Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Сомнительный результат

Мнительность — ужасно неудобная в быту привычка. Но она делает нашу жизнь интереснее и насыщеннее, считает Елена РОДИНА.

image

Мнительность — ужасно неудобная в быту привычка. Но она делает нашу жизнь интереснее и насыщеннее, считает Елена РОДИНА

В детстве мне не разрешалось гладить котов. Мама-медик считала, что на котах, как и на собаках, кроликах, хомяках и прочей мохнатой домашней живности, водятся блохи и гладить зверей вредно. Как говорит мой американский муж — «не полезно». Я же проводила каждое лето в деревне у бабушки, и коты там были, как назло, очень заманчивого вида: толстые и мягкие. Бабушкин кот Монька часто валялся на стуле в гостиной, вытянув лапы и подставив миру пушистый живот. Как-то раз я набралась храбрости и спросила бабушку, можно ли мне погладить кота — с условием, что я вымою руки с мылом и таким образом уберегусь от блох. Бабушка дала добро, и я, загипнотизированная, гладила недоумевающего Моньку полчаса без остановки. Мои ощущения представляли собой смесь дикого восторга с неизбежным страхом перед смертельными болезнями, грозящими тем, кто нарушает правила и гладит подозрительных деревенских зверей.

Мнительность прекрасна тем, что проявляет себя во всех жизненных сферах. Это такой законспирированный страх смерти: у каждого он хоть немного, да есть. Можно быть мнительным и бояться заболеть страшной болезнью, а можно переживать из-за того, что на тебя кто-то не так посмотрел или, наоборот, не посмотрел. Как гидра с сотнями голов: стоит отрубить одну, как другая цапает тебя за палец.

В нашей семье мнительность носила медицинский характер: мы боролись с микробами, некипяченой водой и грязными дверными ручками в общественных местах, за которые нужно было браться, вытянув конец рукава и ни в коем случае не руками. На фоне грязнуль-одноклассников, беспечно тянувших в рот стерки и смело кусающих упавшие на пол булочки, я чувствовала себя довольно одиноко, пока не познакомилась с девочкой, чья мама была хирургом. Они с братом мыли овощи и фрукты с мылом. Это стало началом большой дружбы.

Когда мне исполнилось 19 лет, я поехала на лето в Америку работать на базе отдыха. Мама, опасаясь заграничных микробов, положила в мой чемодан маленькую бутылочку чистого спирта — чтобы я не забыла продезинфицировать поверхности в комнате общежития.

На базе отдыха было очень много студентов, и одна вечеринка сменяла другую. Очень скоро для маминого спирта было найдено гораздо более веселое применение, чем дезинфекция поверхностей: мы с друзьями успешно продезинфицировали им свои внутренности, предварительно разбавив спирт дешевым апельсиновым соком из пакета. Бактерии мне уже были не страшны. Какие там бактерии, если появился новый источник переживаний — разбитое сердце.

На той же базе отдыха я стала встречаться с парнем. Я вела себя легкомысленно (особенно после выпитого спирта), а он старался анализировать каждое мое слово. Он казался ужасно влюбленным и — страшно мнительным. Когда я просила его сфотографировать меня на фоне морских котиков, он спрашивал, почему я не хочу фотографироваться с ним — я что, думаю, что он недостаточно хорош? Хуже этих плоскорылых котиков? Когда я смотрелась в зеркальце машины, чтобы поправить вечно торчащие в разные стороны волосы и убедиться, что помада не размазалась по зубам, он утверждал, что я слишком часто собою любуюсь — не думаю я случайно его бросить? Стоило мне поговорить с кем-нибудь мужского пола, как мой дружок спрашивал: ну и как поживает твой новый бой­френд? Да-да, тот самый, с развитыми мышцами спины. Как человеку, неискушенному в отношениях, мне это даже льстило. Правда, все поменялось за несколько месяцев до моего отъезда: я вдруг поняла, что сама в него влюбилась и не хочу никуда уезжать. Друг же, очевидно, смирился с моим отъездом и стал вести себя все более рассеянно и легкомысленно, следуя логике: что тратить нервы, раз все равно скоро уедет.

