Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

ELLE психология: случайные попутчики

Двенадцать часов подряд обсуждать с нобелевским лауреатом сюжет «Сплетницы» — думаете, такое невозможно? А вот и нет, в дороге всякое бывает. Почему случайные знакомые раскрывают нам душу и возможна ли с ними настоящая дружба, выяснила Анна Васильева.

image

Любое путешествие — это знакомства, иногда самые невероятные. Фантазии недостаточно, чтобы угадать, кто окажется рядом в самолетном кресле. Друг-журналист, десять лет мечтавший взять интервью у актрисы Аллы Демидовой, оказался с ней бок о бок на рейсе Москва — Венеция. На высоте 10 тысяч метров он получил то, о чем мог только мечтать, — три часа незабываемого общения с живой легендой, которая рассказала ему о Высоцком и Театре на Таганке. С тех пор приятель боготворит самолеты.

В копилке выдающихся попутчиков редакции ELLE — посол ООН, сборная России по хоккею, президент крупной международной компании, офицер ГРУ, награжденный орденом «За заслуги перед Отечеством», и пилот военного вертолета. Самое сильное впечатление произвел арабский шейх с тремя женами, который оказался в соседнем кресле с одной из наших журналисток. Четыре часа перелета до Катара он хватался за сердце и жаловался: «Как досадно, что жен пришлось пересадить на другой ряд. Но раз уж вы рядом, не хотите ли стать четвертой?»

Среди случайных попутчиков откровенностью блистали многие. Президент промышленного холдинга болтал о тайных развлечениях первых лиц европейских государств, военный — о секретных операциях, а крупный чиновник без умолку перечислял, кто из его коллег предпочитает нетрадиционные любовные отношения. Им и в голову не приходило, что рядом может оказаться журналист: они видели только симпатичную попутчицу, с которой приятно поболтать, коротая путь.

Дорога обладает удивительным свойством раскрывать людей и делает их более доверчивыми. Те, кто еще несколько часов назад блистал на сцене, трудился в редакциях глянцевых журналов, отдавал приказы в бункере с бетонными стенами, отправляясь в путь, превращаются в простых смертных, страдающих аэрофобией или просто скукой. Запертые в вагоне поезда или салоне самолета, они с готовностью пускаются в откровения о себе и своих переживаниях. Почему бы нет? Ведь им скучно, страшно, их здесь никто не знает, а впереди еще много часов пути!

ДАВАЙ НАЧИСТОТУ

Одна из причин всеобщей откровенности в дороге, как ни странно, стресс. Любое путешествие выбивает нас из колеи, даже если это расслабляющий морской круиз или десятая командировка за месяц. На взлете, когда руки сжимают подлокотники самолетного кресла, нам особенно хочется, чтобы кто-нибудь выслушал, а еще лучше — пожалел. Если рядом нашелся человек, который показал, что ему не все равно, и — вот счастье! — ободрил нас добрым словом, мы хватаемся за него, словно за соломинку.

Вовремя проявив заботу о пожилом мужчине в соседнем ряду, моя знакомая Алла стала той самой соломинкой. Убедив соседа в том, что ей тоже очень страшно лететь, она протянула мужчине успокоительное. «Вы понимаете, — волновался он, запивая таблетку водой. — Сегодня мне даже Верди в плеере не помогает. Только бы не попасть в турбулентность!» Через 15 минут он спал сном младенца, но история на этом не закончилась. Когда самолет приземлился и пассажиры разбрелись, Алла обнаружила у дверей аэропорта лимузин, водителя с букетом цветов и пригласительный в La Scala. Кем на самом деле был напуганный любитель Верди, так и осталось тайной. Хотя круг «подозреваемых» не так уж велик.

Возможность сохранить ­инкогнито, поделившись с незнакомцем ­своими проблемами и страхами, — самый частый повод для знакомства с попутчиком. Психологи считают, что анонимная исповедь в дороге сродни психотерапии. В отличие от близких и родственников сосед по креслу узнает о нас лишь то, что мы захотим ему сообщить. Более того, если мы признаемся ему в своих самых обидных промахах, а после исповеди вновь ступим на те же грабли, у него никогда не будет возможности сказать язвительное: «Я же предупреждал!» Шансы встретиться вновь ничтожны.

