Отношения

Любовь и секс, психология отношений в семье, секреты успешной карьеры и высокой самооценки - узнавайте больше о себе и своих близких.

Откровенность VS женственность

Представление о женской сексуальности меняется. На ­смену вездесущему унисекс-стилю приходит (а точнее, возвращается) new sexy — откровенная женственность. Ольга Сипливая обнаружила, что наши бабушки были вооружены эффектным соблазнительным арсеналом

как быть привлекательной

Не могу не поделиться. Моя 98-летняя бабушка, когда мы наконец встретились после двухлетней разлуки, решила во что бы то ни стало порадовать любимую внучку подарком. В ход пошли батистовые простыни, льняные скатерти, кардиганы из собачьей шерсти, связанные собственноручно, и прочие атрибуты обязательного в советское время приданого, копившегося годами и покорно ожидающего своей единственно возможной участи — быть съеденным прожорливой молью на антресолях. Я мягко отказывалась, с ужасом представляя, как потащу почти 10-килограммовое одеяло через всю страну, и объясняла бабушке, что, мол, сейчас и технологии другие, и материалы полегче, и мода изменилась, а свитер, пусть и теплый, но злой и кусается как собака. Пока я судорожно подыскивала аргументы — одновременно весомые и безобидные, бабушка, воскликнув: «А, я знаю!» — сбегала в комнату и принесла... ее. Вещь. Кружевное боди пыльно-розового цвета с глубоким вырезом на бедрах и коническими чашечками а-ля Жан-Поль Готье для Мадонны. Размера этак сорокового. И столько было в этой вещи нежности, соблазна, бесстыдства, неприкрытого секса и чувственности, актуальной во все времена, что я застыла, вытянувшись в струну, как сурикат в пустыне Калахари, и безмолвно глотала воздух. Бабушка невозмутимо расписывала достоинства порочного шедевра «легонькой» промышленности: и на лекции она в этом «трико» (!) ходила, и на хлопковых полях работала, и столько лет этой вещице, а она все как новая. Последнее время, правда, лежит без дела. 98 лет все-таки, возраст. Я понимающе кивала, а в голове трещал по швам шаблон: как вещь, созданная в эпоху индустриализации, в стране, где не было секса, может выглядеть настолько соблазнительно? (Agent Provocateur нервно пощелкивает хлыстом в сторонке.)

Как вещь, созданная в стране, ГДЕ НЕ БЫЛО СЕКСА, может быть настолько СОБЛАЗНИТЕЛЬНОЙ?

Бабушкин подарок попал в струю. Ретросексуальность стремительно набирает обороты, проникая в масс-медиа, рекламу, кино и сериалы. Американский Mad Men и его стилисты превратили девушку-гитару Кристину Хендрикс в секс-символ декады, обеспечив массовую популярность утягивающему белью, корсетам и приталенным платьям — это заметно по ассортименту магазинов масс-маркета и по фотографиям в street style-блогах. Если раньше, чтобы найти чулки для пояса с подвязками и без силиконовой резинки, нужно было обежать пол-Москвы, то сейчас они доступны практически в любом бутике нижнего белья. Концепция «унисекс» сдает позиции не только на подиуме, но даже в парфюмерии. Классические ароматы знаменитых парфюмерных Домов всегда делятся на pour homme и pour femme, но сегодня и нишевые марки избегают слова «унисекс» в названии своих замысловатых творений. Модели-«гермафродиты», мальчики-девочки, которые были столь популярны в начале нулевых, исчезли с радаров, и теперь на подиуме вышагивают, спотыкаются, падают и поднимаются модели Victoria’s Secret, все как одна — секс-бомбы. Молодежной, унифицированной моды больше нет. Есть одежда для подростков (и то с натяжкой — моя миниатюрная подруга одевается в Zara Kids и не выглядит выпускницей детского сада) и сразу — наряды для женщин. Даже флагман креативно-хипстерской тусовки журнал «Афиша» публикует съемки белья в подчеркнуто сексуальном стиле — не странные, а красивые, где модель предстает в позах, характерных скорее для «плебейского» мужского издания, и не корчится в фэшн-спазмах.

