть какое-нибудь легкое кино, чтобы разгрузить голову. В магазине DVD-дисков нам навстречу бросился голодный до покупателей старший менеджер. Не дождавшись ответа на вопрос «Что вы хотите посмотреть?», он повел меня напрямик к стойке с надписью «Драма». Тонкий намек? Но откуда он мог знать, что творилось в моей в душе?! Видимо, я так и не научилась делать хорошую мину при плохой игре. Надо чаще тренироваться. «Пожалуй, хватит с меня драм! — подумала я. — Мечтаю посмотреть «Чужой против Хищника». У вас есть?»

ОТ РЕДАКЦИИ Задать Ксении вопрос или предложить тему для колонки вы можете, написав на chilingarova@elle.ru


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.