Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Страшно красивые

Психологи бьют тревогу: люди чуть ли не в буквальном смысле становятся «страшно красивыми». Какой синдром они подхватили, попыталась определить Наталья Старостина

image

Психологи бьют тревогу: люди чуть ли не в буквальном смысле становятся «страшно красивыми». Какой синдром они подхватили, попыталась определить Наталья Старостина

Мэрилин Монро, Стендаль, Дориан Грей, Шэрон Стоун, Питер Пен, барон Мюнхгаузен, Майкл Джексон и даже богиня Афина Паллада успешно дебютировали в медицине. Точнее, в психиатрии. Их именами названы синдромы и маниакальные пристрастия, комплексы и расстройства и даже тяжелые психические заболевания. И это далеко не полный список замечательных людей, пострадавших от собственных страстей, самой главной из которых остается красота и стремление к совершенству собственного тела. И если для его достижения Винсенту Ван Гогу нужно было отрезать себе часть уха, его нехудожественные последователи «оттяпали» себе кое-что покрупнее. «Больные» протестуют: почему поиск идеала или просто увлечение, приносящее эйфорию, обязательно попадают под медицинскую статью? Любите мыть руки? Скорее всего, вы страдаете синдромом Мойдодыра. Обожаете апельсины? У вас приступ Чебурашки! Смотрите фильмы с Ченнинг Татумом? Поздравляю, у вас просто плохой вкус. Страшно представить, без чего не может жить девушка, внезапно подхватившая синдром Моники Левински.

Неужели желание быть красивой часто бывает чересчур? И имеют ли «жертвы» на это веские основания?

Тренажеры правят миром

В профессиональном спорте уже давно существует термин — «перетренированность». В преддверии серьезных чемпионатов спортсмены мало спят и занимаются на износ и в результате страдают от психической и физической усталости, которая тем не менее быстро проходит. В отличие от профи пристрастие к спорту обычного человека может перерасти в психическую зависимость. А глупый фантастический сюжет — тренажеры управляют жизнью отдельного человека — становится не так далек от реальности.

Несколько лет назад одержимость изнуряющими тренировками и самосовершенствованием довели Шэрон Стоун до инсульта. И хотя сейчас физические нагрузки звезды строго контролирует личный тренер, в психологии ее имя получил особый синдром.

По мнению психологов, диагноз «Шэрон Стоун» можно поставить тем людям, для которых фитнес стал приоритетным занятием в жизни, при этом они не являются спортсменами. Конкретная цель у таких тренировок давно исчезла, куда важнее сам процесс.

«Большую часть наших посетителей составляют люди, по-своему «одержимые» фитнесом. Они ходят на тренировки три раза в неделю и выбирают одно-два групповых занятия. Сначала им это дается с трудом и приходится преодолевать себя. Через несколько месяцев походы в зал отлично вписываются в их расписание, и они строго придерживаются выбранного графика. Таких людей и правда можно назвать зависимыми, хотя на самом деле они просто более дисциплинированные», — уверена Ольга Сиган, менеджер сети фитнес-клубов.

image

В ее многолетней практике лишь один случай уникальный, если не сказать «клинический», — 25-летняя Ксения Романова. Пять лет назад ее стройная мама-красавица подарила дочке членство в престижном спортклубе. Подарок был с намеком. Пухленькой Ксюше нужно было немного похудеть и «подкачать ягодички» к весне. После занятий в институте Ксения прилежно ходила на тренировки. Получив первые результаты, захотелось еще, и еще, и еще... Через полтора года девушка поняла, что университет мешает ей заниматься любимым делом. Ксюша без колебаний перевелась с дневного отделения на вечернее, и понеслось. Каждый день с девяти до пяти она проводит в фитнес-клубе. Для нее не существует праздников и выходных. Впрочем, как и посиделок с подружками или свиданий с любимым. Она не ходит в тренажерный зал и не наращивает мышцы. При росте 170 сантиметров весит около 40 килограммов и сама признает — «ни попы, ни сисек» у нее нет. В день она пробегает 30 километров, в перерывах ходит на групповые занятия, например, на аэробику или растяжку. В заключение — бассейн, «чтобы немного прийти в себя». В прошлом году от руководства клуба она даже получила специальную премию «В фитнес-центр как на работу». Романова по-прежнему настроена на похудение, хотя уже беспредельно истощена, но по-другому она не умеет.