Не раз доводилось наблюдать, как с виду чопорные обитатели первого класса самолета, которым наверняка есть что скрывать, пользовались преимуществами анонимного общения на всю катушку. Одна светская львица без малейшего стыда на весь салон вещала пассажирам, как муж ее игнорирует. Она в подробностях расписывала, как законный супруг засыпает в дальнем углу кровати, вот уже полгода избегая ее сексуальных порывов. Увлеченные рассказом пассажиры от всей души советовали женщине отпилить у кровати ножку, отправить брачное ложе на помойку и купить маленький диван: на нем волей-неволей придется прижаться друг к другу.

В другой раз пожилой англичанин, совсем потеряв осторожность, разра­зился обличительной лекцией в адрес начальника — представителя известной компании. Оказалось, тот любит вывозить клиентов и сотрудников на переговоры в Мексику. Особенности выездных встреч, по словам попутчика, были довольно экзотичными: на них присутствовали продажные женщины и психотропные вещества. «Вы только представьте, нас под охраной с автоматами посадили на джип и отвезли прямо на плантацию, в какой-то закрытый клуб для своих!» — восклицал сосед. Сделав заявление, он уставился на меня, ожидая реакции, но я вдруг отчетливо поняла: мужчина врет. Он выдумал историю, позаимствовав сюжет третьесортного боевика. Вот только зачем ему эти фантазии?

image

ИГРА НА ПУБЛИКУ

Едва познакомившись с человеком, сложно понять, кто он и что у него на душе. Проводя тренинги в группе, где люди впервые видят друг друга, психологи часто начинают знакомство с игры «Угадай, кто твой сосед». Сначала они предлагают участникам подумать, кто стоит справа от них по кругу, и высказать эти соображения аудитории. После чего герой сам рассказывает о себе и проясняет, верны ли догадки. Игра прекрасно подходит для знакомства в дороге.

Еще до знакомства, разглядывая пожилого англичанина, я была уверена, что передо мной обиженный на жизнь клерк, который никогда не изменял жене и боялся заходить в лес дальше опушки. Неумелый закос под Рембо подтвердил мои догадки. Но моего попутчика можно понять: наврать с три короба и проверить, поверят ли, — не менее популярное, чем исповедь, дорожное развлечение. Иные достигают в этой игре совершенства.

Во время одного из пресс-туров моих друзей-журналистов сопровождала гид. Едва она вошла в автобус, вся компания замерла: на пороге стояла очень красивая женщина с шикарными светлыми волосами. Но когда взгляд падал на ее лицо, смотрящий испытывал неловкость — что-то в ее внешности вызывало подозрение. Всю дорогу Моника (так она представилась) болтала о себе, своей семье, детях, муже, о том, как влюбилась в него, переехала из Белоруссии в Польшу, сдала на диплом экскурсовода, устроилась в агентство и стала встречать гостей. Только в конце поездки одна из участниц случайно выяснила у водителя, что у Моники на самом деле нет ни мужа, ни семьи, потому что она вовсе не она, а он. Работает гидом не по призванию, а с целью накопить деньги на заветную мечту — операцию по смене пола. Оказалось, что все четыре часа Моника беззастенчиво врала. Или не врала, а фантазировала? Рассказывала о себе ту правду, в которую сама хотела верить?

Наталья Георгиева, психолог, генеральный директор компании WorkLine Group, считает, что такие спектакли вполне свойственны человеческой натуре: «Порой людям очень хочется втайне от близких примерить новую роль, побыть кем-то другим, понять, что значит жить другой жизнью. Незнакомец — идеальный зритель для импровизированных спектаклей. Даже если затея кончится полным провалом, горе-актер ничего не теряет». С другой стороны, свидетель подобных перформансов тоже не останется внакладе: хорошо поставленный спектакль — ­отличное развлечение в пути, гораздо лучше опостылевшего реалити-шоу. Зануда в соседнем кресле — вот настоящий кошмар путешественника.

Представителя этой известной породы я как-то встретила в «Сапсане». Первые два с половиной часа невзрачный мужчина сидел смирно в соседнем кресле, но на мониторе его ноутбука творилось нечто странное: там без остановки крутился фильм о размножении крабов. Членистоногие самозабвенно совокуплялись направо и налево, а странный сосед неусыпно за этим наблюдал. Вторые два с половиной часа я провела в тамбуре, потому что, едва закончилось видео, попутчик представился зоологом и попытался поделиться со мной впечатлениями от фильма. Переминаясь с ноги на ногу, я вспоминала семейную легенду о том, как двою­родная бабушка, доктор наук, попала в еще более ужасную ситуацию.

