Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Пластика: "за" и "против"

Думаете о пластической операции? А что именно вы о ней думаете? В мире все больше тех, кто в пику искусственным красавицам отвергает подтяжки и даже старается выглядеть хуже, чем есть. К какому лагерю стоит примкнуть, размышляла Валентина Соловьева.

1

Cтрах перед старостью и внешним несовершенством превратился в эпидемию. Активисты борьбы с возрастом приходят в клинику уже в 20 лет, чтобы убрать первые морщинки, и становятся постоянными клиентами на долгие годы. В США пластическую операцию модно дарить дочери на совершеннолетие, а в Бразилии — вот уж восхитительная новость! — стать прекраснее можно бесплатно. Для этого придется предъявить справку, что ваш месячный доход не превышает 200 долларов. Ну и самостоятельно прикупить импланты — например, в интернете (можно б/у). Операцию по их установке доктор проведет даром. Так что многие бразильянки всерьез раздумывают: то ли хлеба купить, то ли новые груди. В поддержку пластической хирургии псевдомедицинская пресса без конца публикует исследования, согласно которым молодые и привлекательные люди чаще добиваются успехов в работе и удачливы в любви. Китайские социологи даже подсчитали, что мужья миловидных женщин зарабатывают на 10 % больше, чем мужья страшненьких. Неясно, правда, по каким критериям они отличали красивых от некрасивых, но поклонники физического совершенства готовы верить на слово.

Технологии становятся все качественнее, процедуры — доступнее, однако и споров вокруг этого все больше. Женщины, способные прийти к единому мнению в вопросах воспитания детей, политики и высоты каблука, не могут договориться — резать или нет.

В ответ тем, кто перекраивает себя от кончика носа до пяток, в мире ширится движение женщин, объявивших войну эпиляции и возрастным кремам. Особо ярые сторонницы намеренно ухудшают внешность: обесцвечивают волосы, придумывают неряшливые пучки, «вороньи гнезда», подводят темные круги под глазами. Однако между двумя враждующими лагерями гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд. Причины менять себя у обеих групп часто одинаковые и весьма далекие от вопросов внешности.

По лезвию ножа

Мода на любой товар проходит несколько стадий. В фэшн-индустрии идеи дизайнеров рождаются во многом исходя из общественных настроений. Сходя с подиумов, оригинальные модели тиражируются ширпотреб-брендами вроде Zara и H&M. Вскоре главный цвет или фасон сезона висит в шкафу у каждого, и от этого изобилия становится больно в глазах, что вовсе не означает, что тенденция плоха или некрасива. Просто все новое приходит, уходит, а затем возвращается — по принципу «эффекта маятника». Кажется, именно сейчас «маятник пластической хирургии» норовит ­замедлить ход.

Еще недавно мы бесконечно восхищались Деми Мур, которая в 49 лет выглядит как девочка. Сегодня переживающая развод в наркологической клинике актриса слышит в свой адрес «молодящаяся», а не «молодая». Мелани Гриффит не скрывает своей любви к хирургическим процедурам, что не мешает ее мужу Антонио Бандерасу раздавать весьма скептичные интервью к премьере фильма «Кожа, в которой я живу»: «Через каких-нибудь 20 лет, когда научатся продлевать жизнь, хирурги смогут сделать так, что на своем столетнем юбилее человек будет выглядеть идеально! Уже сегодня мы живем в странное время — люди становятся похожими на роботов».

Перестав быть запредельно дорогой и недоступной, пластическая хирургия принялась плодить фриков и ставить их под свои знамена. В арсенале любого специалиста из этой области найдется десяток историй на тему ­самых безумных заказов (конечно же, с комментарием: «Этой пациентке я отказал»).

Так, например, пластический хирург Александр Шумило не стал принимать девушку, мечтавшую походить на Виктора Цоя — в компании фанаток певец считался эталоном красоты. А доктор Вадим Брагилев вспоминает, как однажды к нему на прием пришли подруги. Одна — на консультацию, другая — давать советы. Не позволив хирургу вставить и слова, вторая дама принялась за критику всех идей первой: «С чего ты взяла, что получится красиво?» — «Мне так кажется». — «Ты сама не знаешь, чего хочешь!» Слово за слово, спор начал набирать обороты. В итоге первая упала на колени перед зеркалом и с криком: «Да, я хочу вот так!» — руками стянула кожу к затылку, на миг превратившись в «монгола». Через мгновение на колени упала вторая и, точно так же натянув кожу, воскликнула: «Да! Да! Доктор, и мне сделайте так же!» «Ничего общего со здравым смыслом их пожелание не имело», — смеется Брагилев.