В отличие от состоятельной Ксюши от синдрома Стоун в основном страдают менее обеспеченные люди. Зачастую толчком к «безумию» становится жадность, когда человек стремится оправдать, отработать каждый потраченный рубль. Самые алчные и непоколебимые входят во вкус и уже не могут притормозить.

Другие попросту убегают от проблем. На дорожке в спортзале. И останавливаться не собираются. По мнению психологов, маниакальную зависимость чаще всего вызывают именно обычные пробежки. Во время монотонного и длительного бега в крови человека образуется большое количество эндорфина, или «гормона счастья». Срабатывает так называемый «эффект бегуна», дарящий ощущение подъема, похожего на опьянение. Подобное чувство возникает при езде на велосипеде, плавании, лыжных заездах, игре в теннис, баскетбол или футбол. По другой версии, в процессе бега хорошее настроение достигается за счет естественного реагента, сходного по составу с основным веществом марихуаны.

На почве фитнес-безумия возникают и так называемые люди-«пробники», или «помешанные» однодневки. «Однажды к нам пришел тучный человек весом под 120 кг с новенькой клубной картой. Уже на стойке регистрации мы заподозрили неладное. Его глаза горели! Он действительно смахивал на одержимого. Старался как можно быстрее пройти инструктаж и приступить к занятиям. Сначала он несколько часов бегал по дорожке, нам даже показалось, что она начала дымиться. Затем, весь взмокший и всклокоченный, он уверенно направился в тренажерный зал. Долго там возился, качал пресс, руки, ноги, поднимал гантели и штангу. Потом заплатил за индивидуальное занятие боксом. Он весь покраснел, появилась сильная одышка. Наши инструкторы с трудом уговорили его передохнуть. Он рвался в бой и никого не слушал. Это был настоящий приступ! Когда он направился в бассейн, мы на всякий случай вызвали бригаду врачей. После 30-минутного заплыва клиент еле волочил ноги и грозился вернуться, но ни на следующий день, ни через неделю так и не пришел. Появился только через месяц, спокойный и умиротворенный», — вспоминает Ольга. Видимо, на «Шэрон Стоун» мужчина так и не подсел.

image
Пахнет жареным

Чтобы вычислить мою героиню в толпе на оживленной московской улице, необязательно знать, во что она будет одета, какого цвета у нее волосы или что она держит в руках. Уже за несколько метров среди бледнолицых горожан я легко узнаю «этот случай». 24-летнюю Татьяну выдает не по погоде загорелый цвет лица, а длинные белоснежные волосы и светлый жилет еще сильнее усиливают эффект.

«На самом деле я отлично помню свой натуральный цвет кожи, но лучше бы мне об этом забыть. Я от природы очень-очень бледная, и у меня с этим были связаны огромные комплексы. Мне всегда нравились загорелые люди. Особенно зимой. На них по-другому смотрится одежда и выглядит макияж. Они визуально стройнее, и к тому же прыщики и царапины на темной коже не так заметны, — откровенничает героиня. — Вот уже пять лет как я хожу в солярий. Причем все чаще и чаще».

В погоне за шоколадным загаром она, кажется, прошла все возможные стадии. Начинала с увлечения тоннами тонального крема, в промежутке пользовалась автозагаром и бронзаторами с их «апельсиновым» эффектом и, наконец, подсела на солярий.

