Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Трачу - значит, существую

Кем бы мы ни были, транжирами или скупердяями, безработными или олигархами, наш кошелек отражает нечто большее, чем просто финансовое положение. Деньги могут многое рассказать о нашем детстве, а также о том, как мы относимся к людям, удовольствию и даже сексу.

image

Кем бы мы ни были, транжирами или скупердяями, безработными или олигархами, наш кошелек отражает нечто большее, чем просто финансовое положение. Деньги могут многое рассказать о нашем детстве, а также о том, как мы относимся к людям, удовольствию и даже сексу.

«Да здравствует экономия!» Этот девиз буквально витает в воздухе. В контексте американских финансовых кризисов и общего снижения покупательной способности некоторая прижимистость — уже не порок, а скорее синоним расчетливости, хитрости, которой обычно лишены жертвы общества потребления. Как говорит французский социолог Жерар Мерме, «самооценка современного человека повышается не от потраченной суммы, а от умения хитроумно сэкономить». Другими словами, джинсы Levis принесут вам в два раза больше удовольствия, если вы купите их в стоке со скидкой 40%, а не в фирменном магазине по обычной цене. При этом совершенно неважно, позволяет ваш бюджет приобретать вещи без уценки или нет. Просто никто из нас, будь он беден или богат, «не может относиться к деньгам равнодушно, отключив эмоции», — объясняет психоаналитик Самюэль Лепастье. Примечательно, что даже крупный выигрыш в лотерею или миллионное наследство принципиально ничего не изменят. Практика показывает, что гигантский джек-пот, попавший в руки бедного безработного, не делает его счастливее: он просто не знает, как опустошить туго набитый бумажник. Кстати, какой кошелек лежит в вашей сумке? Что выбрали вы: строгий и функциональный черный квадрат, поскольку считаете, что с деньгами не шутят, или розовое сердечко в пайетках, ведь для вас деньги — источник удовольствия? Дизайнерское портмоне из дорогой кожи, потому что деньги для вас олицетворяют власть, или потрепанную монетницу, подчеркивающую ваше презрение к ее содержимому? Считается, что человечество поделено на две равные части: с одной стороны — малопри­влекательные скряги, которые в принципе боятся любых потерь, с другой — куда более симпатичные транжиры, пытающиеся возместить нехватку любви с помощью безрассудного мотовства. «На самом деле в каждом из нас живет и скупердяй, и растратчик, но их влияние на наш кошелек проявляется в разные периоды жизни и в разных обстоятельствах, — анализирует Самюэль Лепастье. — Хотя, конечно, есть люди, которые гордятся своей скупостью, и транжиры, скрывающие свою слабость. Единственное, что можно утверждать с определенностью - на тему денег все обычно врут: и себе, и людям».

В 31 год П., менеджер крупной компании, зарабатывает более 10 тысяч долларов в месяц, ездит на «Порше» и носит костюмы, цена которых в пять раз превышает прожиточный минимум. Логично предположить, что деньги — один из основных стимулов в его жизни. Но сам он считает иначе: «Деньги для меня — не самоцель. Я из семьи простых служащих, как теперь говорят, бюджетников. Мы всегда жили скромно, и я хорошо знаю цену вещам. Поэтому нарочитая роскошь мне претит. Наверное, воспитание и опыт только усложняют мне жизнь: много тратить стыдно, а копить в нашей стране опасно и глупо. Но больше всего я боюсь, что мои дети могут вырасти бездумными потребителями». Стыдится ли П. того, что преуспел в жизни? Боится ли оторваться от корней, размышляет ли на досуге, достоин он или нет своей высокой зарплаты? На эти вопросы ответа мы не услышим. Впрочем, бесполезно об этом спрашивать и 20-летнюю студентку Д., которая считает себя вполне рациональной девушкой. «Я зарабатываю на карманные расходы с 16 лет. С первой зарплаты купила себе туфли Jimmy Choo, уцененные до шести тысяч. Да, я, наверное, транжира. Во всяком случае, тратить деньги мне нравится. Лучше уж купить один свитер за 10 тысяч, чем кучу всякой дребедени по пятьсот рублей. Я почти никогда «не доживаю» до зарплаты, но не виню себя в этом, потому что делаю обдуманные покупки. Не знаю, что значит откладывать на черный день. Моя копилка — это мой гардероб».

image

Иногда в манере тратить проявляются неизжитые страхи. Вот что говорит 27-летний фотограф К. (доход около 3 тыс. у.е.): «Мои родители вкладывали деньги во всевозможные финансовые пирамиды и постоянно их теряли. Может быть, поэтому у меня довольно странные отношения с деньгами. В 20 лет я наделал столько долгов, что потом многие годы занимал и перезанимал. А все потому, что, когда деньги у меня есть, я веду себя более-менее нормально, а когда они заканчиваются, я, вместо того чтобы экономить, начинаю просаживать их как сумасшедший и залезаю в долги!»

