Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Спальня или исповедальня?

Пословицу, объясняющую, что слова — серебро, а молчание — золото, наверняка помнят все. О том, какой монетой расплачиваться за свой богатый эротический опыт, размышляет Дарья АПТЕКАРЕВА.

image

Пословицу, объясняющую, что слова — серебро, а молчание — золото, наверняка помнят все. О том, какой монетой расплачиваться за свой богатый эротический опыт, размышляет Дарья АПТЕКАРЕВА.

Не будем скромничать. Сексуальная биография почти каждой из нас содержит эпизоды, о которых следовало бы тактично помалкивать. Но, согласитесь, не в наших это девичьих правилах! Даже медицина бессильна сделать что-либо с женской тягой к коммуникации: специально обученными людьми было подсчитано, что мы не просто болтаем вдвое больше мужчин, но и ловим от этого настоящий кайф — простой акт говорения вызывает выброс какого-то затейливого гормона, эффект от которого сравним с наркотическим.

Можно только догадываться, что за коктейль бушует у нас в крови, когда мы ведем не просто разговоры, а разговоры про секс. О, этот жанр освоен нами не хуже, чем героинями незабвенного «Секса в большом городе». Ведь даже самые приличные девушки нет-нет да и соблазнятся загорелым барменом, поучаствуют в свинг-вечеринке или займутся случайным сексом на верхней полке купе. Чего уж говорить о неприличных барышнях, идущих по стопам непотопляемой Саманты Джонс. Где-то чуть приукрасить, добавить парочку пикантных деталей вроде наизнанку надетого презерватива, округлить сумму полученных оргазмов — вот он, верный способ стать героиней в глазах подруг. А может, и собственного бойфренда. Практика показывает, что наших мужчин тоже порой тянет поговорить, а точнее, послушать. В какой-то момент они начинают пытать нас расспросами — что да как, правда ли, что размер не имеет значения, и не кажется ли нам, что его «достоинство» все же слегка больше, чем все виденные нами ранее. Другой вопрос, стоит ли идти на поводу у мужского любопытства и собственной болтливости.

Если отбросить совсем уж идиотические причины (приняла сыворотку правды в виде трех «отверток» и сболтнула лишнего; пыталась произвести впечатление степенью собственной развращенности и т. д.), то, по сути, у нашей откровенности есть только одно объяснение — мы стремимся перевести отношения на качественно новый уровень, стать еще ближе друг другу. Прекрасная в своей наивности теория о двух половинках одного целого не подразумевает секретов и недомолвок, поэтому нас так и тянет поведать партнеру обо всех своих первых, вторых, случайных и бывших. Однако количество эротических историй, имеющихся у каждой из нас, конечно, а вот мужское любопытство — нет. В большинстве случаев допросы с пристрастием прекращаются только в тот момент, когда собеседники понимают, что степень отчуждения между ними выросла до размеров Мариинской впадины. Стоп. Позвольте, какое такое отчуждение? Откуда оно взялось, если мы говорили правду, правду и ничего кроме?

Далеко не самый глупый мужчина Оскар Уайльд изрек: «Искренность в небольших дозах опасна, в больших — смертоносна». Не нужно недооценивать собственные ораторские способности и степень впечатлительности мужчин. Если мы начинаем исповедоваться, то делаем это обстоятельно и с энтузиазмом. Мол, путь к тебе, дорогой, был долог и тернист, но, главное, что теперь мы вместе. Небольшая поправочка — вместе со всеми теми, о ком вы успели рассказать. Теперь вас гораздо больше, чем двое, поскольку в спальне будет незримо присутствовать каждый из упомянутых всуе любовников. Не забывайте и про то, что представители породы самцовых готовы тягаться даже с воображаемым противником — дух соперничества у мужчин сколь силен, столь же и иррационален. А вы сами в этой битве титанов будете играть роль плацдарма, а вовсе не главного приза.

Словом, в контексте бесед об эротическом прошлом пословицу «Меньше знаешь — лучше спишь» стоит понимать буквально и в самом прикладном смысле. Чем хуже кавалер осведомлен о ваших прежних эротических достижениях, тем приятнее вам будет спать друг с другом. И прежде чем широкими мазками живописать этапы своего большого эротического пути и доставать из шкафов аккуратненько припрятанные скелеты, следует сто раз задуматься: а сможет ли парень элементарно справиться с обрушившимся на него объемом информации? Не взыграет ли в нем ревность, собственнический инстинкт, а может, и элементарная брезгливость? Какая разница, кто приложил руку и более интимные части тела к вашему половому воспитанию.