image

Я же, заглядывая ему в глаза, гадала: что он обо мне думает? любит ли еще меня? и почему он так долго говорит об этой дылде в красных колготках, она что, ему нравится больше, чем я? В какой-то момент мы отправились вместе на выставку картин модной нью-йоркской художницы Эми Силман, и друг мой затерялся в компании своих приятелей-художников в бархатных пиджаках. Я осталась позади, забытая всеми и совершенно несчастная. Хорошо помню, как сидела на скамейке возле музея и представляла все самое страшное: он меня больше не любит, жизнь потеряла всякий смысл. Мой мозг рисовал кошмары расставания, и я была готова разрыдаться прямо там, в музее. Слишком много драматической литературы было прочитано: я представляла себя героиней-стюардессой из «Волхва» Фаулза, оказавшейся недостаточно интеллектуальной для своего возлюбленного, сопоставляла себя с бесчисленными брошенными женщинами из романов Мердок. В итоге мои фантазии не подтвердились, хотя мы все равно расстались — позднее и по гораздо более прозаическим причинам: я уехала доучиваться в Россию, ему нужно было делать карьеру в Нью-Йорке. Но мгновения воображаемого несчастья на музейной скамейке остались в моей памяти навечно.

Годы спустя, когда я устроила свою жизнь вдали от родителей и маминых забот о бактериях и блохах, вместе со способностью варить настоящий борщ и смешивать пунш я приобрела собственную мнительность бытового масштаба. Будучи рассеянной, я начала фантазировать о том, что случайно оставила ключ в двери или забыла выключить утюг.

Однажды мы с другом поехали кататься на велосипедах в лес довольно далеко от нашего дома. Стоило нам очутиться в самой удаленной от дома точке, как я вспомнила, что заваривала чай, но вот никак не могла сообразить, выключила я чайник или нет. «Ты случайно не помнишь, — как можно более беспечным тоном спросила я друга, — выключила ли я чайник?» Друг посмотрел в ответ с суровой подозрительностью: «Я помню, как ты бегала по всему дому с чашкой чая. Но не видел, чтобы ты что-то выключала». Мы повернули обратно. Никогда в жизни я не ехала с такой скоростью и энергией. Обес­покоенные кролики, белки и пешеходы разлетались от нас во все стороны. В моей голове роились образы нашего съемного домика, съедаемого пламенем, пожарных машин, льющих обильную пену на наши жизненные сбережения и на мой новенький макбук. Как назло, за пару дней до этого наш чересчур чувствительный индикатор дыма в очередной раз запищал, когда мы жарили яичницу, и друг сбил назойливый гаджет с потолка тапком. Так что, скорее всего, макбук сгорит, прежде чем пожарники смогут залить его пеной. Я представляла, как буду всю жизнь выплачивать необъятный долг за сожженное имущество и мне придется работать официанткой в «Макдоналдсе», а ночью подрабатывать уборщицей в местной школе. Мой друг меня бросит и каждое Рождество будет посылать открытки с изображением горящих елок. Разумеется, чайник оказался выключенным. Но после этого мой друг невзлюбил чай и всегда старался приглядывать за мной, когда я оказывалась в районе плиты. Очевидно, чтобы приглядывать более эффективно, он даже предложил пожениться. Он очень организованный и сводит мои страхи к минимуму, проверяя перед уходом, все ли мы выключили и не торчит ли ключ из замка. На мою мнительность он смотрит сквозь пальцы и считает, что это проявление творческой натуры. Алкоголь, правда, я все еще предпочитаю принимать внутрь, только вот маму уже не проведешь, и спирт она мне больше не присылает. Приходится обходиться вином.

До сих пор, после того как я поглажу кошку или собаку, я старательно мою руки. Кто знает, вдруг у нее блохи.

Фото: Gregor Hohenberg


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.