А вот вам пример В. Выйдя замуж за обеспеченного человека, она, девочка из рабочей семьи, поняла, что жизнь удалась, и пользовалась своим положением на полную катушку вплоть до рождения детей. «Потом я вдруг поняла, что мы просто бросаем деньги на ветер и что мне не хочется, чтобы мои дети относились к ним так же».

«Разговаривать о деньгах — значит вторгаться на личную территорию, — говорит психоаналитик Мари-Доминик Линдер. — Отношение к тратам может показать, на каком уровне находится наша самооценка, как мы относимся к людям, чего боимся или боялись в детстве. Когда на сеансе у психоаналитика пациент поднимает денежный вопрос, это всегда дает почти исчерпывающую информацию о том, как устроена его личность». Вот еще одно типичное для нашего времени свидетельство. 29-летняя К. дает частные уроки и зарабатывает около 40 тысяч в месяц. «Да, я знаю, что часто швыряюсь деньгами, — защищается она, — но у меня было не самое обеспеченное детство. В нашем доме все было уродливым, дешевым, изношенным. На рынке мама выбирала подгнившие фрукты, потому что их продавали дешевле, мы ездили с тележками на оптовые рынки за консервами, покупали плохое по­стельное белье и полотенца, я всю юность ходила в ужасных колготках и акриловых кофточках, которые было стыдно носить. И дело не в дефиците и безденежье (родители не были нищими), а в отказе от удовольствия как такового. Теперь я ненавижу дисконты, стоки и уцененные товары. Я все покупаю в супермаркетах и бутиках. Это дороже, зато приносит мне гораздо больше радости!» Если деньги говорят о нашем отношении к удовольствию, они могут кое-что рассказать и о нашей сексуальности. «Невозможность раскрепоститься в сексе часто идет рука об руку с жестким, почти маниакальным отношением к деньгам», — подтверждает Мари-Доминик Линдер. 25-летняя С. не побоялась поделиться с нами самым сокровенным: «Я люблю тратить деньги. И рада себя побаловать. Кстати, доставить себе удовольствие не так просто! Зато какое приятное ощущение я испытываю, когда мне это удается! Я отрываюсь, расслабляюсь, теряю контроль над собой». Выходит, что удовольствие тратить сравнимо с оргазмом? Неудивительно, что для большинства людей эта тема под запретом.

image

Кто живет в кредит?

Отвечает Анна Фенько, кандидат психологических наук, научный сотрудник Технического университета Дельфта, Нидерланды.

Если человек берет кредит на покупку автомобиля, без которого просто не сможет доехать до работы, он ведет себя абсолютно рационально. Если семья покупает в кредит квартиру, посчитав, что выгоднее платить за собственное жилье, чем за съемное, в основе такого решения тоже лежит здравый расчет. Но если человек, имея мобильный телефон за $70, покупает в кредит телефон за 700, чтобы почувствовать себя более состоятельным, это рано или поздно обернется проблемами. Такие необязательные покупки совершают обычно люди импульсивные и нетерпеливые, неспособные к отсроченному удовлетворению потребностей. Они снова и снова покупают в кредит вещи, которые не могут себе позволить и без которых вполне могли бы обойтись. Похмелье обычно наступает, когда выясняется, что на погашение кредитов уходит большая часть зарплаты. Люди такого типа есть в любом обществе, да и в России они существовали задолго до появления кредитных карточек. Взять хоть бессмертный образ Хлестакова. Сегодня Хлестаков носит в бумажнике 7–10 кредиток разных банков, и по всем уже исчерпан лимит. Противоположный тип — человек, который боится и не любит долгов. Он скорее продаст нужную вещь, чтобы раздобыть денег, чем обратится в банк за кредитом. Такие люди с подозрением относятся к финансовым институтам вообще, считая, что банки наживаются на легкомысленных обывателях. Люди, рассматривающие кредит как «финансовую кабалу», обычно тратят деньги только на самое необходимое, часто отказывая себе даже в нормальной пище и одежде. Их все время преследует страх, что с ними случится что-то плохое: болезнь, несчастный случай… Как тогда расплачиваться? Они очень дисциплинированны, но редко добиваются финансового успеха, потому что боятся рисковать и не верят в удачу.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.