Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

ELLE обсуждает: как становятся звездами

Бывают люди, едва завидев которых, получаешь устойчивый сигнал: идет звезда! Они не спешат покорять сцену или участвовать в реалити-шоу, их аудитория — соседи, однокашники, коллеги, семья. Откуда они ­берутся и в чем их польза для общества, рассуждает Наталья Смирнова.

image

С детства меня мучает вопрос: звездами рождаются или становятся? Если верен первый вариант, какой для этого нужен генофонд? А если истина во втором, когда я умудрилась проворонить свою возможность?

В природе звезды возникают спонтанно — из кучи невнятного газа вспыхивает сверхновая. До поры до времени догадываться о взрыве в глубинах Вселенной могут лишь мудрые специалисты. Отменить появление звезды невозможно — слегка притушить сияющие лучи способны лишь миллиарды световых лет и мириады вредоносных частиц. Продолжая астрономические аллегории, отмечу, что все планеты, включая симпатичную Землю, крутятся вокруг звезд. Наша — по имени Солнце. Пусть это и желтый карлик в небесной системе светил, оно притягивает планеты — его сила держит их в физически оправданной близи. Солнце дарит тепло и свет, без чего мы не можем существовать. И видимо, потому от природы мы наделены тягой к чему-то яркому, что приятно разнообразит нашу жизнь.

Известно, что на третьей по удаленности от Солнца планете живет больше 7 млрд человек. Из них 95 % — публика или аудитория, а оставшаяся кучка — яркие личности, те, о ком мы говорим: «Ну, она/он звезда!» Звезд, как и настоящих принцесс, невозможно ни с кем перепутать. Они выделяются на вечеринках, в офисе, в супермаркете и даже на автобусных остановках. Они живут напоказ, нимало о том не заботясь. Их манеры нескромны и безупречны, движения пластичны и небрежны, суждения просты и категоричны. Они привлекают внимание, вызывая у нас желание завидовать, подражать, ненавидеть, сравнивать, обсуждать, обожать — их внешность, пороки и факт присутствия на Земле.

СЛАВА НА ВЫРОСТ

С течением жизни каждый имеет шанс осознать — звезда вы или право имеете. В детстве нам казалось, что возможность прославиться есть у всех, и это справедливо. Сейчас, может, и нет, зато в будущем — кто его знает? Мы не задумывались о сроках реализации своего успеха. Кто из нас не воображал себя звездой, кривляясь перед зеркалом? Взяв в руку импровизированный микрофон, мы изображали певицу или кинодиву под «фонограмму» любимой пластинки. Движения, которые мы повторяли, были чужими, но слава, о которой мы мечтали, принадлежала исключительно нам.

Взрослея и получая от жизни обидные пинки, мы осваивали несложный психотренинг: представляли в мечтах свой эффектный выход на сцену, заставлявший охнуть от восхищения многотысячный зал. Как было бы здорово побыть звездой свои пятнадцать минут славы, поразить в самое сердце вредных учителей, подлых подруг, неблагодарного бывшего, равнодушного начальника! Отыграться за все ­неудачи, заставить их рукоплескать с мыслями: «Ах, как мы могли обидеть такого самородка!»

Кстати, «звездной болезни» больше подвержены женщины. Их желание очутиться на сцене проявляется в разы чаще, чем у сильного пола. Именно этой теме модный режиссер Видас Барейкис посвятил спектакль «Актрисы»: «Идея создания спектакля родилась, когда мы отбирали артистов для своих дипломных проектов: на кастинг пришли около 150 человек, 130 из которых были женщины. Я спрашивал их, почему они хотят играть, и одна девушка ответила: «Но ведь каждый умный человек хочет стать актрисой!»

Желание быть звездой остывает в нас с возрастом. Большинство понимает, что смысл жизни в ином, кто-то реально добивается успеха, прочие отправляются на кастинг «Дома-2». Развитие звездности там поставлено на поток и вовсю стимулируется ради рейтингов бесконечной программы — самым отчаянным платят гонорары. Впрочем, искусственно созданные «светила» недолговечны. Расчет лишает обаяния. Звезда — это дар, безрассудство и талант рисковать. Холли Голайтли из «Завтрака у Тиффани», обожаемый мной персонаж, была звездой по сути, светившей окружающим за просто так, по причине характера-фейерверка — «авансом», хотя и не без материальных планов.

Есть люди, которым ни к чему откладывать сияние на потом. Они рядом — живут, работают, отдыхают. Близость к звездам местного масштаба порой утомляет до раздражения, но без них мир становится серым и скучным. Они — наши темы для разговоров, ньюсмейкеры, объекты для сплетен и критики. Это же страшно увлекательно — сравнивать себя с М., предполагать, что еще она выкинет, обсуждать неминуемый крах ее безрассудной жизни. Радоваться чужому успеху мы почти не умеем, да и звезды наши, как правило, далеки от моральных идеалов. Кто из моих одноклассниц хотел походить на очкастую отличницу Петрову с первой парты? Да никто! Зато Светка, начавшая курить в 13 лет и примерно в то же время распрощавшаяся с девственностью, вызывала леденящее кровь уважение.

Не разглядев в себе звездных замашек, мы начинаем испытывать непреодолимую тягу погреться в лучах чужой славы. Редким выпадает иммунитет от подобного соблазна. Многие готовы на все, чтобы приблизиться к «их сиятельству». Цена бывает слишком высока — от унылого подобострастия до откровенного предательства по отношению к бывшим друзьям. Звезда способна подмять под себя любую личность — такова сила яркой натуры. Наблюдательный Оскар Уайльд красноречиво описал наших юных кумиров: «Мальчик-звезда не внимал ничьим словам, только хмурился и усмехался презрительно... И сверстники слушались его, потому что он был красив, быстроног и умел плясать, и петь, и наигрывать на свирели. И куда бы Мальчик-звезда ни повел их, они следовали за ним, и что бы он ни приказал им сделать, они ему повиновались».