«Когда я очень занята, то хожу в солярий минимум три раза в неделю. В свободное время получается чаще. Я нашла для себя идеальный салон, где мне все нравится: мощные лампы, эффективные крема и приветливый персонал. Но меня там быстро вычислили. Однажды администратор просто меня не пустила. Она вежливо объяснила, что это опасно для здоровья. Я себя очень некомфортно почувствовала и просто сбежала в другой солярий. Купила там абонемент. Теперь я их чередую. Также у меня есть карточка солярий-клуба рядом с работой. Он меня не сильно устраивает, но он близко, а значит, я могу загорать в обеденный перерыв», — рассказывает Татьяна. На регулярные солнечные ванны каждый месяц у нее уходит больше 20 % зарплаты. Про рак кожи и ранние мимические морщины она все прекрасно знает, но в борьбе с комплексом Белоснежки от своих принципов отступать не собирается.

По моей просьбе Татьяна проходит специальный тест, составленный психологом. Из шести вопросов на четыре она отвечает утвердительно: «Да, я хожу в солярий, даже когда плохо себя чувствую», «Да, мне кажется, что я выгляжу непривлекательно без загара», «Да, я могу пропустить встречу с друзьями ради похода в солярий», «Да, я начинаю нервничать, когда не могу позагорать», «Нет, я не страдаю от депрессии и психических расстройств» и «Я не думаю о своей коже каждый день». В последнем вопросе она явно слукавила. Но для выявления зависимости достаточно и трех положительных ответов.

Для тех, у кого шоколадный цвет кожи явный фетиш, в медицине появился свой термин — «танорексия» или «загаромания». И это надо лечить. Пока не поздно. Парадокс, но заядлыми «загароманками», как правило, становятся те девушки, которым по медицинским показаниям принимать солнечные ванны противопоказано. Это прежде всего жительницы северных регионов, не избалованные многочисленными солнечными днями в году. Имени собственного эта мания пока не получила (отличными кандидатами на эту роль могли бы стать Линдсей Лохан, Джорджо Армани, Донателла Версаче, Тарзан или бог солнца Амон Ра), но сотрудницы одной московской студии загара уже дали ей свое название.

«В нашей компании сложилась легенда о «Скелете из красного дерева». Ее расскажут в любом салоне нашей сети, — мистическим голосом повествует администратор Аня. — Два года назад у нас появилась клиентка. Очень юная, невероятно высокая и совсем тощая девушка. Настоящая анорексичка! Уже за первые два месяца посещения она буквально изжарила себя, хотя и приходила от силы пару раз в неделю. Оказалось, что она просто меняла салоны — сегодня на Тверской 15 минут побалдеет, завтра на юг Москвы, как на египетский пляж, смотается. Она фактически поменяла цвет кожи с персикового на красно-коричневый». Через полгода клиентке не продлили абонемент. Брать на себя ответственность за последствия хозяйка салона не решилась. Где теперь обитает Скелет, никто не знает.

Владелица салона поступила по-английски. На туманном Альбионе законодательно запрещено посещать солярии подросткам младше 16 лет. В разработке находится проект, который введет ограничения и для взрослого населения. Например, получать искусственный загар не чаще двух раз в неделю и только после консультации с врачом.

Шуточный сайт www.paleisthenewtan.com (его название можно перевести как «Бледность — это новый вид загара») регулярно пополняет свою коллекцию фотографиями представителей новой расы — «человек оранжевый». Создатели сайта размещают в Сети изображения молодых людей, считающих свою «поджаренную» (а порой и просто «пятнистую») внешность чертовски привлекательной.

