Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

ELLE обсуждает: польза дурной славы

Как сохранить лицо в любой ситуации.

image

«Для общества ты никто, пока о тебе не ­говорят» — правило, которое ­действовало и в «кринолиновом» XIX, и в ­практичном XXI веках. Но что, если о вас говорят ­плохо? Радуйтесь: дурная слава, как и любая ­другая, может сыграть вам на руку.

Дурная слава, как и любая другая, может длиться всего 15 минут — в рамках Вселенной пустяк, но для человека, который испытал ее на себе, — вечность.

Успокоить всех, чья репутация была ­запятнана, решили неутомимые британские ученые, которые, кажется, только и занимаются тем, что опровергают известные истины. Выяснилось, что плохая репутация куда привлекательнее хорошей для всех, в том числе и для работодателей. Человек чуть ли не на инстинктивном уровне уделяет больше внимания тем, о ком слышал плохое, нежели хорошее или вообще ничего. В ходе исследования респондентам демонстрировали фотографии людей, о которых говорили только плохое (например, бросил стул в однокурсника), нейтральное (придержал дверь в метро) или хорошее (помог бабушке перейти улицу). Получилось, что люди куда дольше рассматривали персонажей с плохой репутацией, задавали вопросы, пытаясь узнать о них побольше, в то время как персонажи с нейтральной или положительной историей почти никого не заинтересовали.

Дальнейшие исследования показали, что «плохие ребята» привлекают больше внимания, даже когда речь идет о трудоустройстве.

«Ты не поверишь, я получил эту работу в тот момент, когда любой другой мог бы потерять возможность найти какое-либо место в ближайшем будущем, — однажды между делом признался Гриша, руководитель пиар-департамента одной из самых известных мультимедийных компаний мира. — В годы моего студенчества одним из главных развлечений было посещение вечеринок закрытого типа, где бесплатным был не только вход, но и все остальное — еда, алкоголь. Единственным правилом для незваных гостей вроде меня было незаметное присутствие. Но меня это мало волновало — я улыбался, общался, знакомился и старался держаться так, словно я сам часть этого мира. В один из таких вечеров я перестарался — усталость после сессии сказалась: словом, я оказался танцующим на барной стойке. Охранникам понадобилось несколько минут, чтобы идентифицировать и снять меня с выдуманного пьедестала. Но зажигательные танцы успели собрать аплодирующую толпу, одобряющую каждое мое движение. После этого я стал персоной нон грата на тайных вечеринках Москвы, слышал насмешки в университете, и вдобавок в тот вечер съемочная группа телеканала пробралась в клуб и засняла мое выступление. Сюжет показали с подводкой «наркоманы и геи Москвы совсем потеряли голову». Но уже через пару недель мне позвонили и предложили работу мечты. И только на собеседовании я узнал, что получил ее не благодаря идеальному резюме, которое годами тухло на рекрутинговских сайтах, а из-за моего нетрезвого выступления — в тот вечер в клубе были топовые представители нанявшей меня компании. К тому моменту они отсмотрели с десяток специалистов по связям с общественностью и пришли к мысли, что им не хватает живости и открытости всему новому. Ну а мой танец, как ни странно, убедил их в том, что я — то, что нужно».

ТОЧКА НЕВОЗВРАТА

Тем не менее, даже если в чем-то британские ученые оказались правы, в остальном их теория плохо уживается с российскими реалиями. Раиса Нуруллова, HR-директор крупнейшей на российском интернет-рынке компании, специализирующейся на создании, развитии и дистрибуции контента и сервисов астрологической тематики «Астростар», утверждает: в нашей стране плохая репутация вряд ли пойдет на пользу, хотя многое зависит от того, что каждый под этим имеет в виду. «Если у человека был опыт судебного разбирательства с предыдущими работодателями, ­запротоколирован факт подлога (например, человек купил больничный, подделал юридический документ, увольняясь, украл базу данных) — это, бесспорно, заставит насторожиться сотрудника HR. Но если о человеке говорят как о непрофессионале, я рассматриваю, насколько это критично для должности. Например, я ищу менеджера. На прошлой работе его уволили после того, как он «не вытянул» проект, а должность была руководящей. Такой человек вполне может быть отличным специалистом, а отвечать за проекты — не его зона ответственности. У каждого человека есть «потолок возможностей». И очень ­часто человек зарабатывает дурную славу, потому что его переоценили, поручив задачу более масштабную, чем ему по силам».

image

Вообще, оказаться не на своем месте — верный способ запятнать репутацию. Как говорится, не надо лезть со своим уставом в чужой монастырь. Так, 45-летняя Юлия всю свою жизнь проработала в государственных структурах, знала все входы и выходы, но после сокращения штата оказалась за бортом системы, в которой трудилась последние 25 лет. Наконец получив работу в банке, она чуть было не потеряла ее во время испытательного срока. Старые привычки умирают с трудом — Юлины сплетни, канцелярские шутки, болтливость, привычка бюрократизиро­вать любой процесс выводили из себя всех сотрудников и руководство. Когда компания уже готова была расстаться с сотрудницей, помог случай: она получила задание, связанное с общением с пресловутыми госструктурами. Вопрос, который не мог решиться несколько месяцев, был улажен за неделю. Недостатки превратились в достоинства: Юлия общалась на понятном чиновникам языке, лезла в окно, когда перед ней закрывали дверь, знала, какую шоколадку надо подарить секретарше чиновника и какой коньяк отправить ему самому. Теперь ее называют «тяжелой артиллерией», которую подключают на самых слож­ных этапах переговоров.