Вянуть в лучах чьей-то звездности нам часто выпадает слишком рано. Я, например, изрядно натерпелась от школьных «королев красоты». Не факт, что из звезд школьного бала вырастет что-то стоящее, но детские обиды не забываются до сих пор. Некоторым «везет» с первых дней жизни — им достаются неотразимые родители. И речь не о Кристине Орбакайте. Встречаются папы и мамы, смысл жизни которых — затмевать всех, включая собственных детей. Жизнь напролет их наследники доказывают миру личную, «нефамильную» состоятельность, участвуя в негласных соревнованиях поколений.

МЕСТО И ВРЕМЯ

Эксклюзивная для звезд черта характера — простодушный эгоизм, создающий смысл бытия для окружающих. За талант нас развлекать звездам отпускается свыше весьма толстокожий характер. Очевидно, внешность для славы совсем не главное. Гораздо более важны харизма, талант и, как ни странно, место дислокации.

Куда проще быть звездой в деревне, нежели, переехав в столицу, пытаться чего-то добиться с нуля. Мой хороший знакомый, страшный, по моим меркам, богач живет в скромном поселке в Горьковской области. Понастроил домов, магазинов, автосервисов, ферм, скупил все окрестности — больше в радиусе 50 км вкладываться не во что. «Почему не едешь покорять Москву?» — спрашиваю его. «Кто я там? — звучит резонный ответ. — А здесь я бог и работодатель». Между прочим, я тоже родилась в далеком поселке. И теперь, приезжая в отпуск к родителям, чувствую себя вполне себе звездой — что особенно приятно, начисто лишенной снобистских провинциальных взглядов.

Про временную славу гастролирующих «звезд» придумано немало фильмов и книг. Отправиться на дорогой курорт, заняв у друзей денег и гардероб, и провести неделю как белый человек — избитый сюжет. Но в такой огромной стране, как Россия, всегда найдется неистоптанное местечко, где ты сможешь почувствовать себя «калифом на час». «Однажды, пробираясь на машине из Москвы в Оренбург, мы застряли на глухом уральском полустанке и за два часа стали звездами округи, — рассказывает коллега. — Знакомиться с нами, несмотря на поздний час, последовательно прибыла вся ближайшая деревня. Мы были для них пришельцами из иного мира. «Вы правда журналисты из Москвы?» — завороженно спрашивали нас и даже были не прочь с нами сфотографироваться».

Но временная слава — это, конечно, приятные пустяки. Чему я искренне завидую, так это искусству быть звездой в браке. Моя подруга О. с лихвой наделена этим талантом. Оба ее мужа — прошлый и настоящий — исправно обеспечивают ее капризы, а она позволяет им холить себя и лелеять, регулярно жалуясь на слабое здоровье. Не стоит полагать, что оба — легковерные идиоты, они объективно оценили свой выбор. Мало того что она хороша собой и отлично готовит; ее звездный талант — дар Шахерезады, образованной умницы с отменным чувством юмора. Стоит ей открыть рот в компании неглупых мужчин, их от нее за уши не оттащишь. А еще она умеет слушать — редкая способность в наше время. Беседы с ней — удовольствие высшего разряда, достойное всех благ, что ей достаются. «У нее безразмерная харизма», — говорят наши общие подруги, и это не пошлый комплимент, а белая зависть.

Хариты — древнегреческие богини красоты, грации и изящества. Именно в их честь названо привлекательное человеческое свойство, определенное немецким социологом Максом Вебером: «Харизма есть качество личности, признаваемое необычайным, благодаря которому она оценивается, как одаренная сверхъестественными, сверхчеловеческими силами и свойствами, недоступными другим людям». Эта черта безразлична к роду деятельности и ее морально-этическому содержанию: харизматиком с равным успехом может быть и святой, и преступник. Тут есть нюанс — харизмой могут обладать и лидеры, и звезды, а это, уточню, разные человеческие категории.

Чтобы определить звезду, к примеру, среди коллег, не нужен богатый жизненный опыт. Лидер, как бы строг и предвзят он ни был, должен поступать логично. Звезда же может в любой момент «дать диву» — раскапризничаться, устроить скандал, игнорировать встречу. Ей простят. Звезда обязана совершать абсурдные поступки. В странностях есть все тот же развлекающий нас резон — их необъяснимость завораживает, придавая плоскому и скучному миру трехмерный объем.

Порой я ловлю себя на мысли, что меня так и тянет познакомиться с районной «достопримечательностью» Раисой. Дама неопределенного возраста, с выраженным прибабахом и добродушной улыбкой дефилирует по улицам в столь потрясающих нарядах, что у меня всякий раз при встрече с ней отваливается челюсть. Да, меня шокирует их необычность, но вместе с тем ее вкус легко даст фору модному критику Сюзи Менкес. Портретам Раисы место на страницах журналов и fashion-блогов, а я всякий раз вместо того, чтобы щелкать камерой, стыдливо прохожу мимо, потому что допускаю в ней некую неконтролируемую странность.

Еще раз перебрав в голове самых ярких знакомых, скажу так: подлинные звезды те, у кого нет интереса никому ничего доказывать. Более того, они сильно удивятся, если их в этом заподозрят. Они не хотят быть, они есть. «Don’t dream it, be it» — девиз моего любимого мюзикла The Rocky Horror Picture Show. Зачем мечтать зря, тратить время на пустые хлопоты? Хотите затмить всех — затмевайте, не морочьте голову. Будьте. В первую очередь собой. Или звездой — если хватит харизмы и эгоистичных амбиций.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.