Вы и сами наверняка не вспомните правды. Тем более что есть только одна правда: размер не имеет значения, но «достоинство» вашего нынешнего мужчины определенно крупнее, чем у всех предыдущих.

image

Елена, 22 года

«Саша был первым мужчиной, с которым я испытала вагинальный оргазм. О чем я, разумеется, тут же ему сообщила. Любовник мой сразу же почувствовал себя героем и начал интересоваться, что именно он сделал такого, чего не смогли другие. По правде сказать, раньше я никогда не позволяла себе подобного рода сравнений. Но тут Сашино любопытство было вроде как оправданным: расспрашивал он меня не ради интереса, а ради пользы. «Что плохого в том, что я не хочу повторять чужие ошибки? Для тебя же стараюсь», — говорил он. В общем, я начала докладывать и потеряла бдительность, поскольку от теоретических вопросов мы очень быстро переключились на конкретику: стали обсуждать мой реальный сексуальный опыт. Сашу интересовало все: в каких позах это происходило с тем или иным парнем, как он меня ласкал, и так далее. С опозданием, но я все же поняла, что это любопытство было из категории «нездорового». Пока я ломала голову, подбирая слова, чтобы как-нибудь покорректней все сформулировать, любовник активизировался. Процесс, повторный, прошу заметить, занял от силы минуту — так велико было Сашино возбуждение. Нашему разговору я не придала особого значения, но последствия не заставили себя ждать. Когда в следующий раз мы оказались в постели, я ждала чего угодно, но только не очередной серии расспросов. Разговор начался не после секса, а во время. В самый ответственный момент Саша вдруг принялся шептать мне всякие скабрезности, цитируя меня же, но в таких выражениях, от которых более впечатлительная девушка, наверное, лишилась бы чувств. Он говорил и делал все с какой-то невероятной злостью. Это была некая ролевая игра, где по сюжету он занимался сексом с женщиной, которая ему изменяет. И, судя по всему, такая фантазия его здорово заводила. Мы виделись еще дважды, и оба раза сценарий повторялся. Видимо, заниматься со мной обычным сексом Саше было больше неинтересно. Мне же было крайне неловко и противно от всего этого цирка, так что от третьего свидания пришлось отказаться. Хотя, конечно, мне не хотелось его терять — ведь прежде все было так хорошо».

image

Алина, 23 года

«Мы познакомились с Лешей, когда нам обоим было лет по 15. Тогда он учился в школе, а вечерами репетировал в районном молодежном театре. Леша стал моим первым мужчиной, хотя серьезного романа у нас не вышло. Мы провстречались до выпускного, потом у него началась битва за поступление в театральный вуз, а я тем временем сушила мозг «скучной» математикой. Судя по тому, с какой регулярностью Лешкино лицо стало появляться в телевизоре — реклама, сериалы, ток-шоу, с актерством у него действительно задалось. Мысленно я гордилась им, но придавать огласке факт знакомства, причем довольно близкого, мне и в голову не приходило. Нашлись мы спустя 7 лет благодаря сайту «Одноклассники». Лешка написал мне первым, расспрашивал, как я и что. Для встречи нашелся отличный повод: скоро в кино должен был начаться фильм, где он сыграл главную роль. На премьеру я пошла с Сережей, моим гражданским мужем. Леша стоял в фойе кинотеатра, окруженный журналистами и фотографами, но меня заметил и кинулся обниматься. А после показа вручил vip-приглашения на банкет. «А ты у меня, оказывается, звезда, — шутил вечером Сережа, — с чего вдруг такое особое отношение?» Слово за слово, он вытянул из меня всю нашу с Лешей историю. Да мне и самой было приятно вспомнить, как мы воровали презервативы у моего старшего брата, занимались сексом в пустом театре, обманывали родителей, чтобы съездить на выходные в Питер. Видимо, я слишком увлеклась воспоминаниями, потому что не сразу обратила внимание на ернический тон Сережи. «О, да! Если б не ты, пошел бы этот Леша работать грузчиком, — недобро шутил он. — А в постели он такой же талантливый, как и в кино?» Разговор становился все более неприятным и закончился почти ссорой, после чего Сережа демонстративно ушел спать в другую комнату. С Лешкой мы больше не встречались, но изредка переписывались в «Одноклассниках». Зато Сережа все никак не мог угомониться. Он кидал мне на почту ссылки с разгромными рецензиями на Лешкины фильмы, цитаты с фанатских форумов, фотографии с каких-то тусовок. На одном из снимков мой друг детства стоял в обнимку с девицей модельной внешности, и вечером Сережа якобы случайно поинтересовался, почему я отказываюсь ужинать. «А, все понятно. Твой-то предпочитает девочек постройнее», — язвительно прокомментировал он. Мы снова поссорились, после чего не разговаривали два дня. В какой-то момент у меня просто сдали нервы. Устав от бесконечного потока шуточек и подколок, в которых лично я не видела ничего смешного, прямо спросила у Сережи, в чем дело. На то, чтобы получить вразумительный ответ, ушло часа три. Объяснениями, уговорами и слезами я все-таки добилась признания — феерически глупого, но, похоже, правдивого. «Стоит ему тебя пальцем поманить, как ты прыгнешь к нему в кровать, — сказал Сережа. — Он же звезда!» Мне было и обидно, и смешно, и жалко его чуть ли не до слез. Это каким же нужно быть глупцом и параноиком, чтобы до такого додуматься! Вечер закончился тем, что я почти под диктовку написала Лешке, чтобы он оставил меня в покое, и удалила свой аккаунт с «Одноклассников». Бред, но иного способа успокоить Сережу у меня не было. То, что казалось мне дурацкими историями из юности — ничего не значащими, просто веселыми, — ощутимо задело самолюбие моего мужчины».