Иногда, чтобы заработать дурную славу, и вовсе достаточно быть слишком трудолюбивым. Очень распространенная российская история, когда на человека вешается ярлык «умный больно!». Например, такая произошла с Максимом. Его коллега Марина рассказывает: «Мы работаем в транснациональной компании, где все подчинено четким правилам. В пятницу рабочий день заканчивается в 16.45, а в 17.00 в офисе гаснет свет — потом, правда, его можно включить. Среди тех немногих, кто остается до глубокой ночи, — Максим, 28 лет, молодой профессионал, который учился и работал в Нью-Йорке, но, будучи патриотом, вернулся в Россию и моментально получил работу. К нему особенное отношение: с одной стороны, ему благоволит глава компании, с другой — его ненавидят все. От него бегут сотрудники: не проработав и года, специалисты переходят в другие отделы, а его секретарши не выдерживают и четырех месяцев — увольняются, неожиданно уходят в отпуск по уходу за ребенком, а одна из них, не получив разрешения на перевод в соседний отдел, и вовсе решилась на отчаянный шаг — согласилась работать в представительстве в Нигерии. Максим не самодур, не ловелас и не хам. Он трудоголик. Работает с утра до ночи, ведет корпоративный твиттер, обновляет сайт компании. Ему некогда лично звонить коллегам по рабочим вопросам — он поручает это своим ассистентам, нарушая, казалось бы, все нормы официальной этики. Но решение вопросов это значительно ускоряет. На работе у него нет друзей и даже приятелей. Я здесь не первый год и слова доброго о нем не услышала».

Слава — это когда вам удалось выделиться из общей массы. Но то, что вам удалось это сделать, совершая хорошие поступки, вовсе не означает, что она не будет дурной.

ПЫЛЬ В ГЛАЗА

Сколько именно можно иметь пятен на репутации, чтобы это пошло на пользу, а не во вред? «Точкой невозврата становится 50 процентов антирейтинга, после этого реабилитировать человека в глазах общества очень сложно, а вот быть «плохим» на 18 или 35 процентов — это хорошо, вызывает симпатию и повышает ваш авторитет в глазах других», — комментирует Надежда, одна из профессиональных задач которой — выстраивать образ политиков в глазах общественности.

Впрочем, для некоторых людей видимость репутации важнее ее самой. Пятна на ней они долгое время весьма успешно маскируют. Так было и с отцом Ангелины. Он, руководствуясь принципом Жорж Санд «Нельзя вырвать ни одной страницы из своей жизни, но можно бросить в огонь всю книгу», решил положить к ногам общественного мнения все, что имел. С виду их дом был полной чашей: любящая мама и папа, преуспевающий в бизнесе, кругосветные путешествия, игра в гольф, престижный университет, машины, меняющиеся каждые три месяца, большая квартира в «сталинском» доме, дача на Рублевском шоссе. Казалось, что даже упитанный британский голубой короткошерстный кот служил демонстрацией достатка. Гром грянул среди ясного неба: родители Ангелины разводятся, а маме пришла повестка в суд. Папа в кризис 2008 года потерял все, но решил сохранить лицо — в его понимании этого слова. Не сообщая семье о своей бизнес-трагедии, он продолжал жить, словно ничего не изменилось, — снимал дом в Ницце, покупал «яхты и пароходы», ни в чем не отказывал любимой дочери. Он остался тем же человеком в глазах друзей и знакомых. Ради этого он набрал долгов на 30 миллионов рублей. Мама Ангелины, раскусив «аферу» мужа, попыталась уговорить его спасти хотя бы что-то и предложила переписать недвижимость на дочь, но тот отказался, продолжая жить на широкую ногу до тех пор, пока не пошли исковые заявления в его адрес, а вскоре и в адрес жены и дочери — набирая долги, он не чурался подделывать их подписи. Исчезнув со всех радаров, он оставил свою семью с многомиллионными долгами и испорченными отношениями со всеми, кто представлял их круг общения. Впереди не одно судебное разбирательство, через которое Ангелине придется пройти вместе с мамой, и речь здесь уже о том, чтобы спасти не честь, а средства к существованию.

Когда человека совершенно не волнует собственная репутация, он превращается в настоящего Остапа Бендера, который не моргнув глазом будет собирать деньги «с целью капитального ремонта Провала».