Синдрому есть свое биологическое объяснение. Ультрафиолет, как и бег, является источником эндорфина, а значит, способствует всплескам неподдельного счастья. И «слезть» с него так же сложно, как с тяжелого наркотика.

image
Биобаба

Пожалуй, самый интересный раздел Книги рекордов Гиннесса посвящен телу человека. Традиционно туда попадают люди, обладающие неординарной внешностью от природы, либо персоны (а скорее персонажи), сами изменившие себя рекордное количество раз. 55-летняя американка Синди Джексон выдержала уже десять переизданий знаменитой книги. По официальной версии за пятнадцать лет и почти 100 тысяч долларов она сделала 47 пластических операций. И все ради того, чтобы достичь своего идеала — куклы Барби. Для этого Синди несколько раз меняла разрез глаз и корректировала нос, вставляла импланты в щеки и грудь, увеличивала верхнюю губу и уменьшала подбородок, удалила нижние ребра и подправила челюсть, перенесла операции на коленях, талии и бедрах, сделала липосакцию. Есть и несколько «незарегистрированных» подтяжек. Единственное «живое место» на лице блондинки — ее натуральная нижняя губа. На родине Синди уже прозвали Биобабой (Bionic woman). Она действительно стала похожа на Барби — этот неувядающий символ Америки. В 30 лет она «сохла» по кукле, в 50 мужчины «сохнут» по ней.

Забавно, но фамилия рекордсменки точно совпадает с диагнозом, известным в психологии как синдром Джексона. Майкла Джексона. Ему подвержены люди, которые хирургическим или косметологическим путем стремятся изменить себя до неузнаваемости либо добиваются сходства с выбранным эталоном («Хочу быть похожей на Анжелинапенелопабэкхемпитт»). В итоге многие напоминают героев совсем другого кино, например, «Восставшие из ада–2» или «Иногда они возвращаются».

Пластический хирург и президент компании Beauty Plaza (www.beauty-plaza.ru) Александр Тепляшин с последствиями одержимости и грубых врачебных ошибок сталкивается регулярно. «На одной чаше весов стоят люди, которые совершенствуют себя и им это нравится. Тем более всегда есть что подправить, человек не идеален. На другой — люди, которые изуродованы врачами. Они постоянно хотят что-то исправить и в результате могут получить еще более серьезные проблемы. В этом случае операции превращаются в навязчивую идею. Половина моей работы — это реконструктивная хирургия, то есть исправление дефектов», — говорит врач.

Тепляшин предупреждает: «Эстетическая хирургия — это роскошь!» Даже самой страстной натуре нужны большие финансовые возможности. Не стоит поддаваться соблазну и впадать в эстетические истерики, если вы неплатежеспособны. Ведь именно в сфере доступной «пластики» большинство клиентов становятся страшными жертвами собственной ошалелости. Посмотрите на знаменитых актрис, сделавших миллион подтяжек. В погоне за красотой они снова и снова наступают на одни и те же грабли. «Сегодня люди хотят походить на самих себя, потому что осознали, что они не уроды, а наоборот, привлекательны. Все меньше и меньше пациентов просят непропорционально большие губы, круглые глаза и лица, украшенные рубцами. И все большее число клиентов стремятся сохранить свои природные черты», — рассказывает хирург.

Куда аристократичнее синдром Дориана Грея. Под стать книжному прототипу, люди с возрастом начинают панически бояться старости и делают все, чтобы избежать ее внешних проявлений. Благо, для этого больше не нужно закладывать душу дьяволу или становиться на него похожим. «У женщин действительно появилась одержимость, связанная с собственной красотой и молодостью. А как иначе? В нашей стране женщин на 10 миллионов больше, чем мужчин. Представляете, какая конкуренция! Конечно, женщины всячески стремятся себя совершенствовать. Естественно, я с ними, — уверено заявляет креативный косметолог Beauty Plaza Ната Топчиашвили, изящная ухоженная блондинка. — Я считаю, что женщина в 50 лет может и должна выглядеть на 30. Главное, не казаться при этом смешной и нелепой».

А еще в психологии существует так называемый синдром куклы Барби. Один из его симптомов — регулярный детальный просмотр модных журналов (как говорят, «с пристрастием») и маниакальное следование последним тенденциям. Обязательно расскажу об этом коллегам. Слава богу, это не лечится!


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.