image

Ирина, 26 лет

«Об этом болезненно вспоминать, но в 16 лет я пережила попытку изнасилования. Компания подростков — то ли пьяных, то ли обкуренных — решила поразвлечься. Спасло меня только то, что мимо подъезда проходил парень, который заподозрил что-то неладное, поднял шум и спугнул этих уродов. Несмотря на то что физически я не пострадала, стресс был невероятный. Пришлось месяц пролежать в клинике и оканчивать школу экстерном. Я долго приходила в себя, но сейчас с уверенностью могу сказать, что все осталось в прошлом. В какой-то момент эта история стала просто историей, а не причиной слез, бессонниц и нервных срывов. С самого начала наши отношения с Денисом были стопроцентно доверительными и открытыми. Запретных тем попросту не существовало: если он что-то спрашивал, я отвечала прямо и честно. В том числе и о своих бывших мужчинах. Это ничуть не раздражало Дениса, наоборот, с каждым таким разговором я чувствовала, что мы становимся ближе друг другу. Уже и не вспомню, с чего вдруг об этом речь зашла — по-моему, по телевизору показывали какую-то криминальную хронику с соответствующим сюжетом, — но я рассказала Денису ту историю с изнасилованием. Говорила ровно, даже спокойно, вовсе не пытаясь давить на жалость или шокировать его. Просто сообщала еще один факт своей биографии. Я была уверена, что Денис воспримет все в точности так, как чувствую это я: было, но прошло. Он никогда не отличался особенной чувствительностью, но тут у него в глазах стояли слезы. Диня обнимал меня и повторял снова и снова: «Малыш, какой ужас… малыш, это просто кошмар…» Видя, как он подавлен и расстроен, я впервые пожалела, что разоткровенничалась. Меньше всего я думала, что это повлияет на интимную сторону наших отношений. Но вышло именно так, несмотря на то что раньше проблем с сексом у нас не было. С того вечера Денис начал вести себя так, словно я тяжело больна. Он неделю не притрагивался ко мне, а когда инициативу проявила я, у нас ничего не вышло. Прошло еще дней десять, прежде чем мы попробовали еще раз. Денис был нежен, внимателен, но ни о каком желании, страсти речи и не шло. Я чувствовала: его что-то гложет. И дело вовсе не в усталости и проблемах на работе, на которые он ссылался. Итог разговора, на котором я почти что настояла, оказался неутешительным. «Пойми, стоит мне подумать, какой ад ты пережила, как мне хочется обнять тебя, защитить и спрятать, но уж никак не заниматься сексом», — сказал Денис. Больно мне было только оттого, что я все испортила и понятия не имею, как исправить ситуацию. Я говорила и говорила, пыталась объяснить: все в прошлом, секс не вызывает у меня отвращения или страха. Без толку. Денис повторял, что головой он все понимает, но ничего не может с собой поделать. В итоге нам пришлось обратиться к семейному психологу, который и спас нашу пару. Врач объяснил мне, что иногда не сказать чего-то партнеру — это значит просто уберечь его».


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.