«Примерно 10 % пациентов, обратившихся в клинику, нельзя оперировать, потому что они требуют результата, который заведомо не понравится ни им самим, ни окружающим, — объясняет доктор Александр Шумило. — Задача хирурга — отфильтровать «полный задвиг» от реальной потребности».

Правда, судя по тому, как увеличивается количество странно «перекроенных» людей, далеко не все специалисты со своей задачей справляются.

Это по любви

внешний вид

Однажды успешная женщина, директор крупного предприятия Элла без памяти влюбилась в клерка на двадцать лет моложе. Она твердо решила, что приворожить его поможет пластическая хирургия. Чтобы выглядеть «на все сто», Элла выложила круглую сумму за маммопластику и тотальный лифтинг.

Операцию доктора провели великолепно, но реабилитационный период занял три месяца. С трудом выдержав два, порывистая пациентка решила не откладывать ночь любви на положенный срок и показала результат подтяжек возлюбленному еще до того, как полностью исчезли шрамы. Эффект превзошел ожидания. Придя в ужас от широких красных полос, пересекающих тело, мужчина скрылся бегством прямо посреди ночи.

Довольно часто пластическим хирургам приходится намекать пациентам, что личные драмы или проблемы на работе — отнюдь не показания к операции. Наоборот, вмешательство во внешность может усугубить неурядицы. Например, муж одной из пациенток не обратил внимания на ее новую внешность после липосакции. «Он два месяца не замечал, что я в компрессионном белье! — рыдала женщина. — Не чувствовал результата даже на ощупь. Ему все равно!» А ведь деньги, нервы, время и силы уже были потрачены. Пройдя через все испытания, она окончательно убедилась, что муж ее не любит.

Но как устоять перед соблазном быстро и без усилий измениться к лучшему, если Анджелине Джоли, которая не брезгует услугами пластических хирургов, достался сам Брэд Питт? Да запросто — достаточно примкнуть к группе единомышленников.

Страшная сила

Всякое действие порождает противодействие. Все больше женщин считают, что быть подчеркнуто женственной, чересчур ухоженной — не модно. Неприлично. Стыдно. Силу набирает течение «За подлинный внешний вид». 40-летняя французская актриса Шарлотта Генсбур рекламирует духи и при этом не скрывает своих морщин и прочих дефектов кожи. 36-летняя Кейт Уинслет, 53-летняя Эмма Томпсон и 42-летняя Рейчел Вайс основали «Британскую лигу против пластической хирургии».

«Никогда не поддамся давлению. Это противоречит моим убеждениям, моему воспитанию и моему представлению о том, что есть естественная красота, — говорит Кейт Уинслет. — Я актриса, поэтому я не хочу, чтобы мое лицо выглядело застывшим». Ей вторит Эмма Томпсон: «Мы живем в ужасное время культа молодости, когда в 60 лет ты должна выглядеть на 30».

Недавно против пластической хирургии высказалась и Сальма Хайек: «Я считаю, что все женщины должны прикладывать максимум усилий, чтобы продлить молодость, но пластическая хирургия делает всех одинаковыми. Морщин на лице вроде и нет, но оно не становится от этого красивым».

Особо ярые последовательницы «Лиги» с не меньшим, чем фанатки ботокса, энтузиазмом работают над своим обликом. Правда, в другом направлении.Недавно в США, где сосредоточено все, что связано с понятием «равноправие», вышла книга с призывом запретить притеснение по внешнему виду. Ее авторы утверждают, что наравне с половой и расовой в мире процветает дискриминация по внешности: молодым и симпатичным легче пробиться в жизни. За примерами далеко ходить не нужно даже в России. Одна дама-юрист в пятьдесят с хвостиком отважилась на лифтинг лица. Стоило ей снять бинты, как знакомый режиссер предложил ей роль судьи в новом фильме. Вскоре подвернулась следующая актерская работа, затем другая... В результате, разменяв шестой десяток, но при выигрышной внешности, женщина востребована не только как юрист, но и как актриса.