Дальше — больше: портал adme.ru размещает подборку эротических открыток начала прошлого века, и некоторые из них выглядят как фото из инстаграма, состаренные с помощью специального фильтра. Художник Валерий Барыкин создает свои вариации советских плакатов — в стиле пин-ап. На его картинах сексапильная работница заводской столовой, демонстрируя трудовому классу призывное декольте, заверяет: «Культурно обслужим каждого посетителя». А красотка в красном — почти что Джессика Рэббит — на переднем сиденье пыльного автобуса, в окружении дачников и помидорной рассады, предупреждает: «Не отвлекайте водителя во время движения».

Едва ли не половина моих подруг в соцсетях занимается сальсой, танго, хастлом и прочим ча-ча-ча, где быть альфа-самкой просто не получится — нужно отдаться партнеру и позволить ему крутить и закручивать. Все разбились по ­парам, как на школьной дискотеке 1960-х. На летних танцплощадках в Парке Горького собирается куда больше посетителей, чем в ночных клубах столицы. Люди встречаются, влюбляются, танцуют. Все как в старые добрые.

Не женское дело

Вторая половина XX века ушла у женщин на то, чтобы доказать, что мы не хуже мужчин. Право имеем, работаем усерднее, машину водим аккуратнее, курим, выпиваем, носим брюки, растим детей в одиночку (и хорошие дети вырастают!), занимаемся наукой и получаем Нобелевские премии. Мужчины как бы ни при чем. По крайней мере, играть первые роли им уже не предлагают. Стремясь поставить знак равенства между мужчиной и женщиной, общество не остановилось на правах и свободах, а шагнуло дальше — в область имиджа, красоты и сексуальности. Женщины начали выглядеть как мужчины, одеваться по-мужски, вести себя напористо, жестко и бескомпромиссно, как образцовые вожаки стаи. Я лично за женщин только рада — все-таки права и свободы лишними не бывают, а маскулинизация, внутренняя и внешняя, прекрасной половины человечества — это так, мелочи, кризис роста. Но вот сильному полу в сложившейся ситуации не позавидуешь. И если раньше массовая культура предлагала мужчине наглядный пример того, каким он должен быть (защитником, кормильцем, образцом для подражания, космонавтом, шахматистом, интеллигентом — нужное подчеркнуть), то сейчас образ идеального мужчины размазан тонким слоем по отфотошопленным портретам Джорджа Клуни, Райана Гослинга и Романа Абрамовича — то есть людей богатых и знаменитых. Других характеристик у идеального мужчины по большому счету нет. Мой приятель на вопрос, почему он никак не подойдет к девушке, по которой уже который месяц сходит с ума, ответил: «Она такая... независимая». И тяжело вздохнул. Лозунг «Я сама!» обескуражил представителей сильного пола, они обзавелись неврозами, неуверенностью, страхами и обидами.

Дорогие мужчины, у меня хорошие новости: женщины переели равноправия до тошноты. Поняли, что разными быть интереснее, что мужчины с Марса, а женщины с Венеры, мы никогда не сможем до конца понять друг друга — разве что почувствовать, — но это не ущемляет ничьих достоинств. Психолог Ольга Рожкова сравнивает женщин с вишней, а мужчин — с грецким орехом. Она — податливая, привлекательная, сочная снаружи, но держится на крепкой косточке. Он — покрыт броней, но внутри мягкий насквозь. Когда туман феминизма (в худшем смысле этого слова) рассеялся, женщина вспомнила о своей «вишневой» природе, и расцветшая за последние годы ретросексуальность — лишнее тому доказательство.

Сексуальная автономия

Женская привлекательность — хвала эволюции! — перестала быть делом сугубо государственным, призванным повысить рождаемость в стране. Каких-то три поколения назад жизненный план женщины был строго расписан буквально по годам: до 12 она девочка, дальше — отроковица, до 20 может в девках походить, но не позже 25 обязана выйти замуж и обзавестись детьми — чтобы остаться в образе жены и матери навечно. Вернуться на прежний уровень, сменить социальную роль родительницы на уже отыгранную «обаятельная, привлекательная, все мужчины от меня без ума» было почти невозможно. В то время Шэрон Стоун, Деми Мур и Мадонна, разменявшие шестой десяток, могли бы появиться на обложке журнала разве что в окружении детей и внуков — как супербабушки, которые в молодости, конечно, были ого-го, но уже вышли на финишную прямую. Представить, что кто-то из них в пенсионном возрасте все еще входит в списки самых сексуальных женщин мира, снимается ню, меняет юных любовников, как перчатки, было невозможно. Сексуальность ассоциировалась исключительно с молодостью.