«Несколько лет назад я пришла делать одно корпоративное издание, — делится Вероника, 27-летняя журналистка. — Женщина, которая руководила проектом, занимала в разные годы высокие должности в Procter & Gamble, Yota, была широко известной в узких кругах. Когда я начала работать, выяснилось, что на предыдущем месте она «зажала» нескольким сотрудникам зарплату. Они даже создали про нее группы в социальных сетях и всячески предостерегали: рано или поздно она точно так же поступит и с вами. Конечно, никто и слышать об этом не хотел, она все-таки выдавала зарплату, снимала офис... Через несколько месяцев после старта проекта начались первые «звоночки». Сначала она не заплатила фотографу и стилисту, потом редактору забыла перечислить гонорар. Оказалось, десять сотрудников не получают деньги уже несколько месяцев. Мы перестали ходить на работу, и она наняла актеров! В дни важных переговоров они приходили в офис. Партнеры видели «кипучую деятельность» и подписывали с ней контракты. Когда карточный домик рухнул, она просто сменила сферу деятельности — сейчас, говорят, она занимается недвижимостью».

image

ОПЕРАЦИЯ «ПЕРЕЗАГРУЗКА»

Если же вас все-таки волнует собственная репутация — деловая или в глазах друзей, родных, ­знакомых, соседей по подъезду и мамочек на детской площадке, — есть спосо­бы все исправить.

«Я полностью беру на себя ответственность за все свои действия и также соглашаюсь с наличием у меня некоторых персональных проблем. Я уже предпринимаю сложные, но необходимые шаги для их разрешения», — произнесла Кейт Мосс после кокаинового скандала. Сначала ее раскаяние поддержал Александр Маккуин, а затем и весь мир. Cегодня Кейт зарабатывает в два раза больше, чем до разоблачительных фотографий с белым порошком, — дурная слава пошла ей только на пользу.

«Чтобы реабилитироваться перед обществом, нужно, по сути, всего два шага. Первый: признать вину, даже если ее не было. Человек, признающий свои ошибки, вызывает жалость и симпатию у людей. Второй: сразу же после этого продемонстрировать хорошие качества. Если все ­плохое мы о человеке знаем, почему бы не выяснить и про хорошее?» — ­делится опытом Надежда, в резюме которой создание имиджа многих ­политиков нашей страны.

Так же поступил и гонимый Джон Гальяно. После своих антисемитских эскапад дизайнер получил от ворот поворот в Доме Dior, был осужден и потерял, кажется, всю клиентскую базу. Но не прошло и года, как он покаялся (пусть и частично, списав все на алкоголизм и затяжную депрессию) и вновь заставил говорить о том хорошем, чего у него не отнять, — своем таланте. Уже сегодня ему протянул руку помощи Оскар де ла Рента, предложив работу. Далеко не у всех есть в друзьях именитые кутюрье, но всегда рядом найдется человек, который поверит в лучшее.

На одной со мной лестничной клетке живет девушка. 29-летняя красавица, умница, разве что не комсомолка. Вот только отношения с мужчинами у нее все никак не складывались. Мама изо дня в день повторяла: «Часы тикают, тебе пора замуж, рожать детей». Точно так же причитала она, отправляясь на ПМЖ в Австралию. А вскоре после ее отъезда дочь отправилась с подругами в стриптиз-клуб «Красная Шапочка» и… влюбилась. Уже на следующий день покоритель ее сердца въехал в квартиру. Мама, которая находилась на другом конце планеты, подняла по тревоге всех: друзей, знакомых и нас — соседей. Как же так, какой-то стриптизер, мальчик из деревни под Новгородом переехал к ее дочери в центр города, он мало того что беден, так еще и кормит семью из восьми человек. Масла в огонь добавлял факт, что мальчик взял машину в кредит, оформив его на драгоценную дочь. Пару раз заботливая мама срывалась и прилетала домой, ругалась, скандалила, плакала, заламывала руки, выгоняла бойфренда дочери, говорила все, что думает, не стесняясь в выражениях. Но мама уезжала, а стриптизер возвращался.

Зная, что каждый человек не то что в доме, но, похоже, во всем районе был в курсе их домашних перипетий, ­парень держался стойко — мило улыбался, был вежливым и не реагировал на похотливые взгляды некоторых соседок. А вскоре удивил всех: не прошло и пары лет, как он стал мелькать в рекламе, а не так давно открыл свое кастинг-агентство, сделал предложение той самой девочке, и теперь они ждут ребенка.

Дурная слава, плохая репутация и сплетни — моменты, которые можно и порой нужно переживать. И для этого совсем не обязательно выбрасывать всю книгу в огонь, как предлагала Жорж Санд. В конце концов, XIX век давно позади, и все поправимо, а переписывать страницу своей биографии или оставить все, как есть, и повернуть дурную славу себе на пользу — решать вам.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.