Однако эта история вряд ли служит поводом бежать в эстетическую клинику. Противницы формулы «красота — залог успеха» научились использовать свой облик не менее ловко. Консультант по стилю Анна Шарлай рассказала о своей клиентке, пришедшей на прием с просьбой: «Придайте мне, пожалуйста, жалкий вид». Оказалось, она работает в сфере продаж медицинских страховок. «Убогая» внешность страхового агента наглядно убеждает людей задуматься о том, что жизнь может измениться к худшему в любую минуту. «В дополнение к «жалкому образу» я все-таки вручила ей чемоданчик с инструментами для перевоплощения, — рассказывает Анна. — Чтобы клиентка могла приводить себя в порядок после работы».

В подобном подходе к вопросам внешности клиентка Анны не одинока. В Скандинавии последовательницы феминистского движения «Личность против сексуального объекта» делятся друг с другом способами, как сильнее себя «уродовать»: советуют носить размер одежды побольше, отрастить гус­тые брови. Одна девушка из Норвегии рассказала, что на собеседование к работодателю она, длинноволосая красавица блондинка, ходила с собранными в корявый пучок волосами и в самой неказистой серой одежде: «Никто громко об этом не говорит, но, если встает вопрос, принять на работу эффектную или менее симпатичную девушку, многие выбирают второй вариант, так как боятся обвинений в том, что оценивают работника по внешнему виду».

Наверное, трудиться, меняя свою внешность к худшему с честолюбивой целью, — это похвально. Но, к сожалению, чаще за декларированием «натуральности» скрывается неуверенность в себе или банальная лень. И в этом, по словам психолога Елены Моксяковой, уже нет ничего естественного: «Скорее всего, подобное поведение — своеобразное продолжение игры «полюбите нас черненькими, а беленькими всякий полюбит». Приверженцы такой философии опасаются конкурировать с более ухоженными женщинами, предпочитая добиваться от окружающих безусловной (родительской) любви, вне зависимости от своей внешности. Перспектива вступить в борьбу и проиграть для них слишком мучительна». Парадокс в том, что не менее ленивы и закомплексованы те, кто каждый год отправляется на липосакцию, не в силах отказать себе в любимых пирожках. И все же есть случаи, когда ни врачи, ни самые отъявленные скептики не сомневаются: пациент правильно сделал, что пришел в клинику.

Модная внешность

1

Сами пластические хирурги уверены, что смысл их работы — избавлять людей от комплексов, связанных с объективным недовольством своим обликом. Доктор Алексей Украинский вспоминает историю 20-летней давности. К нему на маммопластику записалась дворничиха. В ту пору операции были довольно дешевы — позволить себе увеличение груди могли многие решительные гражданки, в том числе и подметающие улицы. «Правда, непосредственно импланты были ужасны. Они булькали и хрустели, но альтернативы им не существовало», — вспоминает Украинский. Пациентку качество товара не остановило. Самое интересное произошло с ней через месяц, когда она пришла на плановый осмотр: декольте, осанка, огонь в глазах — это был абсолютно другой человек, и уж менее всего обычная дворничиха. «Я так счастлива!» — буквально пропела она. «Мы не только ей поверили, мы убедились, что занимаемся нужным делом, — вспоминает хирург. — Было очевидно, что ей внедрили не импланты, а счастье».

Другая обладательница искусственной груди, Ася, не скрывает, что после рождения двоих детей отправилась в клинику пластической хирургии именно «за счастьем»: «Мой бюст стал дряблым, как два сдувшихся шарика». Душевный подъем, испытанный ею после операции, сохранился даже после развода с мужем, который нашел себе женщину помоложе. «Через год я снова вышла замуж, — рассказывает Ася. — Новому мужу нравится моя грудь, но еще больше — мое чувство юмора».

С не меньшей иронией комментирует свою внешность Шарлотта Рэмплинг, актриса, которой не касалась рука ни одного хирурга, и икона всех, кто ратует за естественную красоту: «Лицо должно иметь индивидуальную «топографию»!» С ней не поспоришь, ведь, несмотря на морщины и пигментные пятна, 66-летняя актриса излучает сексуальность и уверенность в себе. Впрочем, нужно признать, что далеко не всем дано стареть красиво. А вот оставаться собой — с переделанной внешностью или с родными недостатками — под силу каждому.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.