В далекие 1960-е бабуля отдала астрономическую сумму в 800 рублей за круиз по Европе на теплоходе. Как научному сотруднику, ей разрешили приобрести тур, но путешествовать позволили не в одиночестве, а в группе, под присмотром сотрудника КГБ. Остальные три места заняли «ударники производства»: две доярки и пастух, получившие поездку в награду за перевыполнение плана. Сходить на берег гражданам СССР, разумеется, предписывалось вместе. Но вот незадача: доярок совсем не интересовали музеи. От страха перед «враждебными вихрями» империализма они забились в самые дальние углы кают, объявив бойкот культурной программе. Мысль о том, что из-за деревенских трусих она так и не увидит Акрополь, доводила бабушку до слез. Когда теплоход отчалил от Афин и стало очевидным, что посещение древнегреческих святынь так и не состоится, бабушка проплакала целые сутки. Нужно ли говорить, с каким настроением она прощалась с попутчиками? Как шутят у нас в семье, колхозы в СССР с тех пор начали приходить в упадок.

К счастью, в поездке можно встретить не только злейшего врага, актера или зануду. Именно в дороге мне удалось повстречать одного из самых интересных людей.

ПОЛНОЧЬ В ПАРИЖЕ

С Джейсоном мы познакомились в аэропорту Шарль де Голль. Оба летели из Рима. Самолет опоздал на стыковку, и нас оставили в Париже на ночь. У стойки авиакомпании выдали по 50 евро, ваучер на отель и деньги на такси. «Как тебя зовут? Поехали на Монмартр?» — немедленно предложил товарищ по несчастью. Конечно, мы поехали. «Я родился в ЮАР, жил в Стамбуле, потом — в Будапеште, — изливал мне душу Джейсон. — Папа — адвокат, мама — певица, мы постоянно меняли место жительства. Быть гражданином мира просто мечта!» Он тараторил без умолку, а я улыбалась каждому слову.

Кажется, лучшими друзьями мы стали с первых минут знакомства: Джейсон оказался удивительно легким и жизнерадостным человеком. Мы пили кофе, болтали, даже строили планы на будущее: как укатим автостопом в Китай или будем путешествовать по Мадагаскару. Уже под утро, потягивая бренди за столиком ночного кафе, я спросила: «Ты счастлив, что повидал так много стран? Наверное, у тебя полмира приятелей?» Но неожиданно Джейсон стал грустным: «Все так, но я жалею лишь об одном — в жизни так и не успел завести настоящих друзей». Видя мое удивление, он объяснил: «Чтобы стать друзьями, вы должны прожить вместе годы. За час, месяц или пару лет невозможно построить дружбу на всю жизнь, а я никогда не жил на одном месте дольше двух лет». С тех пор на каждого человека, с которым ему случается общаться, Джейсон мысленно ставит «срок ­годности». «На тебя я поставил маркировку «сутки», — улыбнулся он. Я так удивилась, что даже оглядела себя в поисках штрих-кода. Но потом решила не расстраиваться — даже сутки можно прожить дружно.

Кто знает, может быть, мы встретимся снова в каком-нибудь аэропорту? Но если нет, расстраиваться не стоит. Любое путешествие — это новые встречи, ради чего мы и отправляемся в путь.

Для тех, кто не против поболтать с соседом в дороге, приводим данные опроса 10 000 туристов из Европы, проведенного ресурсом по поиску авиабилетов Skyscanner:

• 80 % пассажиров с удовольствием общаются с посторонним человеком, сидящим рядом.

• Каждый четвертый российский путешественник обязательно обсудит что-нибудь со своим случайным попутчиком.

• Одна из самых разговорчивых наций — испанцы, 36 % из них всегда рады пообщаться в пути.

• Самая замкнутая нация — англичане. Лишь 16 % англичан рады ­случаю поболтать с соседом.

• Пассажиры, не желающие общаться с соседями, используют самые разные способы, чтобы избежать разговора: более четверти притворяются спящими, 2 % умуд­ряются изобразить потерю слуха, 60 % опрошенных погружаются в чтение книги, а 30 % стараются вообще не встречаться взглядом с соседом.

Коллаж: James Dawe


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.