Но если начистоту: что 20-летние знают о сексе? Нынешний секс-символ — Моника Беллуччи — вот-вот отпразднует полувековой юбилей. В жизни итальянская дива наверняка носит джинсы с кедами и периодически мечтает постричься под ноль (девушки с длинными волосами ее бы не осудили), но на экране и в объективе фотографов она — воплощение женственности и успешно транслирует эту идею всему миру. Век моделей стал длиннее. Теперь умами владеют не юные старлетки, а взрослые, опытные, уверенные в себе женщины. И логичным образом в моду вернулось то, что подходит именно им, а не подросткам.

Женщина КАК ВИШНЯ, податливая, привлекательная, СОЧНАЯ СНАРУЖИ, но держится на крепкой косточке

У этого явления есть и другая сторона. В прошлом году в интернете тысячи репостов и возмущенных отзывов собрал фоторепортаж о школьных выпускницах. На снимках красовались девицы, по виду — не первой молодости, одетые в лучшие коллекции восставшего из ада «Черкизона» и местами напоминающие «ассортимент» злачных притонов Таиланда. Сексуальность, доведенная до абсурда, вызвала смех и горькие думы о судьбах родины, но вряд ли кого-то возбудила. Несколько лет назад американский писатель Том Вулф произнес в своей Джефферсоновской лекции: «Отношение молодой женщины к своей сексуальной активности, так же как и впечатление, которое составляют о ней окружающие, перевернулось на 180 градусов за одно поколение. Было время, когда самая ужасная шлюха придерживалась девственного и целомудренного вида. Сегодня же самые девственные и целомудренные студенты хотят создать видимость сексуальной активности». Пока взрослые женщины наслаждаются внезапной эмоциональной свободой, а реклама и масс-медиа стараются им угодить, заполняя информационное пространство откровенными картинками/кадрами/текстами, молодая поросль пытается подражать, соответствовать и казаться старше. И если раньше студенты начинали курить, чтобы создать видимость взрослости, сейчас — носят сексуальную одежду, вызывающую диссонанс между внешним и внутренним.

Мысль о том, что секс сегодня — дело частное (хотя российское государство не оставляет попыток ворваться в спальни граждан, чтобы подержать свечку), греет тело и душу. У нынешнего поколения женщин есть серьезное преимущество перед их бабушками: то, что раньше происходило на интуитивном уровне (да, моя бабуля купила то сексапильное боди, но сама не понимала почему), сейчас может быть осознанным. Никто не осудит и не пристыдит.

«Я, если честно, вообще не представляю, как женщины жили, скажем, в Викторианскую эпоху или советское время — без информации, возможности высказаться, покрасоваться в красивом белье перед зеркалом, в конце концов, — говорит моя подруга Оля. — Это не для мужчин делается, а ради себя. Я регулярно покупаю комплект какого-нибудь кружевного разврата, независимо от того, встречаюсь с кем-то или нет. Это нужно мне, моему личному сексуальному желанию, которое горит внутри и, кстати, притягивает мужское внимание сильнее, чем кричащее мини или жеманное кокетство». Американский психолог и социолог Энтони Гидденс писал, что итогом сексуальной революции стала «пластическая сексуальность» — освобожденная от давления культурных норм, не связанная напрямую с деторождением, переставшая быть только инстинктом. Появилась «женская сексуальная автономия», привлекательность превратилась в личный ресурс, способ самореализации. Теперь быть секси — не обязательно полезно, но, безусловно, очень приятно.

Трудно предугадать, куда повернет вектор сексуальности в будущем. По мнению профессоров Пенсильванского университета, в мире осталось всего два универсальных критерия женской привлекательности: соотношение объемов талии и бедер и общий вес тела — и то и другое должно сигнализировать: объект жив, здоров и благополучен. Ближе к природе, назад к инстинктам. Но я бы добавила к списку ученых ту самую «вишневую косточку» — уверенность и стойкость. Ну, и что-нибудь, удачно подчеркивающее соотношение объемов талии и бедер.


Подпишитесь на нашу рассылкуРассылка ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE
Поздравляем!
Вы успешно подписались на рассылку ELLE Decoration
Извините, произошла ошибка!
Попробуйте еще раз
Поздравляем!
Вы успешно активировали свою учетную запись и теперь можете использовать все преимущества Women's Network
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно.
Добро пожаловать!
Регистрация прошла успешно. К сожалению, данный аккаунт не активен. Активируйте его по ссылке в письме. Также вы можете создать новый аккаунт.